У Голдобина по-прежнему 0 голов за ЦСКА. Совсем недавно он рвался в НХЛ и жаловался на несправедливость «Ванкувера»

У Голдобина по-прежнему 0 голов за ЦСКА. Совсем недавно он рвался в НХЛ и жаловался на несправедливость «Ванкувера»

За последние годы в КХЛ вырисовывалась очевидная проблема: в нашей лиге не о ком говорить. Насчет «не на кого смотреть» еще можно поспорить, а вот личностей, вокруг которых можно было бы раскручивать наш хоккей, днем с огнем не сыщешь. Легионеры масштаба Яромира Ягра или хотя бы Линуса Умарка в КХЛ почти не заглядывают, Павел Дацюк — последний из отечественных могикан, а из молодых да ярких почти все рвут когти за океан. И с чем мы остаемся? С разбитым корытом и несколькими звездочками, которых еще надо попробовать раскрыть.

Настоящей инъекцией для КХЛ должна была стать волна молодых ахаэловцев, которая накрыла нашу лигу в это межсезонье. Кто-то приехал в аренду на год, кто-то — на полгода, но были и те, кто вполне осознанно и основательно выбрал возвращение в Россию. Все они в каком-то роде «полуфабрикаты» как в хоккейном, так и в медийном плане. Но если их немного обтесать, получатся новые и не заезженные лица КХЛ.

Среди потенциально звездных «полуфабрикатов» был и Николай Голдобин. Кто-то его даже нарекал заменой Кириллу Капризову, но, даже если остерегаться таких громких авансов, от новобранца армейцев ждали многого. И ведь на то были основания. Мы буквально каждый сезон наблюдаем, как канадец или американец, успешный только на уровне АХЛ, приезжает в Россию и «нагибает» нашу лигу.

Голдобин был таким же успешным ахаэловцем, только с российским паспортом. Ему должно было быть даже проще, но…

С начала чемпионата минул месяц. В переводе на язык хоккейного календаря — это десть матчей. Это не половина и даже не треть сезона, но для первой засечки сгодится. И что же мы видим на первом пит-стопе? Заменитель Капризова, потенциальная звезда и просто игрок первого звена пока откровенно разочаровывает. Не пропустив ни одного матча ЦСКА, Голдобин так и не открыл счет своим голам за столичный клуб. В десяти играх у него всего три голевые передачи.

— Любому нападающему нужны голы. Но мы заняли терпеливую позицию: он давно не играл в России, надо до конца понять хоккей в России и тот, в который играет ЦСКА, — говорит главный тренер ЦСКА Игорь Никитин.

Наставник не юлит и не лукавит. ЦСКА действительно проявляет терпение по отношению к Голдобину. Во-первых, не дергает его из звена в звено. Трудно вспомнить ситуации по ходу сентября, когда его убирали от Андрея Локтионова и Антона Слепышева. Эту тройку, которую можно считать номинально первой у армейцев, Никитин с помощниками наигрывает с первых матчей предсезонки. Не трогают ее даже притом, что забивает из этой троицы один Слепышев.

Вряд ли Голдобин может жаловаться на игровое время. Оно у него не рекордное, но из форвардов ЦСКА чаще на лед выходят только Максим Шалунов, его тезка Мамин и партнеры Николая по звену. Средний айстайм Голдобина — 15:46 минут. Больше 16 минут он получал всего три раза — и во всех случаях армейцы уходили в овертайм или вовсе доигрывались до буллитов. При этом ниже планки в 14 минут время экс-форварда «Ванкувера» не опускалось.

Голдобин не играет в меньшинстве, зато регулярно появляется при розыгрыше большинства. Из трех очков, что сейчас есть на счету форварда, два он набрал при игре в неравных составах. Можно ли назвать это светлым пятном в игре Николая? Очень и очень спорно. Ведь именно реализация лишнего — главная проблема ЦСКА в этом сезоне. То, что действующие обладатели Кубка Гагарина использовали только 3 (!) попытки из 28 — это камень в город в том числе и Голдобина. Тем более что именно через него строится розыгрыш в первой спецбригаде армейцев.

Чтобы понять, что не получается у Голдобина в ЦСКА, стоит оглянуться на год-два назад и вспомнить, какие проблемы были у нашего форварда в Северной Америке. Там он довольно исправно набирал очки за фарм-клуб «Ванкувера», а вот в НХЛ дела у него не складывались. Было небольшое просветление, когда в позапрошлом сезоне Голдобина ставили в ударное звено к Элиасу Петтерссону, но достаточно быстро этот период сменился тотальным игнором россиянина. Он сам в этом видел несправедливость со стороны тренеров «Кэнакс».

— Трэвис Грин в «Ванкувере» начал меня перестраивать с первого же дня нашего знакомства. Из меня хотели вылепить игрока, который будет и кучу очков набирать, и в силовой хоккей рубиться. А еще быстро побежит назад отнимать шайбу. Кто-то типа чекера. Чтобы я стал разносторонним игроком и у меня было бы все. Но так перестроиться было тяжело. При этом Грин всегда говорил, что для некоторых игроков будет больше свободы. Тот же Элиас Петтерссон мог делать все, что захочет. А для других была непростительна даже одна ошибка. Тебя или в запас сажают, или выносят предупреждение, — жаловался Голдобин уже после того, как покинул систему «Ванкувера».

Трудно сказать, насколько схожи тренерские взгляды Трэвиса Грина и Игоря Никитина, но мы прекрасно знаем, что не нравится коучу ЦСКА. Игра с прокатами, необоснованный риск, нежелание отрабатывать в обороне и отсутствие командной дисциплины — за все это главный тренер армейцев может отправить в запас. Кое-что из этих хоккейных грехов есть и в игре Голдобина. За те десять матчей, что Николай провел за москвичей, на его счету 0 (НОЛЬ) силовых приемов. Зачастую он слишком усложняет свою игру, хотя хоккей ЦСКА тяготеет к простоте. Ну и, наконец, игра на своей половине площадки никогда не была его сильной стороной. Это известный факт. Однако Никитин терпит и не отправляет Голдобина на трибуны.

Слова Голдобина про то, что в «Ванкувере» его хотели поменять, кажутся ключом от всех дверей, ответом на все вопросы. Он говорит об этом процессе как о ломке собственного я, как о чем-то порочном и потенциально опасном. Николай хотел быть тем самым игроком, кому даже в НХЛ готовы давать свободу. Быть не Джоном Малковичем, а Элиасом Петтерссоном. Но он — Николай Голдобин, безусловно, талантливый парень, но талантливый ровно настолько, что даже в КХЛ без пахоты и страсти он не может давать результат исключительно «на классе». В ЦСКА поначалу было тяжело и Константину Окулову, и Сергею Толчинскому, но, пройдя инициацию, оба возмужали и стали лидерами без всяческих сносок и оговорок. Видимо, год-полтора потребуется и Голдобину. Разумеется, если он сам этого хочет.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх