Свежие комментарии

  • владимир второв18 января, 16:30
    НЕхер задницу им лизать...Многовекторианец еще один нашелся...У Белоруссии отоб...
  • R620 Климов17 января, 14:23
    А как раздражает детскими прибаутками орущий Губерниев! Примитивен, как стул и отбивает охоту смотреть биатлон...Аликин: «Куда смо...
  • Сергей ххххххххх16 января, 19:16
    Песня хорошая,но нужно быть честными перед самими собой,смотреть не стануМатыцин — о замен...

«Красиков пахал как вол, но попал в зону комфорта». Фастовский — о трансферах «Сибири»

«Красиков пахал как вол, но попал в зону комфорта». Фастовский — о трансферах «Сибири»

За последний месяц «Сибирь» пережила кризис и совершила ряд кадровых решений. Новосибирск покинули Алексей Красиков, Виталий Меньшиков и тренер вратарей Яри Каарела, пополнил команду Пекка Йормакка, а Николай Демидов спустя полгода переговоров подписал новый контракт. Об этих событиях мы поговорили с генеральным директором «Сибири» Кириллом Фастовским.

— Довольно громким и обсуждаемым стало расставание «Сибири» с Алексеем Красиковым. Как так вышло, что вратарь, с которым вы всего несколько месяцев назад заключили трехлетний контракт, оказался не нужен клубу? Он проиграл конкуренцию Красоткину? Или этот шаг нужен был для стабилизации вратарской линии? — Причин несколько. В большей степени это то, что Красиков все-таки не сделал тот шаг вперед, на который мы рассчитывали. Следовательно, соотношение цена-качество нас не могло устроить.

— Что вы подразумеваете под шагом вперед?— У нас была определенная стратегия формирования вратарской линии команды, расписанная по сезонам. Красиков играл в ней ключевую роль. Мы заключили с ним длительный контракт именно в расчете на реализацию этой стратегии. Наша задача в межсезонье состояла в поиске надежного и проверенного вратаря, готового развиваться и прогрессировать.

Мы остановили выбор на Красоткине. Конечной задачей на перспективу было прийти к схеме с двумя русскими вратарями.

— То есть, учитывая это, а также то, что у Красикова с точки зрения заработной платы был прогрессивный контракт, вы через сезон видели его первым номером?— Да. Тогда затраты на Алексея окупались бы в будущем, когда Красиков стал бы основным вратарем. Но на этом этапе не сложилось.

— На официальном сайте «Сибири» можно прочитать, что контракт с Красиковым расторгнут по соглашению сторон. Значит ли это, что компенсацию, положенную игроку по регламенту, вы не выплачивали?— Да, действительно это не классическое расторжение контракта с игроком по инициативе клуба. Мы не отпускали Алексея в никуда, а искали ему новую команду. На самом деле, мы договорились с «Сочи» об обмене вратарями, реализуя уже новую стратегию. Мы получаем молодого перспективного вратаря, Арсения Ахметова, которого будем готовить для будущего. Но, поскольку у Красикова ситуация с контрактом несколько иная, нежели у Арсения, то документально надо было провести сделку таким образом.

— Обменять Красикова с тем трехлетним контрактом, который он заключил весной, было нереально?— Мы поместили Красикова в список отказов, но реакции от клубов не последовало. Дальше мы с агентом Алексея начали искать другие возможности трудоустройства. Просто так отпускать его в другой клуб, расторгая контракт и ничего не получая взамен, по моему мнению, было неправильно. Мы должны были понимать, с кем идти дальше. Нам в любом случае нужен был перспективный вратарь. Не номинальный, а человек, который реально может при необходимости помочь.

— Так все-таки, вы что-то выплачивали Красикову?— Так как мы нашли ему вариант с «Сочи», где он договаривался о контракте на своих условиях, то и размер компенсации обсуждался индивидуально. Могу честно сказать, что она оказалась символической.

— То, что вы перевели Красикова в команду ВХЛ, но до Орска он так и не доехал, является частью вашей с ним договоренности?— Не совсем так. Я был сторонником того, чтобы он поехал в Орск. Но когда Красиков уже должен был отправиться в «Южный Урал», возник вариант с «Сочи». Соответственно, у этой командировки пропал всяческий смысл. Вообще, отправка в фарм-клуб — это, как правило, некий воспитательный шаг. Но если мы намерены расставаться с игроком, зачем его воспитывать?

— Кроме «Сочи» были варианты трудоустройства Красикова?— Нет, не было.

— Считаете ли вы контракт с Красиковым своей ошибкой?— Это профессиональный спорт. Я очень рассчитывал, что Алексей сможет сделать важнейший в своей жизни шаг именно в этом сезоне. Но не получилось… Стало понятно, что с ним придется расстаться. Я был основным инициатором 6 лет назад привезти его в Новосибирск. Хорошо знаю его и семью. Все эти годы максимально способствовал его прогрессу. Я не могу Лешу ни в чем упрекнуть. Он пахал как вол. Сделал огромный шаг вперед. Если бы Красиков был халтурщиком — мы бы с ним давно расстались. Анализируя ситуацию, мне кажется, что Алексей попал в некую зону комфорта. Немного пропала страсть чего-то добиваться, жертвовать чем-то ради достижения цели. А в профессиональном спорте именно мелочи становятся решающими. И конечно психология. Но я вовсе не разуверился в его способностях! У Алексея есть все данные стать в итоге основным вратарем клуба КХЛ. И я искренне желаю ему этого.

— Всему виной этот контракт?— Думаю, отчасти да. И даже приход в команду Красоткина его не подстегнул. Я Леше сказал, что смена клуба может пойти ему на пользу. Это ведь и смена обстановки, и очередной вызов. Переход в «Сочи» должен помочь ему сделать тот самый качественный шаг вперед.

— Со стороны складывается впечатление, что крест на Красикове вы поставили после домашнего матча с «Ак Барсом», когда его заменили после двух пропущенных шайб. Насколько это решение было импульсивным?— Это накопилось. Игра с «Ак Барсом» была последней каплей. Я человек эмоциональный, но никогда не принимаю импульсивных решений. Мы брали в расчет и позапрошлый сезон, когда Алексею уже предоставлялся шанс проявить себя в роли первого номера, и еще много различных моментов. Но и конечно этот сезон, когда в условиях коронавирусных обстоятельств он должен был взять на себя решающую ответственность.

— Что вас не устроило в Виталии Меньшикове? Он ведь играл раньше в «Сибири», вы прекрасно знали его возможности. У меня есть версия, но сам он, судя по интервью, не понимает, почему от него отказались.— Мы не увидели в его игре того, чего ожидали. Виталия мы приглашали на роль жесткого защитника, который может постоять за партнеров, в решающий момент взять на себя роль надежного столпа обороны. Плюс ко всему дамокловым мечом висит необходимость оптимизировать бюджет. Вы же видите, какая ситуация в мире и стране. Травмировался Эрик О’Делл, что запустило целую цепочку вынужденных реформ состава. Нам нужно было взять ему на замену другого иностранца.

— Когда стоит ждать Йормакку?— Он уже в Новосибирске. Не знаю, что это за информация была про проблемы с визой. Мы все документы оформили за 10 дней, что, по нынешним временем, весьма неплохо. Ну а то, насколько скоро состоится его дебют, зависит от физической формы. Никакого карантина ему проходить не нужно. Достаточно отрицательных тестов на ковид.

— Есть теория, согласно которой, неудачный старт сезона связан с тем, что «Сибирь» — возрастная команда. Мол, у многих игроков пропала мотивация, молодежь ветеранов не подпирает. Вот и очередному новичку Йормакке уже 30 лет. Что ответите на это?— Мне кажется, это абсолютно надуманно. Если людям не 40 лет, а 30-32 как у нас, эта теория совершенно не жизнеспособна. А вот к чему действительно можно прицепить возраст — это к процессу восстановления поле коронавируса. Не исключаю, что это произошло с нашей командой. В частности, с Сятери. Обстоятельства этого сезона могли оказать влияние на результаты — с этим я согласен. У нас ведь сорвался финальный этап подготовки. Для взрослых игроков крайне важно правильно распределить нагрузки, сделать все по уму. А так пришлось набирать форму уже через игры.

— Еще недавно «Сибирь» находилась в яме, проигрывая шесть матчей подряд. На этом этапе у вас были претензии к Николаю Заварухину?— Нет. Абсолютно никаких. Николай Николаевич, исходя из ситуации, в которую мы попали, делал все правильно. Вообще считаю, что увольнять тренеров в такой сложный сезон — это не самое взвешенное решение! Этот сезон не может быть показательным, хотя результат, конечно, никто не отменял. И через несколько лет никто не вспомнит, какими составами и в каком состоянии мы играли.

— Вы готовы, что в какой-то момент придется снова играть без зрителей?— Я это вполне допускаю. Мы к этому готовы. К счастью, пока в Новосибирске допустимую заполняемость сократили с 50% до 30%.

— Продолжая тему коронавируса. Я слышал, что в ЦСКА планировали вакцинировать игроков. Подтверждение этому, правда, не нашёл. Вы об этом не задумывались?— У нас есть такая идея. Мы с Роспотребнадзором и компанией «Вектор» это обсуждаем. Но надо понимать, что процесс вакцинации абсолютно добровольный. Заставлять игроков никто не будет.

— А разве при использовании вакцины можно заниматься спортом?— Можно. Там нет никаких ограничений.

— Вы как-то сказали, что Николая Демидова в «Сибири», скорее-всего, не будет. Да и по моим источникам еще несколько недель назад ситуация была тупиковая. Что изменилось, учитывая, что с ним заключен контракт до конца сезона?— Я говорил, что его точно в «Сибири» не будет. И мои высказывания базировались на твердых желаниях самого Николая и его представителей. Но смена Демидовым агентов, отношения к клубу, к контракту, и к его дальнейшей судьбе заставили и меня изменить категоричную позицию. Мы посчитали, что это дает нам основания заключить контракт и тем самым помочь игроку вернуться в большой хоккей.

— Понятно, что сумму контракта вы не назовете. Но, учитывая, что планка, заданная Демидовым и его агентом, изначально была довольно велика, скажите: на сколько он согласился «подвинуться»?— В несколько раз.

— Разговаривая с Николаем, вы поняли его мотивацию пойти на попятную?— Прежде всего, это игровая практика. Ему ни в коем случае нельзя в таком возрасте — 25 лет — терять целый сезон. Ждать у моря погоды? Это в принципе неправильный подход для спортсмена. Каждый месяц важен, не то что год. За год можно вообще перестать быть спортсменом.

— Были ли реальные претенденты на Демидова? Говорили про «Ак Барс», «Авангард», «Трактор»…— Были. Мы вели переговоры, даже шли на уступки, учитывая общую ситуацию, но в итоге не договорились. Мы столько вложили в Николая за эти годы, что отпускать его за символическую компенсацию было бы в корне неправильно.

— Доводилось слышать, что и сам Демидов, и его окружение смотрят в сторону НХЛ. Как считаете, это оправдано?— Я буду только рад, если Демидов дойдет до НХЛ. Постараемся помочь Николаю, чтобы он реализовал свою мечту — я за него буду только рад.

— Признайтесь, это были самые длинные и тягомотные переговоры в вашей менеджерской карьере?— Однозначно, да. Никогда ни с чем подобным не сталкивался.

— Некоторые клубы, в частности «Салават Юлаев» и «Авангард», публично поздравляли своих игроков с выбором на драфте НХЛ. Как вы относились к тому, что «Торонто» задрафтовал Дмитрия Овчинникова?— Я очень спокойно к этому отношусь. Это некий плюсик клубу, но не такой большой, чтобы начинать петь кому-то дифирамбы. Более того, я считаю, что такие дифирамбы вредят самому игроку. Психика молодого игрока неустойчива. Так что я стараюсь ребят оберегать как от излишней хвальбы, так и от излишней критики. Все хорошо в меру. Выбрали на драфте? Молодец. Я Диму поздравил. Думаю, пока этого достаточно.

— На ваш взгляд, Овчинников как-то поменялся после драфта?— Мне кажется, он стал посерьезнее и повзрослее. На него это повлияло правильно, и это отлично.

— Не считаете, что его внедрение в основу «Сибири» идет с отставанием графика? Есть мнение, что он еще в прошлом сезоне должен был играть в КХЛ…— Абсолютно так не считаю. У него все идет правильно. Форсировать этот процесс совершенно не нужно. Зачем дополнительный риск? Это может только навредить.

— Не было мысли отправить Овчинникова в Высшую лигу?— На этом этапе мы считаем, что надо держать его близко, корректировать развитие, подключать к тренировкам с «Сибирью». Мой главный принцип — не навредить.

— Напоследок немного слухов. Анонимные телеграм-каналы не так давно разжигали тему того, что спортивный директор «Сибири» Сергей Климович вас подсиживает. И якобы из-за этого страдают результаты команды. Как вы на это реагируете?— Мы посмеялись вместе с Сергеем. Как еще на это реагировать? Мне даже неловко такие слухи комментировать. За ними ничего нет. Это пустышка. Когда результаты команды не очень, то откуда-то всегда возникают всякие бредни.

— И все-таки, какова зона ответственности Климовича? На этот счет есть немало домыслов.— Мы работаем сообща. Ни по одному игроку решение не принимается кем-то единолично. Никто ни на кого ответственность не перекладывает. Как приобретения, так и решение о расставании — это прерогатива триумвирата: генеральный директор, спортивный директор и, разумеется, главный тренер. Эта схема для нашего клуба неизменна все годы моей работы в нем.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх