Свежие комментарии

  • mark kapustin
    Живя в России была скромницей, уехала в Штаты и понеслось, ну выложила и выложила......«Ух, как горячо. ...
  • Екатерина
    Судя по нaстроениям избирaтелей в бюллетень придется добaвить грaфу "Только НЕ ЗА ЕДИНУЮ РОССИЮ"Вяльбе собирается...
  • кузнецов владимир
    и вот такие милоновы сидят у нас в руководстве страныМилонов — о транс...

Самая жуткая травма в истории хоккея. Вратарю перерезали горло коньком, он залил лед кровью, наложили 300 швов

Самая жуткая травма в истории хоккея. Вратарю перерезали горло коньком, он залил лед кровью, наложили 300 швов

Обмен Клинта Маларчука из «Вашингтона» в «Баффало» должен был стать спасательным кругом для карьеры канадского голкипера с украинскими корнями. Уроженец штата Альберта долгое время был третьим вратарем «Кэпиталз», а в «Сэйбрз» вследствие чехарды на последнем рубеже из-за травм основных голкиперов обратили внимание на все еще перспективного Маларчука, провернув его трейд. На новом месте Клинт проявил себя прекрасно, одержав три победы в первых пяти матчах и готовился стать полноценным первым номером клуба НХЛ.

Но спустя две недели после смены клуба Маларчука поджидало самое серьезное испытание в его жизни: 22 марта 1989 года, в матче против «Сент-Луиса», он мог погибнуть прямо на льду.

При счете 1:0 в пользу «клинков» игра перешла в зону команды Клинта. Игрок «Блюз» набросил шайбу на пятак, где за нее развернулась борьба между Уве Круппом и Стивом Таттлом. Последний, падая, махнул ногой и лезвием конька попал прямо в горло голкиперу соперника.

«Это было похоже на удар по маске. Боли не было, но я снял шлем. А потом я увидел кровь. Все вокруг стало красным. С каждым ударом моего сердца ручей из крови становился все больше. Это артерия. Я схватился за шею, пытаясь остановить кровь, но она хлынула меж моих пальцев.

Она просто продолжала идти. Я упал вперед, и струя превратилась в фонтан», — писал Клинт в своей книге.

Из 15-сантиметрового пореза сочилась темная кровь, которая за считанные секунды залила все пространство вокруг голкипера.

«Я знал, что человек с перерезанным горлом может прожить не больше трех минут. И я хотел просто поскорее уйти под трибуну, потому что знал, что моя мать смотрела этот матч по телевизору. Она не должна была видеть, как умирает ее сын», — признавался Клинт.

Несколько болельщиков, которые находились на трибунах, от увиденного ужаса потеряли сознание. А вот форвард «Сент-Луиса» Рик Мигер не потерял самообладания и начал кричать о помощи. Когда арбитр той встречи Терри Грегсон подъехал к Клинту, то, по воспоминаниям самого игрока, его глаза чуть не вылезли из орбит. Грегсон сумел лишь издать крик: «Возьми носилки, он истекает кровью!».

Первым, кто оказался около Маларчука, стал Джим Пиццутелли, врач-физиотерапевт «Баффало». И именно он спас жизнь голкиперу, прижав аптечную марлю к горлу Клинта так, что тот едва мог дышать. Но ткань тут же пропиталась кровью. Пострадавший закашлял и прошипел: «Джим, это сонная артерия». Доктор ответил ему спокойным и уравновешенным голосом: «Просто делай то, что я говорю».

Пиццутелли был ветераном войны во Вьетнаме, куда он отправился в качестве боевого инженера. На второй неделе его пребывания в зоне боевых действий, когда Джим шел по деревне, на него и еще четырех солдат наехал грузовик. Будущий врач «Баффало» легко отделался: то столкновение лишь сломало ему несколько ребер, в то время как одного из солдат бросило в овраг, после чего онлишился головы в результате удара об лист металла. Остальным пострадавшим также требовалась медицинская помощь. Именно после того момента Джим решил изучать спортивную медицину и через некоторое время знал все о человеческом организме. И в тот вечер эти знания спасли Маларчуку жизнь.

Джим сумел пережать вену, из которой ручьем текла кровь голкипера, и помог ему добраться до раздевалки.

«Врачи взяли полотенце и всем весом прижимали его к моему горлу. Иногда они ослабляли хватку, чтобы я мог вздохнуть, но кровь тут же начинала течь ручьем, поэтому все повторялось снова и снова», — говорил Маларчук.

Клинту крупно повезло сразу по нескольким причинам:

  • Стадион в Баффало был спроектирован таким образом, что выход в раздевалки был расположен за воротами, а не за скамейками запасных, поэтому голкипер хозяев мог быстро покинуть лед;

  • В том периоде Маларчук защищал ближние к выходу со льда ворота. В противном случае, он бы потерял драгоценные секунды и мог погибнуть.

«Прибытие скорой помощи, казалось, заняло целую вечность. Но, вероятно, она ехала всего 10 минут. Когда медики прибыли, меня положили на носилки и ввели в руку капельницу. Я попытался пошутить: «Сделайте мне пару швов и дайте вернуться на лед». Когда я сказал это, из раны вновь пошла кровь. Никто не посмеялся над моей шуткой. Все вокруг были белыми, как призраки, и я начал думать, что это конец», — признавался Клинт.

Всю дорогу до больницы Пиццутелли сжимал поврежденную артерию и пытался остановить кровотечение. В госпиталь Маларчук прибыл прямо в хоккейной форме: у врачей попросту не было времени на то, чтобы раздеть его. Клинта завели через двери отделения неотложной помощи и усыпили, чтобы провести операцию по его спасению.

Пока врачи боролись за жизнь стража ворот «Баффало», участники того матча пребывали в шоке. Близкий друг пострадавшего Грант Ледьярд не находил себе места: он ходил из угла в угол и рыдал прямо в раздевалке «Сэйбрз».

Обе команды не горели желанием продолжать встречу, но после известия о том, что жизни Маларчука ничего не угрожает, матч было решено возобновить. Невозможно представить чувства запасного голкипера «Баффало» Жака Клотье, который был вынужден защищать ворота своей команды в том самом месте, где еще надавно была целая река крови его товарища по команде.

«На самом деле я гордился собой. Я не сдался и не закрыл глаза. Такой порез… И при всем этом я не начал паниковать. Я сделал все, чтобы выжить», — говорил Клинт.

Операция по спасению голкипера «клинков» длилась около полутора часов. На шею Маларчука было наложено около 300 швов: если бы конек Таттла прошел на 3 миллиметра выше, то смерть пострадавшего была бы неизбежной. Но Клинту повезло, поэтому уже на следующий день он был выписан из больницы и отправился домой.

На первый взгляд, история самой страшной травмы в истории хоккея получила счастливый конец. Однако после того, что пережил Маларчук, у него начались серьезные проблемы с психикой, которые он пронес через всю дальнейшую жизнь. Клинт долгое время мучался от ночных кошмаров и страдал от навязчивых мыслей о том, что с его здоровьем на ровном месте может случиться что-то серьезное.

Он вернулся в хоккей, но из-за постоянных страхов и панических атак так и не сумел раскрыть свой потенциал. Тем не менее, ответ на вопрос «Что было бы, попади конек Стива Таттла на 3 миллиметра выше?» дарит бывшему голкиперу «Баффало» спокойствие и понимание того, что все могло закончиться намного хуже.

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх