Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Какой на самом деле Федор — знаю только я». А. Емельяненко про конфликт с братом, бой с Кадыровым и Исмаилова

«Какой на самом деле Федор — знаю только я». А. Емельяненко про конфликт с братом, бой с Кадыровым и Исмаилова

570 дней назад Александр Емельяненко последний раз выходил драться на поединок, к которому нужно было серьезно готовиться. Тогда его соперником стал Тони Джонсон, и бой завершился ничейным результатом, а Александру пришлось очень и очень непросто.

С тех пор Александр в нетрезвом виде садился за руль в Кисловодске, был лишен водительских прав, проводил забавный бой по правилам бокса с тяжелоатлетом Кокляевым, становился чемпионом РЕН-ТВ, публично ругался с Федором и попадал за решетку на семь суток за дебош в Анапе.

Прямо сейчас Емельяненко находится в единственном месте, где его режиму ничего не угрожает — в Грозном. Причина — 3 апреля Александр будет драться против средневеса Магомеда Исмаилова, который за 2019-й нокаутировал двух бывших чемпионов М-1, прокачал свой инстаграм до одного миллиона подписчиков, а теперь прокачивает себя, чтобы в супербою против Емельяненко весить не меньше 100 килограммов.

На прошлой неделе к Александру в гости приехали ведущие программы ХукВам Роман Мазуров и Алексей Махно, чтобы поговорить о самых актуальных темах.

С кем в июне будет драться Емельяненко;Опасается ли Александр борьбы Магомеда Исмаилова;Зачем он отправился в «Ахмат»;Как прошел бой с Кадыровым;Когда они подерутся с Харитоновым;Что происходит в их отношениях с братом;

— Чем вы занимались после победы над Михаилом Кокляевым? Как отдыхали? — Отдыхал чуть-чуть, ничего не делал, бездельничал. Поступило предложение от клуба «Ахмат».

Они предложили мне выступить и побить лысую голову 3 апреля.

— Подготовка к бою с Михаилом Кокляевым как-то отличалась? В плане интенсивности и тяжести, если сравнивать с подготовкой к другим боями.— Отличалась. К бою с Михаилом я не готовился, я отдыхал и бездельничал. Понимал, что Миша лезет не туда, куда ему нужно. Ринг — это не его. Пускай таскает железяки, двигает вагоны и пароходы. А сейчас я очень сильно устаю. Как раз у меня последние дни тяжелых объемных нагрузок, а потом я перехожу на скоростную работу.

— После боя общались с Михаилом Кокляевым? Какие у вас взаимоотношения?— Никаких, мы не общались. Такие же, какие были и до этого. Хочет еще раз пролететь… Он выразил такое желание, и ему понравилось спать в ринге, танцевать и над гнездом кукушки летать.

— Складывалось впечатление, что у вас с Михаилом дружеские отношения. — Я ничего плохого к бойцам не питаю. Понимаю, что это очень большой труд быть спортсменом и быть профессионалом. На сегодняшний день тяжелее работы нет.

— После боя с Кокляевым много ли вам поступило новых предложений о боях?— Из бокса поступали. У меня на июнь намечен бой по правилам бокса.

— С кем? — Пока не скажу. Меня попросили не распространять эту информацию.

— Ходят разговоры, что вам предстоит бой по правилам бокса с Владимиром Минеевым.— Откуда ты знаешь?

— На самом деле, Владимир был у нас на программе и сам об этом рассказал.— Да, буду Минеева бить по правилам бокса.

— То есть, вы решили собрать самые хайповые поединки. Магомед Исмаилов и Владимир Минеев очень популярны сейчас.— Если они хотят, чтобы я их причесал публично, побил в ринге — ради бога. Соцсети завалены этими вызовами. Я даже отвечать на них не успеваю. Даже Рамзан Ахматович вызвал меня на бой, и он состоялся.

— Когда поступило предложение на бой с Исмаиловым? И как это было? Как появилась эта идея?— Я вообще не знаю, почему он вдруг решил с 80 килограммов перейти в тяжи. Если он думает, что сидеть и кушать, набивать живот до отказа и быть тяжеловесом, и драться в тяжелой весовой категории — это легко, то он глубоко ошибается. Там совершенно другие удары. У меня другие скорости, другая сила. Он немножко заблуждается в работе со своими тяжеловесами и с тем, что будет происходить в бою со мной.

— Первый ваш разговор с Исмаиловым состоялся на нашей передаче. Мы вам позвонили и дали трубку Магомеду. Тогда он сказал фразу: «Александр, а ты не боишься, что у тебя не получится, что средний вес выиграет? Это же ударит по твоей репутации». А вы ответили: «По моей репутации уже ничего никогда не ударит». Действительно думаете, что такой поворот событий никак не повлияет на вас? — Да такого вообще даже в истории быть не может. Как муравей может победить меня? Он сильно маленький и слабый. У него мало опыта. Что он может сделать? Он не дышит, не бьет и не борется. Он может пройти в ноги и продержать меня пять минут, устать и на этом все. Он тут выложил недавно на своей странице, как он двигается в ринге. Да слон быстрее развернется, чем Исмаилов! Он набрал 20 килограммов к своему весу и думает, что выйдет и ему будет так легко и просто. Ему будет тяжело и больно. Мне жалко его лысую голову.

— Во время подготовки в Анапе произошел не очень приятный инцидент. Расскажите, в Анапе вы все-таки готовились, или это был больше отдых?— Готовился. Я там работал с боксерами. Там бардак получился. Начали потом разбираться, кто же стуканул, кто же слил. Потом все отделение полиции извинялось и кланялось. Сказали, что ничего не могли поделать, нужно было реагировать на все это. Абсолютно непонятно, по каким причинам судья вынесла такой приговор. Она какая-то зачуханная. Непонятно, как она вообще занимает эту должность. Хоть бы как женщина следила за собой.

— Исмаилов сказал, что весит сейчас в районе 100 кг. Какой у вас вес, и с каким весом вы собираетесь выходить на бой?— Я выйду на бой в своем обычном весе — 115 кг. Думаю, ниже он не упадет. Сегодня взвесился — 120 кг. Пять килограммов для тяжеловеса — сел, поел и набрал. Сходил в туалет — минус пять.

— Был ли у вас конфликт с кем-то в Анапе? Или это действительно произошло из-за песни «Сектора газа»?— Абсолютно никакого конфликта не было. Когда начали выяснять, даже не смогли найти того, кто вызвал сотрудников полиции. Они приехали, мы постояли с ними полчаса на улице, поговорили. Они сказали, что ничего не могут сделать, что сигнал поступил, и они должны реагировать. Не понимаю, почему судья приняла такое решение. Я не хулиганил.

— Какую песню «Сектора газа» вы напевали?— Я уже не помню.

— Вы являетесь поклонником этой группы?— Нет. Просто иногда бывает, какая-то песня глупая в голову залезет, и ты ходишь и напеваешь ее весь день.

— Вы решили провести финальную часть подготовки к бою с Исмаиловым в клубе «Ахмат». Это обусловлено тем, что здесь сильный состав спортсменов? К тому же, с дисциплиной в Чечне все очень строго.— Здесь много качественных спарринг-партнеров, замечательные условия. Здесь есть все для того, чтобы меня не отвлекало окружение со своими проблемами, которые нужно ехать решать. Решил кому-то проблему, все — про тебя забыли. Теперь только тренировки, больше меня ничего не отвлекает.

— В этом поединке вы будете представлять клуб «Ахмат»?— Да, я боец клуба «Ахмат».

— В дальнейшем планируете готовиться здесь?— Да.

— Недавно состоялась первая ваша пресс-конференция с Магомедом Исмаиловым. Какие у вас впечатления? Показалось, что все прошло в шутливой и дружеской атмосфере.— А что мне еще с ним делать? Посмеялись, анекдот рассказал. Магомеду надо готовиться в следующий раз к пресс-конференциям. Пару каких-то заготовок хотя бы иметь. В разговоре со мной он не потянет, кусаться не сможет. Мне есть, что ответить на любой его выпад.

— И словесный, и в клетке?— В клетке я катком по нему пройдусь. Этот бой — праздник для меня. Выйти на 15 минут, и все закончилось. И то я уже не помню, когда дрался весь бой. У меня просьба к Магомеду — стой, не падай сразу.

— После вашей пресс-конференции с Магомедом наибольший резонанс получила история с Дмитрием Смоляковым. Вам задали вопрос о нем, вы отреагировали, сказав, что он петух. Смоляков заявил, что готов выйти с вами один на один в лесу по любым правилам. После этого Дмитрий удалил свои профили в соцсетях и переехал жить в США. У вас был с ним разговор?— Я не знаю, кто такой Смоляков. Мне сказали, что он что-то говорит, что-то рассказывает, на что-то претендует.

— Он сказал, что вы размахивали оружием в супермаркете.— Что я еще делал? Откуда у меня оружие? Я сам как оружие. Зачем мне еще что-то? Он такие глупости и сплетни запускает в соцсети, а другие начинают их раздувать. Из-за этого получаются всякие скандалы. Потому что непроверенную информацию кто-то ляпнет и все. Как мне реагировать на подобных людей, которые как бабки базарные сидят в интернете и цепляются на Емельяненко, чтобы их как-то увидели и услышали? Пусть позвонит, скажет, приедет в зал и выйдет на ринг. Пусть сделает что угодно, но не будет, как те, что семечками и вязаными носками торгуют на базаре.

— Вы говорите, что Исмаилов не умеет бить, бороться, скорость у него нулевая. Но многие считают, что у Магомеда в бою с вами будет преимущество в борьбе. Вас это не волнует?— Конечно, нет. Я хорошо чувствую себя в партере. Что он будет делать? Держать меня? Ну, пять минут он меня подержит, только силы потратит. Попробуйте на себя надеть блин 20 кг и походить с ним пять минут. И вы почувствуете, как это тяжело. Это не его весовая категория. Не туда он лезет. Причем начал с меня. Хотя бы с тяжеловесом попроще попробовал бы. Можно было бы накусать себе будку до 100 кг и подраться с кем-то в тяжелом весе. Но зачем сразу лезть под раздачу?

— Вы отметили, что вам часто бросают вызов. Недавно вы в жесткой форме отреагировали на интервью Сергея Харитонова, в котором он сказал, что вы своим переходом в «Ахмат» предали Федора. Вы так отреагировали, потому что он затронул тему ваших отношений с братом?— Меня вообще не интересует Харитонов. Я даже интервью его не смотрел. Мне кто-то что-то скинул. Я вообще не понимаю, почему эта крыса каждый раз упоминает обо мне. О ней никто ничего не знает и не помнит. О нем вспоминают, когда он говорит об Александре Емельяненко. Он мне вообще не нужен. Я давно на Харитонове крест поставил и забыл о нем. Каким образом я предал брата? Не понимаю. Он несет всякую чушь. Одно скажет — я промолчу, второе — промолчу. Потом что-нибудь отвечу. Последний раз попросил, чтобы народ ему коробку чупа-чупсов подарил. Пусть лучше чупа-чупсами играется, чем обо мне интервью дает.

— Ему задают вопрос — он отвечает. — Так пускай скажет, что не будет на них отвечать. Каким образом я предал Федора? У него своя жизнь, у меня своя. Зачем он лезет в наши личные отношения? И у Феди такое же отношение к Харитонову, как у меня. Он его не уважает.

— Недавно Сергей Харитонов, как и вы, выиграл пояс чемпиона РЕН-ТВ. Есть информация, что телеканал заинтересован в организации вашего поединка. Бой чемпионов состоится?— Я без понятия. Если договорятся, ради бога. Я его побью на турнире РЕН-ТВ.Дело в том, что ему Камил (Камил Гаджиев, президент Fight Nights Global. — Sport24) уже предлагал устроить бой. Открыто шел разговор о гонорарах по 10 миллионов рублей. Я встретился с Камилом и сказал, что без проблем, организуй бой. Камил говорил, что 10 миллионов — это открытая информация, чтобы осветить, сколько заработают бойцы. А дальше сумма может подниматься в зависимости от того, сколько стоит каждый боец. Но Харитонов опять слился по непонятным причинам. Еще что-то придумал — то те его не отпускают, то американцы ему не разрешают. Предпоследний его бой — ужас. Как профессионал может проиграть жопой вверх? (с Линтоном Васселлом. — Sport24). Вот вам и Харитонов.

— Позвольте единственный вопрос о Федоре. В декабре 2019-го он дал интервью корреспонденту Ярославу Степанову. Вам донесли информацию, что якобы Федор сказал, что Александр мертв. Но он не то имел ввиду. Он рассказывал притчу о блудном сыне, который заблудился и умер духовно. И Федор молится за вас, чтобы вы ожили в духовном смысле. Не кажется ли вам, что это был шаг навстречу в ваших с ним отношениях?— Пусть дальше молится. Сказать — это одно, а какой Федор на самом деле — никто не знает. Вы знаете его только по некоторым интервью и по боям. А какой на самом деле Федор, знаю только я. Поэтому закроем эту тему. Он попросил, чтобы о нем разговоров не было. Пусть сам за себя отвечает.

— Когда вы выиграли пояс чемпиона РЕН-ТВ, то сказали, что подарите его дочери. Но подарили Рамзану Кадырову. Почему?— Дочь сказала: «Мне не нужен этот пояс, подари его клубу «Ахмат». Клуб собирает пояса бойцов, которые здесь тренируются. У Рамзана Ахматовича много поясов.

— Вы сказали, что ваш поединок с Кадыровым люди никогда не увидят. Как думаете, когда-нибудь он появится на просторах интернета?— Думаю, нет. Не стоит. Я выкладывал фотографии.

— Скажите, как все прошло на самом деле?— Перекладывал он меня с левой руки на правую. Это правда. Он очень хорошо себя чувствует в боксе и постоянно занимается спортом, когда представляется возможность. Он не просто какой-то мальчик с улицы для битья. Он не боится того, что я на голову выше, что я профессиональный спортсмен. Он идет, атакует и бьет. За многими спарринг-партнерами, профессиональными спортсменами, которые занимаются здесь, приходится бегать по всему залу, они пятятся и убегают от меня. А Рамзан — нет.

— На сколько процентов от своих возможностей вы работали с ним?— Понятно, что у нас был не бой и не полноценный спарринг. Просто рабочий момент в тренировочном процессе. Я даже когда на тренировке работаю с профессионалами и вижу, что я попал, у меня не стоит задача добить соперника и отправить его спать, чтобы реабилитироваться и ходить здесь, чтобы все видели, какой я. Если вижу, что потряс оппонента, я его отпускаю и даю возможность восстановиться. А с кем мне дальше работать, если я всех побью?

— При этом вы рассказывали, что на спаррингах работаете максимально жестко. — Конечно, максимально жестко. Иначе нельзя работать. Если ты не будешь выкладываться в тренировочном процессе на все 100 процентов, тогда ты не подойдешь в хорошей форме к бою, не будешь чувствовать свои силы и то, насколько качественно ты бьешь. Просто я не кровожадный, я не добиваю. У меня не стоит задачи отправить в нокаут своего соперника. Здесь мы работаем со всеми. У меня есть друг, Абдул-Рахман Дудаев, он в легчайшем весе (до 61 кг) дерется. Мы даже с ним работаем. Мне нравится, что здесь никто не отказывается. Кого поймал, с тем и стоишь в парах. Здесь никто никого не боится, все бойцы и все бьются. Бывает, кто-то остался без пары, и я без пары, мы становимся, и у меня не стоит задачи побить его. Нет. Моя задача — обыграть его на ногах, обмануть его, обхитрить. То есть я работаю по его правилам.

— Вы говорили, что в США не можете выступать. Рассматривали варианты, например, с Японией? Вы там хорошо известны со времен Pride FC.— Японию рассматривал. А еще у меня есть человек, живущий в Европе. Он рассказывал мне, что есть лига KSW в Польше, которая заинтересована в том, чтобы я у них выступил. Есть еще ряд промоушенов. Без проблем. Пусть предлагают условия.

— KSW делает большие турниры, собирает по 40 тысяч зрителей.— Да. Повторюсь, они заинтересованы, чтобы я у них подрался. Буквально вчера с товарищем об этом разговаривал. Но у меня сейчас и в России работы полно. Хочется отдохнуть, а когда — не знаю.

— На пенсии.— Меня тренер давно обозвал «пенсией». Говорит: «Иди уже, пенсия, отдыхай. Что ты здесь делаешь, в спортзале?»

— Говорят, что в 2020 году на российский рынок придет организация Bare Knuckle, организовывающая бои на голых кулаках. Ходили слухи, что они связывались с вами. — Было такое. Без проблем, если они предложат нормальные условия.

— Руки не жалко?— Руки жалко. У меня даже в накладках после каждого боя настолько болят руки, что я даже не могу сгибать пальцы. Несколько недель хожу и не здороваюсь. Разбиваю их об голову оппонента.

— Bare Knuckle — за очень большие деньги. Можно и руками пожертвовать?— Если предложат нормальные условия. Это моя работа. Мне какая разница? Руки потерпят.

— Режиссер Валерия Гай Германика снимает о вас фильм. Она была с вами в Анапе. О чем будет фильм?— Обо мне. Документальный фильм полностью обо мне. Жизнь, спорт, выход из СИЗО. Без понятия, съемки пока еще идут. Сроков нет, она ими не ограничена.

— Сейчас вы резко реагируете на всяческие видео. Есть впечатление, что у вас много времени на инстаграм и ютуб.— Мне катастрофически не хватает времени. Бывает, выкладываешь пост, добавляешь кого-то в друзья. У меня там все завалено. Я даже комментарии не читаю. Кто пишет, что пишет. Пару видео каких-то попадется, которые сразу в ленте выскакивают. Либо на днях, как с Канделаки. Я вообще не в курсе был, что она упомянула меня в интервью. Я зашел в гугл, смотрю, а там выскакивают ее «пожелания». Я сразу же записал и отреагировал. Я даже видео ее не смотрел, просто статью прочитал.

— Ваши пожелания Магомеду Исмаилову.— Я ему уже желал. Пусть крепко стоит на ногах и сразу не падает. Пусть хоть что-нибудь покажет, на что способен в ринге. Я его собираюсь бить с обеих рук. Очень сильно, больно и жестко. Потому что по-другому не умею.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх