Свежие комментарии

  • Alex
    Каспарайтис может падать ниц перед кем угодно. Если ему так хочется изображать Пятницу, то он даже зад может целовать...Каспарайтис: «Не ...
  • Владимир Ильин
    Гениальные спортс-мены и -вумены! верните России кредит, выданный вам, для достижения гениальных результатов, потом -...Россию готовы пок...
  • Светлана Чайковская
    Идёт война на всех фронтах. И на спортивном тоже. Если нужно бабло, так и озвучивайте родители бегунов своих. Так пон...Россию готовы пок...

Шикарному голу Ковалева — 26 лет. Его шайба в падении в финале Кубка Стэнли попала на обложку NHL95

Шикарному голу Ковалева — 26 лет. Его шайба в падении в финале Кубка Стэнли попала на обложку NHL95

Финал Кубка Стэнли — 1994 обязан был развеять миф о некубковости советских/российских хоккеистов. До главной серии сезона добрались «Рейнджерс» и «Ванкувер»: в составе первых играли сразу четыре наших хоккеиста — Алексей Ковалев, Сергей Зубов, Александр Карповцев и Сергей Немчинов, у «Кэнакс» блистал 23-летний Павел Буре. Казалось, что именно Русская Ракета станет главной звездой финала, но этот статус у Буре отжал Ковалев, которому сильно помог главный тренер «Нью-Йорка» Майк Кинэн. Коуч так выстроил игру своей команды, что ей удалось выключить лидера «Ванкувера» из игры — с поправкой на то, насколько это вообще было реально сделать в лучшие годы карьеры Павла.

«Вообще играть против «Ванкувера» было просто. У канадцев атаки чаще всего строились через Буре. Соперники выкидывали шайбу в среднюю зону, и Павел за счет сумасшедшей скорости улетал один на один с вратарем. Но мы старались играть с Павлом очень плотно. Не стеснялись встречать его жестким силовым приемом, лишь бы отобрать шайбу. В итоге Буре просто не мог разогнаться. Против него выпускали звено, где работали Мактавиш и Эса Тикканен. Финн не просто цеплял Павла при первой возможности, но и подковыривал его, бросал что-то обидное.

То есть произошел размен игроков, причем не в пользу «Ванкувера», — будет вспоминать спустя годы Ковалев.

Сам он начал жечь с первого матча решающей серии — отдал голевой пас, забил сам и точно помог бы «Рейнджерс» выйти вперед, если бы не гениальная игра вратаря канадского клуба Кирка Маклина. Кипер совершил 52 сейва, затащил гостей в овертайм, где они поймали победную контратаку.

Через пару дней Ковалев промолчал, но «Нью-Йорк» продолжил терроризировать Маклина и на этот раз добился своего — 3:1. В игре номер 3 наконец-то забил Буре, но главную шайбу того вечера, а возможно, всего финала, забросил Ковалев. В середине третьего периода Адам Грэйвз отдал передачу под синюю линию чужой зоны, где неаккуратно сыграл защитник «Ванкувера» Геральд Дидук, организовавший для Ковалева выход «1 в 0». Остальное было делом техники: Ковалев уверенно разложил Маклина и поставил точку в этой встрече — 5:1.

Гол этот без всяких преувеличений можно назвать легендарным — компания EA Games разместила фото эпизода на обложке видеоигры NHL 1995.

В четвертой игре Ковалев забил снова, правда, на этот раз все почести достались защитнику Брайану Личу, который протащил шайбу через всю площадку и вложил ее в клюшку российскому нападающему.

Дальше последует камбэк «Ванкувера», но он окажется бесполезным — в седьмом матче пару ассистов Зубова и передача того же Ковалева помогут «Рейнджерс» добить соперника и забрать серебряную чашку. В городе Нью-Йорке начался большой праздник, который вряд ли был бы возможен без помощи российских хоккеистов и повторения которого город не может дождаться уже 26 лет.

«Я помню, что творилось в 1994-м — будто это было вчера. У меня после сирены словно второе дыхание открылось. Я бегал по льду, всех обнимал, что-то кричал. Хотел схватить Кубок Стэнли, который мне передал Немчинов — и носиться с ним по всей площадке. В раздевалке мы натянули футболки со слоганом «Чемпионы 1994». Надели бейсболки с логотипом Кубка Стэнли — эта кепка до сих пор хранится у меня в домашнем музее в Нью-Йорке. Навалил народ, который начал растаскивать все на сувениры. Комментатор Сэм Роузен схватил мои перчатки, кто-то другой попросил клюшку. Когда с меня начали стягивать майку, пропитанную потом, носки и даже трусы, я сбежал в душ. На память кроме бейсболки остались только футболка и коньки, которые чудом удалось сохранить.

Это было похоже на шальной, безбашенный карнавал. Все в раздевалке «Рейнджерс» пели, пили, кричали лозунги, фотографировались с Кубком Стэнли, без Кубка Стэнли, с партнерами… У меня от брызг шампанского лицо стало красным — выступило раздражение. Тогда я взял ведро со льдом и решил встать на руки, чтобы окунуться в него головой. Но рухнул из стойки и сильно ударился ногой об шкаф. Все с тревогой посмотрели на меня. А я вскочил и снова начал орать: «Мы — чемпионы!» — по прошлогоднему интервью Ковалева можно понять, насколько особенные ощущения пережили «Рейнджерс» в 1994-м.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх