Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«На карантине готовили с женой бефстроганов. Дальше будет борщ». Понсе — о «Спартаке», русском языке и рестарте РПЛ

«На карантине готовили с женой бефстроганов. Дальше будет борщ». Понсе — о «Спартаке», русском языке и рестарте РПЛ

Бефстроганов, коронавирус, Федун

— Пару дней назад объявили, что чемпионат и Кубок России все-таки будут доиграны. Как вы к этому отнеслись?— На первом месте должно оставаться здоровье как спортсменов, так и всех, кто связан с футболом. И надеюсь, все будет хорошо. Рад, что сезон будет возобновлен. Мы постараемя достойно выступить в оставшихся матчах и сделаем все, чтобы оказаться в еврокубках в следующем сезоне.

— Как провели эти два месяца самоизоляции? Латиноамериканские игроки «Спартака» ведь решили не улетать домой.— Да, мы решили остаться в России на время пандемии, потому что не родину вернуться было нельзя. Самоизолировались по домам, как и распорядились российские власти. Я живу тут с женой и сыном. Почти все время находимся дома, но я в обязательном порядке выполняю все тренировочные программы, которые присылают наши тренеры.

— А почему не смогли вернуться? Границы уже были закрыты?— Ну, во-первых, нам лететь гораздо дольше, чем парням-европейцам. Во-вторых, мы приняли такое решение, чтобы минимизировать контакты с другими людьми. Мы сидим дома с женами и детьми. Для их и нашей безопасности лучше было остаться, чем совершать длительный перелет с пересадкой, прохождением границ, досмотров и так далее.

Риск заражения возрос бы многократно. А так эти почти уже два месяца самоизоляции прошли нормально.

— В Китае после снятия карантина выросло число разводов.— Это точно не про меня. Очень люблю свою жену и сына и наслаждаюсь временем, которое мы можем провести только втроем. Все прекрасно, у нас отличная семья.

— Как ваши родные в Аргентине?— Родители и сестры в порядке. Все хорошо. Аргентина сейчас потихоньку выходит из карантина. Надеюсь, в России мы скоро тоже сможем жить нормальной жизнью.

— Из футболистов РПЛ коронавирус нашли у Джефферсона Фарфана. Но в «Спартаке» заболел Леонид Федун.— Когда это случилось, нам сообщили в командном чате. Парни записывали владельцу видеосообщение со словами поддержки. У меня этого сделать не получилось в силу незнания языка, так что воспользуюсь этой возможностью сейчас через ваше издание. Надеюсь, он прочитает мое интервью! Хочу выразить мистеру Федуну свою поддержку и пожелать скорейшего выздоровления и возвращения.

— Если сезон доиграют, слетать в Аргентину не получится — летнего отпуска не будет. Это расстраивает?— Воспринимаю это как должное. Ситуация неординарная, думаю, это все понимают. Сейчас нужно поскорее набрать форму, работать на благо команды. У нас будет очень много игр на коротком отрезке, а потом — да, без паузы срану новый сезон. Но все в равном положении.

— Сколько примерно вы тренируетесь в день? Занятия проводят тренеры по физподготовке, или Тедеско тоже?— Основная работа ведется с тренерами по физподготовке. Также и с главным тренером были занятия. Все делаем через Zoom, через который общаемся и с вами. Продолжительность онлайн-занятий у нас 1-1,5 часа ежедневно, плюс выполняю ту индивидуальную программу, которую присылают тренеры. В общем, делаем все, чтобы как можно быстрее и легче прошла адаптация к групповым занятиям.

— Часто ли общаетесь с также оставшимися в России Айртоном и Лоренсо Мельгарехо?— Да, постоянно на связи. Айртон вообще живет недалеко от меня. Как и я, парни с нетерпением ждут возможности возобновить нормальные тренировки.

— Как проходит ваш обычный день на карантине?— Прежде всего, стараемся избегать рутины — постоянно что-то придумываем, чтобы новый день не был похож на предыдущий. Просыпаемся, завтракаем, потом провожу время с сыном, которому пошел второй год — играем или чем-то еще занимаемся. Я люблю готовить сам или помогать жене. Опять же, кино можно посмотреть вместе. В общем, не скучаем — в изоляции довольно весело.

— В год дети уже ходят. Мяч сыну даете?— Да, но пока одному ему с мячом играть не получается. Только с помощью папы.

— Вы сказали, что любите готовить. Какое коронное блюдо у Эсекьеля Понсе?— Ну, на самом деле, я еще начинающий повар. Так что в основном помогаю жене. Недавно вот делали бефстроганов — очень вкусно получилось. Готовим много, но есть стараемся не слишком часто, чтобы поддерживать форму и как можно лучше влиться в тренировочный процесс с командой.

— Что еще освоили из русских блюд, помимо бефстроганова? Борщ?— Да, про бефстроганов я знал. Как оказалось, готовить его совсем не сложно. А что касается борща, думаю, это следующий этап нашей кулинарной практики.

Конкуренция в атаке, Кубок

— Обидно, что пауза случилась почти сразу же, как только «Спартак» набрал весной отличный ход?— Конечно, обидно. Команда была на подъеме, поймала игровой ритм. Нам очень нравилось то, что давал тренер, подтверждение тому — три победы в четырех играх. Да и в матче с «Краснодаром» до конца было неясно, кто победит. Но у нас не было выбора кроме как принять случившееся. Теперь же, как я уже говорил, важно как можно скорее вернуть мартовскую форму.

— А в чем был секрет такой игры в марте: физика на первом сборе, тактические тонкости Тедеско, что-то еще?— Думаю, это комплексная причина. И физподготовка, и тактика, и идеи в каждом матче, которые мы стараемся четко выполнять. Надеюсь, за два месяца паузы мы не растеряем все это, а продолжим удачно выступать и летом.

— Вы упомянули, что стараетесь ограничивать себя в еде. На сколько процентов своей мартовской формы вы сегодня ощущаете себя физически?— Ну, в процентах высчитать не смогу, но благодаря домашним упражнениям и нашим тренерам по физподготовке, уверен, потеряем форму не так сильно. Поначалу было сложно адаптироваться под работу из дома, но сейчас уже привыкли. Больше всего не хватает работы с мячом. Все-таки футбол — это командная игра. Сравнить то, что делаем дома, с нормальной тренировкой, конечно, нельзя. Так что физически потеряли не сильно, а вот взаимодействия нужно будет налаживать.

— Остаток сезона по сути превратится в отдельный турнир, который пройдет без зрителей, журналистов и с минимальным количеством людей вокруг поля.— Конечно, непросто выступать в такой обстановке. Единственное, что мы можем — постоянно помнить о миллионах болельщиков, которые будут болеть за нас дома, смотря игры по ТВ. Сделаем все возможное, чтобы доставить радость в их дома своими играми и победами, чтобы в это непростое время у них было как можно больше положительных эмоций.

— Какой матч из уже сыгранных в текущем сезоне вы назвали бы самым крутым?— Безусловно, это кубковое дерби. Игра получилась сложная, эмоции зашкаливали, причем, как положительные, так и отрицательные. В итоге все для нас сложилось хорошо, мы выбили из турнира принципиального соперника. Пожалуй, пока это самый крутой матч для меня.

— А какой был самым неудачным?— По большому счету, все начало сезона было неудачным как для меня, так и для команды. Но самый плохой матч был, наверное, с «Динамо». Меня удалили. Я не сумел помочь команде и очень расстроился.

— Форварды не так часто получают красные карточки. Как у вас получилось дважды за сезон удалиться именно в дерби?

— Не скажу, что я жесткий или, тем более, жестокий футболист. Просто всегда стараюсь идти до конца, чтобы принести максимальную пользу команде. Например, в кубковом дерби с ЦСКА вообще ничего не было! Несколько раз пересматривал тот эпизод. Не думаю, что заслуживал там второй желтой карточки. Вообще, думаю, в России футбол достаточно силовой. И если соперник навязывает тебе жесткую силовую борьбу, то по-другому ты играть не можешь. Если будешь убирать ноги, не идти в стыки, то ничего не добьешься.

— А кто из защитников в РПЛ самый жесткий и неуступчивый?— Я никогда не закицливаюсь на именах тех, против кого играю. Концентрируюсь на своей игре, установках тренера, чтобы быть максимально полезным команде. Могу разве что назвать всю линию обороны. Это «Зенит» — там опытные защитники, играть против них было сложно и интересно. А лучшие защитники РПЛ — наши, спартаковские.

— Как вам играется с Соболевым и Ларссоном? По сути, с Соболевым ваши амплуа похожи, а с Ларссоном — дополняют друг друга.— Непросто ответить на этот вопрос. Мне нравится играть со всеми — и Соболев, и Джордан… Вы, кстати, забыли еще Мирзова, который может сыграть в атаке. У всех них есть свои сильные качества и особенности. Надеюсь, мы доставляем тренерам немало головной боли при определении стартового состава. Всю неделю я стараюсь упорно работать и доказывать, что достоин выйти в основе на очередную игру.

— За почти год, что вы в России, что удивило в нашем футболе больше всего?— Прежде всего, это интенсивность матчей. Ни в одной игре не было такого, чтобы команды взяли паузу, чтобы затянулась позиционная игра. Тут все время игра на переходах: либо бежишь в атаку, либо возвращаешься отрабатывать в защите. Это подразумевает высокую физическую нагрузку на каждого. Никто не хочет уступать и борется до конца.

— Главная цель в сезоне после возобновления — это?— Конечно, хочется забить как можно больше голов и максимально помочь команде подняться повыше в таблице. И, если бог даст, поднять над головой Кубок России. Вот такие две цели на оставшиеся матчи.

Трансфер из «Ромы», русский язык

— Недавно «Ньюэллз» обратился в CAS по поводу вашего трансфера в «Спартак» из «Ромы». Как отреагировали на это? Возможно, уже общались с кем-то из аргентинского клуба?— Из «Ньюэллза» никто не связывался ни со мной, ни с моим отцом, который является моим агентом. Я читал об иске в CAS в новостях, знаю, что аргентинский клуб на что-то претендует. Но я игрок «Спартака» и полностью уверен в серьезности и солидности клуба, за который выступаю. Делаю свою работу, чтобы помочь моей нынешней команде, а остальные дела меня вообще не касаются.

— «Спартак» объявил, что расстанется с Шюррле и Мельгарехо.— Это отличные парни, хорошие товарищи. Рад, что познакомился с ними и играл в этом сезоне. Решение клуба нужно уважать: если «Спартак» так делает, значит, так будет лучше для клуба. Судьба футболиста такова, что сегодня ты здесь, а завтра можешь оказаться на другом конце света. Так что будем играть и строить новую команду без Андре и Лоренсо.

— Получается, из вашей латиноамериканской тусовки останетесь только вы и Айртон. Не заскучаете, когда будет не с кем поговорить на родном языке?— Я немного учу русский, английский понимаю. Если еще пару-тройку лет в России поиграю, надеюсь, русский подтяну.

— К чему было сложнее всего привыкнуть в России, помимо языка?— К холоду. У вас очень-очень холодно! Но помимо этого есть много приятных вещей. Это русская культура, кухня, качество жизни. Москва — прекрасный город, особенно в плане безопасности. В Аргентине такого и близко нет. Тут я могу не беспокоиться за себя и свою семью. «Спартак» — великий клуб, в котором мне все очень нравится. Та забота и нежность, с которой к нам относятся, поражает.

— Вы живете за городом. Что кроме Красной площади и Большого театра видели в Москве?— В последнее время нечасто получалось выбраться в город. А вообще интересных мест много, правда, не все знаю, как называются. Нравится Арбат, Москва-Сити, множество ресторанов, которые порекомендовал бы друзьям, шопинг-центры и так далее.

— Вы всегда выглядите расслабленным. Интервью это или момент, когда вас удаляют с поля. Для латиноамериканцев это редкость.— В повседневной жизни стараюсь всегда оставаться как можно спокойнее. Устанавливать мир и спокойствие внутри себя. Что касается футбола, то когда тебя удаляют, уже нет смысла ругаться и спорить. Во-первых, я аргентинец, а судья — русский. Что я ему скажу? Он все равно не поймет. Во-вторых, разве судья хотя бы когда-то отменял свое решение? Раз уж показал красную карточку, то не отменит ее. Но не соглашусь с вами, что я неэмоционален в игре. Наоборот, своими эмоциями стараюсь заряжать и себя, и партнеров. Всегда эмоционально праздную голы. Такая форма поведения на поле мне нравится.

— Что нужно для счастья аргентинцу, кроме калабаса с мате?— Семья, конечно же — это самое важное. Считаю, что семья — это один раз и на всю жизнь. Когда я со своими близкими, то абсолютно счастлив. Ну и второе — это футбол. Это моя профессия, увлечение, большая часть моей жизни. Стараюсь наслаждаться каждым днем — будь это тренировка или матч. Понимаю, что все это ненадолго. Карьера футболиста коротка, и нужно получать от нее удовольствие.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх