Свежие комментарии

  • Екатерина
    Судя по нaстроениям избирaтелей в бюллетень придется добaвить грaфу "Только НЕ ЗА ЕДИНУЮ РОССИЮ"Вяльбе собирается...
  • кузнецов владимир
    и вот такие милоновы сидят у нас в руководстве страныМилонов — о транс...
  • Анатолий
    хрень какая то, то он правильный, то ждет приглашения на базар. Всегда в жизни кого то предаютКовтун: «Решил по...

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова

Михаил Вилков долгое время был самым узнаваемым судьей России, но теперь его карьера закончена — после серии ошибок в матче «Локомотив» — «Ростов» 41-летний судья был пожизненно отстранен от работы на любых играх.

Уже по ходу текущего сезона Вилкова отстраняли временно. Он не обслуживал матчи РПЛ на протяжении девяти туров после игры «Рубина» с «Краснодаром» (1:3), которая состоялась 17 октября. Отбыв почти трехмесячную дисквалификацию, Вилков вернулся, отработал кубковый матч «Химки» — «Крылья Советов», но после возвращения в РПЛ снова не справился. Из-за того, что Вилков находился на испытательном сроке, этот неудачный матч означал для него завершение карьеры.

Перед возобновлением сезона Вилков дал Sport24 большое интервью: рассказал о готовности вернуться к работе и о том, как он пережил тот матч «Рубина» с «Краснодаром». А еще признался, о чем мечтает каждый арбитр.
h2. «Краснодар» — «Рубин», отстранение, Слуцкий

— Михаил, как вы? Как повлияло на вас отстранение от судейства?
— Чувствую себя хорошо. Отдохнувшим, набравшимся сил, подготовившимся к сезону. Нормативы все сдал.

— Когда и как узнали о возвращении к работе?
— В декабре, после завершения первой части чемпионата позвонил Виктор [Кашшаи], сказал серьезно готовиться.

Сказал, что я нужен ему. Я в принципе предполагал, что наказание не должно затянуться надолго. Так что был готов.

— А помните день, когда получили отстранение?
— Я узнал о нем из газет.

Гендиректор «Рубина»: «Наша цель — не переигровка матча с «Краснодаром». Хотим получить оценку действий Вилкова» ЭСК РФС признала ошибки в действиях Вилкова в матче «Краснодар» — «Рубин», но результат игры не будет аннулирован

— Из газет? Неужели никто из руководства не позвонил?
— Так я уже все понимал. Из газет я просто узнал решение департамента судейства и все. Потом, после Нового года я встречался с Ашотом Рафаэловичем [Хачатурянцом]. Пообщались чисто по-человечески. Он сейчас больше стал уделять внимание не только коллективным беседам, а еще и индивидуальным. Часто общается с ребятами, пытается понять нас изнутри.

— А что тогда чувствовали?
— Хорошего в моем состоянии было мало. Но, в принципе, все это ожидалось. Ошибся — получи наказание. Уже после игры [«Краснодар» — «Рубин»] я осознавал, что совершил ошибку и к чему она приведет. Вопрос был в том, насколько долгая будет дисквалификация и во что она выльется. Надо достойно принимать ошибки и наказание. У меня было время все это переосмыслить и понять природу своей ошибки.

— И что поняли? Как вообще все было — расскажите.
— Осознание того, что произошло, пришло только в перерыве. Почувствовал, что мы сделали что-то не то. Пришлось выкручиваться из-ситуации. Трудно передать свои чувства тогда. Но для себя я эту страницу перевернул, не хочется возвращаться. Сейчас молодым ребятам лишний раз повторяю: не нужно торопиться, лучше лишний раз взять паузу, если что-то чувствуешь. Спешки ведь никакой нет. Да, мы стараемся ускорить процесс просмотра ВАР, но технике не всегда так быстро удается проверить эпизод — ракурс не тот или еще что-то. Не всегда сразу получается добраться до истины.

— Что вас ждет отстранение, тоже поняли уже в перерыве?
— Нет. После игры обычно к судьям приходит представитель команды — подписывать электронный протокол. А в тот день очень долго не было представителей «Рубина» — часа два. Позже нас оповестили, что клуб будет подавать протест.

— Почему тогда сразу не признали свою ошибку?
— Мы сразу после матча понимали и знали, что это была ошибка. Я ее признал, просто не сразу.

— Что мешало сделать это раньше?
— Есть этический момент, по которому я не могу рассказывать о том, что происходило на двух заседаниях КДК. Хотелось бы оставить все это внутри меня. Это все не для общественности. Плюс не хочу заново поднимать всю эту волну.

Вилков заявил, что дал ложные показания КДК по матчу «Краснодар» — «Рубин» Уткин: «КДК покрыл ложь Вилкова и выпустил судью-обманщика работать дальше»

— Как бы то ни было, Хачатурянц тогда говорил, что расстроен вашей ложью (Вилков признался, что вводил в заблуждение КДК — Sport24).
— А кому будет приятно, что вообще такие ситуации случаются?

— Читали слова Слуцкого после той игры?
— Конкретно после этой игры нет, но знаю, что Леонид Викторович недолюбливает нашего брата. Может, у него исторически сложилась эта антипатия к судейству, к судьям, к конкретным людям, поэтому он так бурно реагирует.

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова
(rubin-kazan.ru)

— Поняли решение «Рубина» после той игры?
— Возможно, Леонид Викторович хотел насолить. Может, просто хотели привлечь внимание.

— Вы за то, чтобы вернуть штрафы за критику судей?
— Нет. А какой смысл? Есть люди, которые готовы платить эти штрафы бесконечно. Были случаи, когда человек приходил и говорил: «Вот, возьмите с меня штраф, но я все равно скажу». Тут вопрос в другом. Комментировать и рассуждать о судействе должны люди, которые в нем разбираются, знают элементарные правила. А сейчас мы видим, что любой человек, который даже в футбол не играл, обсуждает судейство и иногда не стесняется в выражениях. Это то же самое, что в клубе должны работать люди, которые имеют или имели непосредственное отношение к игре. По крайней мере, в большинстве своем. Поэтому штрафы — не панацея. Хочется, чтобы нас оценивали более профессионально. Даже те же комментаторы. Да, я знаю, что для них РФС проводит семинары, объясняет тонкости работы ВАР, рассказывает о новых трактовках тех или иных правил. Но иногда смотришь по телевизору матч и удивляешься, когда комментатор на ровном месте поджигает тему, которая выеденного яйца не стоит. Потом эту тему подхватывают другие журналисты и образуется большой ком.

«Зенитовский» судья, хейт, фаны «Спартака»

— Вы же понимаете, что в этом интервью будут и не самые приятные вопросы. Переживаете?
— Я уже не в том возрасте, чтобы переживать.

— Не считаете, что в последнее время вы как магнит притягиваете неоднозначные ситуации?
— Я не знаю такого судьи, который все матчи в своей карьере отсудил чистенько и гладенько. Судейские ошибки — это неизбежный процесс и часть игры. У футболистов тоже бывают грубейшие ошибки. Но это все несильно освещается. А арбитр — это человек, от которого зависит судьба матча и от которого все ждут идеального судейства. Но все мы люди. Человеческий фактор есть везде. Конечно, мы — судьи стараемся минимизировать свои ошибки. Сейчас нам и ВАР в помощь. Понимаете, никто специально не будет ошибаться. Мы судим, как видим. Это совсем не простой процесс.

— А если все-таки про вас лично?
— Я считаю так: все мы судим одинаково, но кому-то фартит больше, а кому-то чуть меньше. Бывает, что кто-то побольше судит топ-матчей, а кто-то — матчи, менее освещаемые со стороны СМИ. С учетом моей прописки (Нижний Новгород — Sport24) мне часто достаются игры Питера с Москвой. Иногда некоторые матчи еще до начала несут в себе скандал. Я не первый год в профессии, поэтому отношусь ко всем ситуациям спокойно. Я спокойно воспринимаю обоснованную критику. Иногда случаются моменты, которые могут обсуждать неделями, но так и не приходят к консенсусу — был судья прав или нет. И как бы ты ни поступил в таких моментах, кто-то все равно будет недоволен. Конечно, переживаешь, когда ошибаешься в громких матчах, о которых много пишут. Но всегда делаешь выводы, стараешься, чтобы такого не повторялось. Но это — наша жизнь, и от этого никуда не денешься. Нет такого судьи, который все свои матчи в карьере отсудил без двоек. Стараемся все это принимать, через себя это все пропускать и делать выводы.

— Как вы относитесь к тому, что вас называют «зенитовским» судьей?
— Спокойно отношусь. Просто стараюсь на это не обращать внимания, вот и все. Каждому устанешь объяснять, что это не так.

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова
(Александр Мысякин, Sport24)

— Нам объясните.
— Я уже сказал: так сложилось, что мне приходится судить много матчей Питера с Москвой. У команд часто бывают серии из побед или из поражений. То, что при мне «Зенит» чаще выигрывает, чем проигрывает, обычное стечение обстоятельств. Нет никаких завязок, привязок, только упрямая статистика. Возьмите, например, ситуацию Сереги Лапочкина — при нем «Спартак» всегда выигрывал. При этом он сам из Питера! Мы уже даже сами смеялись: «О, Лапочкин поехал на «Спартак», значит точно сегодня не проиграют». Не нужно искать в этой статистике какого-то подвоха, заговора. У меня наверняка с какими-то клубами поменьше тоже есть определенная статистика. Условная «Уфа», может, выиграла при мне всего 1 матч из 10. Просто на эти клубы обращается меньше внимания.

— Вы обслуживали матчи с участием «Зенита» 36 раз — больше, чем любую другую команду. Просто совпадение?
— Ну, не я же себя назначаю на матчи. Есть порядка 170-180 игр, основная масса — Питер против Москвы. У нас было время, когда судей с региона было всего 4-5 человек, и мы по несколько раз за сезон судили эти матчи. Это только лишь из-за этого. Плюс у нас много арбитров из Питера, которые не могут судить «Зенит», вот и все. В концовках чемпионата делают так, чтобы москвичи не судили «Зенит», чтобы не было всяких домыслов. Это нормальная практика. Прошлой весной я, кстати, достаточно продолжительное время не судил ни «Спартак», ни «Зенит». Сидишь себе тихо, никого не трогаешь, вдруг про тебя миллиардеры начинают говорить: мол, на матч можно не выходить, если Вилкова назначат.

— Как относитесь к таким людям? С улыбкой?
— Приятно, когда про тебя знают богатейшие люди страны. Я-то знаю, что никто не хочет специально кого-то обидеть. А вообще бывало много случаев. Например, с болельщиками «Спартака».

— Так.
— Все знают, что один из их любимых выездов — в Краснодар. Меня часто узнают, и приятного в этих встречах мало. Особенно, когда «Спартак» проиграет. Помню, летел как-то раз, и они все начали, как один: «Ой, это Вилков! Давайте выкинем его из самолета!». Хорошо, что рейс был ночной, и быстро все уснули. А когда приземлились в 5 утра в Москве, я быстро-быстро боком вышел, пока болельщики не проснулись, и пошел на пересадку на рейс до Нижнего.

— Как реагируете на хейт?
— А как тут можно реагировать? На провокации точно поддаваться не стоит. Один раз ехал в поезде из Казани в Нижний после матча «Рубин» — «Спартак». Мне показалось, что в вагоне, в котором было 36 мест, ехало человек 60. Все болельщики «Спартака» из ближайших регионов. Пока проводница проверяла билеты, «зайцы» разбежались по разным вагонам. А однажды начальник состава хотел высадить болельщиков «Спартака» за какие-то там шалости. Но руководитель их фан-движения сказал: «Снимешь одного поезда, мы весь поезд остановим, и дальше он не поедет». В итоге все мирно решилось, и все благополучно добрались до своих домов.

— Сам факт противостояния «Зенита» и «Спартака» — вы как его воспринимаете?
— Некоторые вещи с юмором. Недавно вот вышла знаменитая песня болельщика «Спартака» Дмитрия Назарова. Мы посмеялись. Сейчас ходим, семь питерцев и я, обедаем и ужинаем вместе, ходим в гости друг к другу. Нормально все. После одной из игр в Питере Шнур изменил свою песню «В Питере — пить» на «В Питере — пять». Тогда «Зенит» трижды разгромил «Спартак» — 5:0, 5:2 и 5:1. В шутку все посмеялись. В инстаграм также выкладывают видео.

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова
(Вячеслав Евдокимов, fc-zenit.ru)

— Вы есть в инстаграме?
— Стараюсь просто следить за всем. Болельщики после матчей выплескивают свое негодование на страницах соцсетей. Мы стараемся не использовать ни «Одноклассники», ни «Вконтакте», ни инстаграм. Вниманием и так не обделены.

ВАР, самый «сложный» игрок, карьера тренера

— На недавней пресс-конференции Виктор Кашшаи допустил полную отмену географического принципа при назначении судей на матчи. Обрадуетесь, если так случится?
— Уже в прошлом году, из-за ковида, некоторые судьи работали на матчах команд из своих городов. Не вижу ничего плохого в том, что московский арбитр судит матч московской команды с командой из другого региона. Еще Роберто [Розетти] хотел, чтобы судьи ФИФА были без привязки к городу. Я и сам считаю, что наши фамилии в матчах между «Зенитом» и московскими командами сильно примелькались. Нужны новые люди. Нам бы это было только в помощь. Хороший пример — Паша Кукуян. Великолепно отсудил «Зенит» — «Спартак». Паша вообще сильно прибавил в последнее время.

— Есть ли у вас какая-то нелюбимая команда? В том плане, что вы ее не любите судить?
— Ну, здесь больше не команда, есть стадион. Вот «Оренбург» играл в Премьер-лиге… Там то ли какая-то аура, то ли еще что-то. Заколдованное место! Создается впечатление, что поле становится еще меньше в размерах. Постоянно там происходят какие-то ситуации, многие судьи допускают ошибки. Не знаю, может, там сидит какой-то колдун…

А так, чтобы не было желания кого-то судить, — такого нет.

— С ВАР стало легче работать?
— Бывают сложные моменты, когда, например, мяч попадает в чуть отставленную руку стелящемуся игроку. Ты эту руку вообще не увидишь никак. Здесь ВАР как раз-таки в помощь. Плюс у любого судьи есть шестое чувство. Он чувствует, когда что-то не то. Некоторые решения — по той же желтой карточке — принимаются инстинктивно. Но когда не было ВАР, даже понимая, что что-то не то, ты не мог ничего сделать, потому что боялся ошибиться.

— Вы сказали про шестое чувство. А бывало, что вы еще перед игрой чувствовали — будет что-то не так?
— Конечно. Бывает, утром проснулся и сразу чувствуешь: «Ну, сегодня точно отсужу без ошибок». Чутьишко подсказывает. А бывает наоборот, когда день не задался с самого начала. К обеду наступает какая-то тревога, переживание. Стараешься эти мысли от себя гнать, но вот это шестое чувство подсказывает тебе, что нужно быть более сконцентрированным, более внимательным. И получается, что накачиваешь себя эмоциями еще до игры. Есть же немало историй, когда человек в последний момент решил не лететь на самолете, а этот самолет потом разбился. Это все чутье. У нас оно тоже есть.

— Арбитры — суеверные люди?
— Большинство — да. Так же как и большинство футболистов. У меня, например, есть своя примета. Перед выходом на игру всегда присаживаюсь «на дорожку» и стучу по дереву три раза.

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова
(Александр Мысякин, Sport24)

— Допустим, вы поняли ошибку по окончании игры. И что? Что у вас творится внутри?
— То, что ты ошибся, можно понять намного раньше. Условно, тебя ВАР зовет на 5-й минуте. Все, значит ты совершил ошибку, тебе двойка за матч. А еще вся игра впереди. Дальше пытаешься сконцентрироваться, сосредоточиться, чтобы окончательно не поплыть.

— А топ-матчам вроде «Спартак» — «Зенит» вы готовитесь по особенному?
— К любой игре в любом случае готовишься одинаково. Просто такие игры — это ажиотаж, большой интерес болельщиков, плюс в прессе вспоминают истории этих матчей. Есть блоги, где вспоминают, как этот арбитр судил эту команду, другую. И это напряжение чувствуется перед игрой, и дух этого матча все равно ощущается. От этого никуда не денешься.

— Было ли такое на вашей памяти, что врывались в судейскую с кулаками, с криками?
— Сейчас этот момент в принципе невозможен. Доступ туда запрещен. Даже начальник команды не приходит, пароли отдают через делегата, эти четыре циферки, и мы протокол сами подписываем. Но бывает, в культурной форме кто-то хочет задать какой-то вопрос, например, по поводу какой-то желтой карточки. Естественно, спрашивают сначала разрешение у делегата. Или просто хочет начальник команды зайти — поблагодарить, руку пожать. Почему нет? Сказать ему: «Нет, иди отсюда, не буду тебе руку жать»? Тоже бред. Нормальные человеческие отношения должны быть, вот и все.

— Раз уж заговорили про конфликты: Широков и судья Данченков. Следили за этой темой и что можете о ней сказать?
— Тему эту мы, конечно, видели, следили за ней. Это не красит наш футбол. Судьи не защищены от таких нападок. Бывает, такое случается на первенстве города или области. Тогда идут какие-то там отстранения на длительные сроки, большие штрафы.

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова
(Getty Images)

— Игорь Федотов готов был уже Широкова на бой позвать.
— Это один из способов хайпа. Не более того, мне кажется.

— Есть игрок, который, по вашему мнению, ведет себя безобразно? Вы выходите на поле и понимаете, что именно он сегодня получит желтую карточку.
— Мы готовимся к играм, знаем практически всех игроков, кроме новичков, которые только приехали играть в наш чемпионат. А от остальных примерно знаем, что ожидать. Мы анализируем игроков, смотрим тактики команд. Можно даже узнать, кто балуется симуляцией. Мы все это учитываем во время подготовки к матчу. Готовимся и на предматчевом инструктаже: знаем, допустим, кто много разговаривает. Манера поведения тренеров тоже нам известна. Мы проговариваем с резервным арбитром: это не допускается, этот разговаривает, к этому вообще не подходи, не провоцируй его. Все эти нюансы мы знаем. Если вернуться к вашему вопросу — самым неприятным футболистом был Вернблум. Это игрок «жди беды». Даже в простой игре он мог поджечь, поругаться с судьей, конфликт какой-нибудь завести, засадить как следует.

— А самый сложный тренер?
— Сейчас выделю троих — Федотова, Тедеско и Мусаева. Это три тренера, которые чаще всего удаляются, получают предупреждения. Они самые эмоциональные, кто часто ругается на судей. Нам лекциях нам объясняют, чтобы мы не позволяли такого поведения в свой адрес. Вот Юрий Палыч — он отходчивый. Да, бегает по технической зоне туда-сюда, заводит футболистов. Но он поругается-поругается, а потом быстро остывает. После матча зайдет: «Извините за мою излишнюю эмоциональность». Это тренер, это эмоции. Без эмоций не бывает результата. Когда я раньше работал детским тренером, мне тоже надо было порой подзавести команду, своими действиями дать импульс, толчок к более активным действиям.

— Вы работали тренером?
— Да, детским. Я же окончил педагогический университет. У меня 17 лет педагогического стажа. А мои дети становились бронзовыми призерами первенства России по мини-футболу.

— А клуб как назывался?
— У нас была команда мастеров «Крона» — у нее была дочерняя команда. Плюс я тренировал школу «Мещера» из Нижнего Новгорода. Такая у меня была тренерская деятельность. На мой взгляд, достаточно успешная.

— Как тогда получилось, что вы стали судьей?
— Я раньше играл в футбол. Потом поступил в институт. Тренировал детей параллельно с судейством. Когда попал в Премьер-лигу, понял, что совмещать нереально, потому что уезжаешь на 2-3 дня и дети недополучают полного внимания от тренера, когда он отсутствует. И я решил, что надо выбирать: либо тренер, либо судья. Тренировать детей — процесс непростой, особенно в России. Поэтому я в некоторой степени понимаю тренеров, который эмоционально действуют, потому что раньше сам эмоционально ребят заводил, подбадривал.

— Ваш коллега Илья Обломов, который ведет телеграм-канал о судействе, просил задать вопрос: «Играете ли вы сейчас в футбол на сборах? Так же забиваете по 15 голов в турнирах, как и раньше?»
— Я дважды лучший бомбардир турнира памяти Латышева. Хороший турнир. Его раньше в Москве проводили. В конце сезона собирались судьи СНГ и играли между собой. Практически все судьи — это бывшие футболисты. Это был очень значимый турнир для судей, подведение итогов, так скажем. Когда была система «весна-осень», мы в ноябре–декабре собирались, подводили итоги. Награждали лучших арбитров Высшей лиги, первой, второй. Вручались какие-то памятные призы. Играли в футбол — там такие зарубы были! Сейчас стараемся не играть на сборах, потому что травмоопасно. Были случаи, когда судьи получали травмы. К примеру, Коля Иванов, действующий на тот момент арбитр, получил однажды серьезную травму на турнире. У Игоря Егорова то же самое было. Понимая это, стараемся лишний раз не рисковать. Хотя с детьми во дворе в принципе можем в дыр-дыр поиграть.

— Кто из нынешнего судейского состава лучше всех играет в футбол?
— У нас сейчас много бывших футболистов: Безбородов, Кирилл Левников. Алексей Еськов тоже хорошо играет. Думаю, мы могли бы даже создать команду и где-нибудь на КФК успешно выступать, показали бы хороший результат.

Кадыров, социальные сети, лишний вес

— Специфика вашей работы такова, что судей ругают почти все. Как пережить это давление?
— Тут все дело в том, что в Премьер-лигу попадают только люди, сильные духом. Ранимые, которые ломаются под давлением, эмоционально неустойчивые — они пораньше сходят с дистанции, не доходя до Премьер-Лиги. Это естественный отбор.

Надо понимать, что сейчас только ленивый что-то плохое не скажет в адрес судьи. Зачастую смотришь: в спортбаре сидят люди, и они ведь футболистов не ругают, только судей. Не дал карточку, штрафной не назначил, еще что-то. Такая же практика на хоккейных матчах: на трибунах так же кричат нелицеприятные слова в адрес арбитров. Поэтому мы стараемся конструктивную критику воспринимать нормально, а какие-то оскорбительные вещи пропускать, и более того — держаться подальше от людей, которые беспричинно начинают хамить в твой адрес, вот и все.

— Как относитесь к травле в социальных сетях? Вас это задевает или вам без разницы?
— Не задевает, это ведь просто люди хайпуют, завоевывают себе популярность и новых подписчиков, увеличивают количество просмотров за счет нас. Ну, это их дело, их право. Всякое есть в инстаграме, тик-токе. Кто-то там придумывает что-то, подрисовывает. В общем, каждый изгаляется как может. Опять же, есть какие-то удачные картинки, которые мы можем сами между собой обсудить, поржать, поприкалываться.

— Если говорить об эмоциональности в футболе, то на ум сразу приходит город Грозный. Судить там сложно?
— Я вот недавно читал интервью Семенова, где он удивлялся, почему все боятся города Грозный. «Нормальный город, только БТР стоят». Ну, стоят и стоят, но ничего опасного я не вижу. Проверяют машины, сумки просят открыть — это нормальные меры безопасности для тех, кто приезжает на стадион. В день игры можно посетить хороший парк рядом с отелем. Там красивые цветы, можно после завтрака пройтись, посмотреть, подышать. Чувствуешь себя в абсолютной безопасности, никакой тревоги нет.

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова
(РИА Новости)

— Вы работали на том самом матче, когда Рамзан Кадыров кричал в микрофон. Часто вспоминаете про «судью продажного»?
— Это все было уже давно.

— Тем не менее.
— Ну, было и было, стало историей. Эта ситуация — неотъемлемая часть судейской карьеры. У всех бывают подобные. Никто гладко не проходил этот путь, просто у кого-то истории чуть погромче, у кого-то потише.

— Но перед вами никто не извинялся за тот эпизод?
— Мы на эту тему уже общались. Я потом приезжал, мы много разговаривали. Там абсолютно нормальные люди. Это просто вопрос эмоциональности: плюс оказался там этот микрофон. Больше ситуация была раскручена, распиарена журналистами. Это все понесли как снежный ком.

— Не считая судейские ошибки и неоднозначные ситуации, вас часто обвиняют в лишнем весе.
— Есть у меня такая проблемка. Я действительно постоянно нахожусь в борьбе с лишним весом. Склонность к полноте есть и у некоторых футболистов, когда быстро прилипает лишний вес. Стараешься всегда думать, что ешь, но бывает период, когда чуть поднабираешь. Особенно к зиме, когда организм чувствует, что ему надо. Как медведь к спячке, к холоду набирает лишние килограммы. В любом случае, ты сам ощущаешь, когда ты в хорошей форме, тебе двигаться легче. Но проблемка такая есть.

— Как боретесь?
— Когда чуть больше положенного набираю, начинаю понимать, что некомфортно себя чувствую и сразу стараюсь это сбросить. Но у меня были годы, когда я слишком сильно сбрасывал, и не хватало сил полностью выдержать нагрузки. Поэтому у меня какой-то плавающий график выходит — иногда прибавляю, иногда убавляю.

Ковид, судейский чат, Сухина

— В сумме вы были без работы три месяца. Что делали все это время?
— Мы поддерживаем форму круглый год. Даже в отпуске. В этом году в начале января уже начали полноценно готовиться к сборам, к нормативам. Расслабляться времени не было. Да, может быть, у меня был чуть подольше отпуск, чем у ребят — ноябрь и декабрь. Можно сказать, что отдохнул. Получилось так, что в этот период я еще и ковидом переболел. Даже пришлось в больнице полежать недельку. Так что легким испугом не отделался, как некоторые.

— Как все было?
— Девять дней лежал с температурой 39 — не спадала. Потом уже сдал тест, и пришел положительный результат. Пытался лечиться в домашних условиях, антибиотиками. Но получилось так, что потребовалась госпитализация. Только в больнице смогли сбить температуру. И тогда уже потихоньку пошло улучшение. Приятного мало в этом ковиде. Много повидал, чего никому не пожелал бы.

— Например?
— Видел, как тяжело больных увозят в реанимацию. Как людей в морг везут. Ковид — штука серьезная. Никому не желаю попасть в такую ситуацию. А вообще в больнице стараются долго не держать. Пошел на поправку, сдал один отрицательный тест — выписывают домой, долечивайся сам.

— Из родных никого не заразили?
— Семья переболела еще в сентябре. Сначала заболела дочка. В это время я был в командировке, поэтому успел изолироваться от дочки и жены. Жил некоторое время отдельно. Тогда же ковидом переболели и мать с отцом. Мама лежала в больнице, а папа перенес в более легкой форме. По сути все члены семьи переболели.

— Что еще произошло в вашей жизни, пока отбывали наказание?
— Я — многодетный отец. У меня трое детей. Занимался в основном ими. Плюс тренировался, поддерживал форму, просматривал разные матчи. От футбола никуда не денешься. Кроме этого, занимался разными вопросами в своей федерации футбола (Михаил Вилков — президент Нижегородской федерации футбола прим Sport24). Вдобавок ко всему, многих действующих арбитров ведь включили в программу «Таланты и наставники». Нам дали по паре молодых ребят, арбитров, чтоб мы передавали им свой опыт. Во время дисквалификации было больше времени заниматься со своими ребятами. В общем, на диване не лежал и скучать мне не приходилось. Конечно, неприятно, когда ты не судишь, а твои коллеги бегают по зеленой травке. Завидовал им тогда. Многие мне в тот момент звонили, поддерживали, говорили, чтобы не падал духом, рассказывали всякие новости. Конечно, это приятно. Я тоже старался быть в теме. Звонил после некоторых эпизодов ребятам, спрашивал, почему поступили так в той или иной ситуации.

«Мы судим одинаково, но кому-то фартит меньше». Интервью пожизненно отстраненного арбитра Вилкова
(Александр Мысякин, Sport24)

— Как прошел сбор в Сочи?
— Как обычно плодотворно. Очень плотный график, тренировки сочетались с теоретическими занятиями. Очень хороший материал подготовили департамент судейства и судейский комитет. Очень много клипов из нашего чемпионата и из евроматчей. Много интересных лекций от наших старших товарищей — инспекторов.

— Что за тесты сдавали?
— Два раза в год — зимой и летом — мы сдаем тест SDS. Еще есть два проверочных теста — весной и осенью. Плюс, сопутствующие теоретические экзамены по правилам игры и видеотест. Мы уже привыкли, знаем, к чему готовиться.

— Завершающая лекция на этом сборе длилась восемь часов. Тяжело усидеть до конца?
— Мы сидели где-то с 12 до 8, да. Понятно, что под вечер концентрация снижается. Но можно сказать, что это один из этапов подготовки к возобновлению чемпионата. Потому что судья должен быть сконцентрирован всегда 24 часа в сутки.

— Есть судейский чат в вотсапе?
— Есть. И Виктор, кстати, непосредственный участник этого чата. У нас есть онлайн брифинги. Они проходят каждую неделю. А если что-то оперативно нужно донести, Виктор скидывает какой-то момент из матча, который мог закончиться условно 2 часа назад, и объяснить, как нужно было действовать в этой ситуации. Или сделать его напоминанием того, о чем мы говорили ранее. Такой же чат есть по ВАР. Если случаются какие-то интересные моменты в других чемпионатах, связанные с видеоассистентом, Леонид Сергеевич Калошин всегда присылает его, мы обсуждаем, говорим, как бы поступили мы. Это хорошая практика. Такой же чат я создал среди судей своей области, тоже скидываю туда видео на обсуждение.

— О будущем думали? Если вам как Сухине после завершения карьеры предложат должность начальника команды, согласитесь?
— Пока не думал. Но после завершения карьеры хотел бы остаться в футболе. Кем и где — пока не знаю. Сейчас я сконцентрирован на судействе. Пока есть силы, буду этим заниматься и не думать о посторонних профессиях. Мы уже сейчас стараемся сотрудничать с «Нижним». Меня часто просят провести лекции перед началом сезона, объяснить игрокам и тренерам все нюансы, нововведения. Я приезжал, показывал клипы, подмечал, на что судьи будут обращать внимание. Это нормальный процесс. Любой судья в своем городе проводит лекции для профессиональных команд. Такая практика, с одной стороны, облегчит работу нашим коллегам, с другой — поможет самим командам. Можно использовать какие-то уловки против соперника, если ты хорошо разбираешься в нюансах правил. Буду рад, кстати, если «Нижний» наконец выйдет в РПЛ по итогам этого сезона.

— Почему ваша еврокарьера ограничилась только квалификацией Лиги Европы? Есть ли цель попасть в основной розыгрыш турнира?
— Я уже третий сезон выступаю без эмблемы ФИФА, международные матчи не обслуживаю. Только в качестве резервного, поэтому сложно ставить себе какие-то задачи на европейской арене без эмблемы.

— А как ее можно вернуть?
— У нас есть определенный лимит мест на каждую страну: 9 главных и 10 ассистентов. Судейский комитет в октябре–ноябре решает, кого рекомендовать на текущий сезон. Как правило, те, кто уже был в списке ФИФА и по каким-либо причинам оттуда вышел, практически никогда не возвращаются обратно. Во-первых, есть молодые арбитры, которым надо дать шанс попасть туда и проявить себя.

У нас сейчас Павел Кукуян зашел туда. Есть еще ребята на подходе, которые не первый год судят РПЛ. У них есть шанс в будущем попасть в этот список и проявить себя уже на международных матчах.

— В этом году решение о назначении судей будет регулировать компьютер?
— Кашшаи говорил нам об этом. Мы понимаем, что это пробная система, и в любом случае необходимо будет использовать человеческий фактор, условно, чтобы на матчи высокого уровня не ставили новичков.

— Сергей Карасев — лучший судья в России?
— У нас много хороших арбитров: Карасев, Безбородов, Левников, Мешков, Иванов, Лапочкин — это арбитры высокого уровня, ставить кого-то из них на первое место будет очень субъективно и неэтично.

— Как должен закончиться текущий сезон, чтобы вы по его итогам могли сказать себе: «Я доволен»?
— Для этого надо не получать отрицательных оценок. Любой арбитр мечтает провести сезон без «двоек», но в наших реалиях это практически невозможно. Чем меньше отрицательных оценок, тем больше счастья. Цель — качественно работать на матчах. Получать назначение на большие игры, на финал Кубка России. После хорошо проведенного статусного матча ты всегда заряжаешься драйвом.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх