«Стараюсь не загоняться, когда меня хвалят или ругают». Интервью Аскарова — главного русского героя драфта НХЛ-2020

«Стараюсь не загоняться, когда меня хвалят или ругают». Интервью Аскарова — главного русского героя драфта НХЛ-2020

Главный русский герой драфта НХЛ-2020 — это Аскаров. Вратарь СКА был выбран первым из россиян — «Нэшвилл» забрал его под 11-м номером. Ярослав установил рекорд среди российских голкиперов — еще никогда их не выбирали так высоко на драфте. Уже сейчас многие эксперты и скауты сходятся во мнении, что Аскаров станет одним из лучших вратарей НХЛ.

— Сильно нервничали прошлой ночью?— Не сказать, что сидел спокойно, все-таки немного переживал. Было волнительно — интересно же узнать, кто выберет. До конца не было понятно.

— Смотрели с семьей?— Да, все вместе смотрели. Родители тоже переживали. Хотя тоже, как и я, говорили, что все нормально, что они не волнуются.

— Вы ставили себе какую-то планку: быть выбранным в топ-10 или просто в первом раунде?— Нет, не ставил. Просто понимал, что скорее всего выберут в первом раунде. Рассчитывал на это.

— Подозревали, что «Нэшвилл» вас заберет?— Полным шоком это не стало. Разговоры с руководством «Нэшвилла» были, но до конца уверенности у меня не было. Уже когда к 11-му номеру подошли, то появились мысли: «Вот сейчас, наверное, пришла моя очередь». И когда объявили мою фамилию, я был очень счастлив и приятно удивлен. Никто же не обещал, что возьмут меня.

— Как давно вы начали общаться с «Нэшвиллом»?— Еще в течение прошлого сезона начали. Но разговоры были со многими клубами.

— Был ли какой-то момент, когда «Нэшвилл» чаще стал звонить и интересоваться вами?— Таких команд было несколько, не могу выделять какую-то одну. Плюс-минус ряд клубов вели себя одинаково. Поэтому до конца и не было понятно, кто меня выберет на драфте.

— Могли бы назвать эти команды?— А зачем?

— Была ли в их числе «Оттава»? Перед драфтом писали, что «Сенаторз» хотят вас под пятым номером взять.— Да, такое писали, но мне никто из «Оттавы» не звонил в последние дни. Я об интересе этого клуба узнал из новостей.

— Вы общались со всеми командами НХЛ?— Практически со всеми. Может быть, только пара клубов не обращалась.

— Василий Подколзин в прошлом году рассказывал, что в «Вашингтоне» у него спрашивали: «Умеешь ли ты петь?» Какие вам необычные вопросы задавали?— Было много психологических вопросов. Так уже не вспомню, но было много всего. И на неудобные вопросы приходилось отвечать. Наверное, все это сделано для того, чтобы проверить мою стрессоустойчивость. Может быть, в силу того, что разговаривали на разных языках, мне в некоторых моментах было сложно.

Бывало, что переводчик неправильно переводил, и из-за этого возникало недопонимание.

— Специально готовились к таким вопросам?— Нет, как-то по факту соображал и отвечал. Что приходило в голову, то и говорил. Если были необычные вопросы, старался на них и небанально ответить.

— Умилило ваше признание, что вы обожаете торт «Муравейник». Что за выбор такой?— Нам прислали анкету на почту за пару дней до драфта. Там был вопрос: «От чего вы не можете отказаться? Чего много едите?». Я попытался ответить забавно, что-то сказать необычное, что вряд ли будет у других ребят.

— Удивительно было, что при наличии такого количества крутых русских вратарей вы сказали, что в детстве фанатели от Джонатана Куика.— Так вопрос про детство был же.

— Но в вашем детстве и Набоков, и Брызгалов играли.— Как-то не привлекли меня так сильно, как Куик. Я тогда смотрел на хоккей другими глазами, глазами ребенка.

— Чем же Куик вам так запомнился?— Он очень красиво играл, выступал на публику. Все эти шпагаты, шикарные сэйвы. Это была игра на зрителя. Когда только начинал, меня очень привлекал именно такой стиль.

— Сейчас стремитесь к такой игре?— Нет. Хоккей изменился, а эта игра не совсем рациональная. Мы же видим, что сегодня такой хоккей не приносит успехов «Лос-Анджелесу».

— Когда писала сегодня текст о вас и «Нэшвилле», пришла к выводу, что ни одному русскому вратарю в истории не прочили такой карьеры, в вас безгранично верят буквально все. Это может мешать или, наоборот, окрыляет?— Я стараюсь просто не загоняться по этому поводу. Когда ты играешь хорошо, то тебя хвалят. Как только ты проводишь неудачные матчи, то сразу говорят, какой ты плохой. Несмотря на то, что я еще немного играю, у меня в карьере такие моменты случались. Поэтому я просто не придаю значения этим словам, этим текстам и всему остальному.

— Вы привыкли к повышенному вниманию к вашей персоне?— Да, в этом плане полегче. Я намного увереннее теперь даю интервью, чем раньше. Уже даже не волнуюсь. Слова проще складывать в предложения. Так что я привык.

— Многие убеждены, что вам нужно стать первым номером в СКА и только после этого ехать в НХЛ. У вас сейчас именно такая цель?— На данный момент у меня задача закрепиться в основном составе СКА. А там уже дальше посмотрим.

— С Яковым Трениным теперь будете лучшими друзьями?— А мы даже толком не успели познакомиться, у нас только одна совместная тренировка была. Этого мало, чтобы начать общение. Но, думаю, мы все наверстаем.

— Вас, кстати, из игроков «Нэшвилла» кто-то поздравлял?— Честно говоря, еще не все сообщения прочитал. Но пока что не видел поздравлений. Может, из других команд ребят поздравляли.

— Амиров сказал, что ему писали Таварес, Нюландер, Марнер, Спецца.— О, молодец! Могу за него только порадоваться.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх