Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Еще бы 100 миллионов под потолок и мы бы взяли Войнова или Нестерова». Интервью генменеджера «Ак Барса» Якубова

«Еще бы 100 миллионов под потолок и мы бы взяли Войнова или Нестерова». Интервью генменеджера «Ак Барса» Якубова

Накануне старта нового сезона КХЛ его главным фаворитом выглядит «Ак Барс». Казанцам удалось вписаться в жесткий потолок зарплат и даже стать сильнее по сравнению с прошлым годом. А еще в столице Татарстана прошел самый представительный турнир межсезонья — Taneco Кубок чемпионов, который выиграли хозяева. Обо всем этом мы поговорили с генеральным менеджером «Ак Барса» Рафиком Якубовым.

— Как пришла идея проведения Taneco Кубок чемпионов?— Идея пришла нашему президенту Наилю Маганову, когда мы ездили на турниры в Финляндию, другие страны. Встал вопрос, почему мы такое не можем устроить у себя дома? Начали все прорабатывать два года назад — прошлым летом не смогли провести, потому что уже были сверстаны все предсезонные планы. Сейчас мы хотим сделать турнир традиционным. Может быть, поменяем немного сроки, чтобы смогли приехать ЦСКА и «Динамо».

— Считается, что домашний предсезонный турнир — это лишние хлопоты для организаторов, а для команды — форсирование подготовки ради победы в нем.— Это не тот случай. Мы же проводили турнир не в начале августа, когда команда еще не готова, а перед стартом регулярного чемпионата — это отличная проверка. Не было ни одного проходного матча. А если бы можно было заполнить трибуны — был бы сумасшедший ажиотаж.

— Sochi Hockey Open — тоже очень представительный турнир, но в этом году он оказался испорчен из-за вспышек коронавируса в командах. Был ли риск срыв вашего турнира?— Мы до последнего были на связи со всеми командами, интересовались их состоянием. Вы же видите, кто в каких составах приехал в Казань. Кого-то из игроков оставили дома, было много молодежи. Но есть и плюс в этом: проверка резервов.

— Насколько разумен тот регламент, который сейчас есть в распоряжении клубов по части мер предосторожности? От клубов доводилось слышать мнение, что регламент, списанный у футбольной Бундеслиги, никак не сочетается с требованиями Роспотребнадзора.— Вы знаете, как сейчас мы будем ездить к иностранным командам? Предположим, у нас матч в Риге. Прилетаем в аэропорт, заселяемся в гостиницу, где никого кроме нас нет, а потом на игру. Больше никуда не выходим. По сути, тот же «пузырь», что и в НХЛ. Думаю, в случае чего, так и в России могут сделать.

— Когда «Барыс» рассматривал вариант проведения домашних игр в Казани, с вами советовались по этому поводу?— Президент клуба вел переговоры с Аскаром Маминым. На тот момент в Казахстане была страшная эпидемия коронавируса, мы для них готовили старый дворец. Но буквально неделю назад казахстанская сторона сообщила, что будет делать все, чтобы проводить матчи у себя дома. Возможно, по той схеме, что придумали в Риге.

— Команды, у которых есть свои фарм-клубы в ВХЛ, будут иметь преимущество в сезоне? Одно дело заменить заболевших игроками МХЛ, а совсем другое — взять людей из Вышки.— У нас команда Высшей лиги прошла сложный этап. Теперь пытаемся соблюдать внутренний регламент, чтобы «Ак Барс» и «Барс» между собой как можно меньше пересекались. Мы — на «Татнефть Арене», они — в старом дворце. При этом удобно, что фарм-клуб под рукой. Даже если бы был в Альметьевске — это уже осложняло ситуацию. В некотором роде это наше преимущество перед многими клубами.

— Турнир в Казани пропустили Стефан Да Коста и Джастин Азеведо. Была информация, что положительный тест на коронавирус у Дмитрия Квартальнова. Писали про Камиля Фазылзянова. Почему клуб при этом молчит? Нужно подтверждение Роспотребнадзора?— В первую очередь, говорить о таком публично не очень правильно по отношению к людям. Думаю, о своих диагнозах, не связанных с событиями на льду, человек имеет право и не рассказывать, это личная информация. Что касается наших случаев — у всех все по-разному и не всегда есть точная информация. Писали про Дмитрия Квартальнова, у которого какой-то тест дал ложноположительный результат, но все тесты перепроверяются. И его следующие результаты в двух клиниках были отрицательными. Бывают сбои, бывают не те симптомы, бывает протекание без симптомов.

— У вас в клубе уже принято решение, со зрителями вы будете играть в сезоне или нет? Некоторые клубы отказываются от квоты в 10% или 20% с тем мотивом, что недовольных среди болельщиков будет больше.— Я не думаю, что ограничения — это повод для каких-то обид. Ведь когда полный стадион собирается — тоже кто-то не попадает на хоккей, кому-то не хватает билетов. Я считаю, что даже 25% — это лучше, чем ничего. Шум трибун, барабан на фан-секторе — все это создает антураж. Есть какая-то жизнь. Возможно, у нас в Татарстане повысят планку до 30% или 40%. Надеемся на это, уточним ситуацию у руководства республики.

— На официальном сайте я насчитал у вас 11 защитников и 17 нападающих. И это не считая игроков из системы. Не считаете, что это перебор? Будет ли отсев?— Лично я считаю, что многовато игроков. Я так прямо и спросил у Дмитрия Вячеславовича: «Ты готов с этим справиться?» Ведь ротация — это такая штука, что если посадишь в запас, то у ветеранчика могут начаться недовольства.

— Зарипова, например.— Да без разницы. Зарипова, Фисенко или другого игрока. Тут много зависит от главного тренера. Квартальнов сказал мне, что готов. Мы в тренерском штабе уверены и потому создаем ему все условия для работы.

— Такой большой состав — требование главного тренера? Вспоминая Квартальнова в ЦСКА, там у него тоже был простор для ротации.— Поначалу у нас была задача сохранить костяк. Потом, например, появился вариант с Доусом. Ну как отказаться от парня, который забивает по 30 шайб за сезон? Тем более, на подходящих нам финансовых условиях. Изначально Найджела не было в наших трансферных планах, но постепенно «ценник» на него падал. Я считаю, это очень хорошее приобретение. Может быть, с кем-то до начала чемпионата еще расстанемся. Сядем с тренерским штабом, поговорим.

— Вы лично перебор игроков видите в атаке или в обороне?— В нападении. Если говорить про оборону, то еще от одного защитника мы бы не отказались. Пока у нас восемь опытных защитников и Журавлев, который получил травму. Тогда как в атаке шесть троек вырисовывается. Оставим, наверное, пять. Но в сезоне всем молодым ребятам дадим шанс.

— Считается, что бедные клубы выигрывают от потолка зарплат, а богатые — страдают. Но по «Ак Барсу» не видно, что по вам ударило это нововведение. Скорее наоборот, вы стали сильнее. Кого-то не смогли подписать из-за ограничений?— Я двумя руками за жесткий потолок зарплат, и наш клуб голосовал за уровень в 900 миллионов. Хотя если бы было еще 100 миллионов в потолке, мы бы с удовольствием взяли топового защитника вроде Вячеслава Войнова или Никиты Нестерова.

— Уход Эмиля Галимова — это влияние потолка зарплат? Вопрос денег?— Вопрос денег, но не потолка. Мы предложили ему контракт — его он не устроил. Поехал парень в Питер, хотя разница в предложении была минимальна. Его решение, но незаменимых нет.

— Вы генменеджер «Ак Барса» с 2017 года. Тогда же КХЛ приняла новую стратегию, где был прописан жесткий потолок. Вы сразу восприняли его всерьез? Как клуб готовился к нему?— Мы в клубе в это верили и готовились. Примерно подсчитали все заранее, старались не заключать долгосрочные дорогостоящие контракты. Зачем нам эти увольнения, конфликтные ситуации? Спасибо ребятам, которые «подвинулись» по деньгам: Зарипову, Азеведо. Единственный игрок, кому мы повысили зарплату — это Альберт Яруллин. Да и то ненамного. Он все-таки за последние годы превратился в лидера.

— В прессе было много разговоров о том, что Доус и Дацюк не могли «поделить раздевалку» в Екатеринбурге. Не опасаетесь подобных трений с Зариповым?— Я не знаю, что у них было с Павлом. Трудно комментировать слухи, да и вам не советую. Команда — это не один человек, не два и не три. У нас много лидеров: Яруллин, Лукоянов, Фисенко. В здоровом коллективе столкновения лидеров быть не должно.

— Почему не удалось договорить со Свечниковым? Его агент говорит, что у Евгения даже в планах не было возвращаться в Россию.— У нас были долгие переговоры с ним и его агентом. Но они стояли на своем, что готовы поехать в Россию только до Нового года. Деньги большие не просили, но нас такая позиция не устроила. Для игрока это неплохо, возможность набрать игровую форму. А клубу какая выгода?

— Про Рината Валиева в апреле вы говорили, что его возвращение не планируется. Что-то изменилось?— Мы смотрели на него, наводили справки и решили, что не будем предлагать контракт.

— Допускаете обмен прав?— Пока к нам никто не обращался.

— Зачем «Ак Барсу» Александр Хованов? Центров много и без того много, а через год придется отпустить обратно в «Миннесоту».— Во-первых, он «лимитчик». А «лимитчики» нам нужны. Во-вторых, не факт, что он через год уедет. У нас с «Миннесотой» наладились отношения, я разговаривал с их генеральным менеджером. Если Хованов не будет входить в их планы, то его отпустят.

— Вас не удивила дерзость Хованова? Взять хотя бы эпизод у лавки «Металлурга», где он «поцапался» со взрослыми игроками.— Парень уверенный! Мне это очень нравится. Это проявляется и на точке, и в тех же буллитах. Вы посмотрите, как он хладнокровно забивает. Думаю, он нашим центрам серьезную конкуренцию составит.

— Его лишний вес — это иллюзия или действительно есть проблемы? — На начало сборов он действительно приехал не в лучшей форме. Но это и понятно: три месяца сидел дома, ничего не делал. Важно, что он работу принял. Это на льду он такой дерзкий, а в раздевалке скромный парень, делает все что скажут.

— Вы осознаете, что в России делать ставку на молодых не выгодно? Наигрываешь сезон-два, а потом игрок уезжает в НХЛ. И все наработки коту под хвост.— А как мы можем им запретить? Хорошо, что наши ребята относятся с пониманием. Артем Галимов вот подписал с нами контракт на три года. Дмитрий Воронков, Даниил Журавлев остались. У них перед глазами отличный пример — Кирилл Капризов. Тот же Артемий Панарин. Окрепните здесь, не шарахайтесь по низшим лигам.

— Вы не боитесь, что после ваших слов о том, что Галимов станет звездой НХЛ, у него закружится голова?— Знаете, у меня как у бывшего хоккеиста есть определенная чуйка. Я знаю, что он будет играть: его руки, хоккейный интеллект. Не обязательно, конечно, станет звездой НХЛ, но то, как Артем в прошлом сезоне ворвался в основу — говорит о многом. Переиграл Кормье, занял место во втором, а то и первом звене.

— Генеральный директор «Динамо» Евгений Кровопусков, комментируя обмен троих своих воспитанников в СКА, сказал, что СКА — это базовый клуб сборной, и там молодые игроки будут ближе к национальной команде. Какой позиции придерживаетесь вы? Готовы отдавать молодежь в СКА в интересах сборной?— А зачем им куда-то уходить ради сборной? Из «Ак Барса» и так можно попасть в национальную команду. Посмотрите, сколько у нас сборников: и в молодежке, и в первой.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх