Свежие комментарии

  • Любовь Прокофьевна
    О! Давно не было слышно про этих предателей! Как говориться "рыбак рыбака видит из далека".Предавшие Россию ...
  • Серж Южанин
    Депутат Лебедев п...
  • Кузя Домовая
    Плющенко шестёрка Рудковской с кастрюлей на голове и чемодан без ручки фирмы Луи Витон! Рудковская держит его как руч...Радимов: «Плющенк...

Интервью об экономике пандемии для РПЛ: худший вариант — локаут всего спорта, плюс — шанс уйти от господдержки

Интервью об экономике пандемии для РПЛ: худший вариант — локаут всего спорта, плюс — шанс уйти от господдержки

1 апреля РФС после общения с УЕФА объявил о приостановлении чемпионата России до 31 мая. Из-за пандемии коронавируса спортивные организации по всему миру несут колоссальные убытки. УЕФА официально выступил с рекомендациями, позволяющими клубам договариваться с игроками о снижении зарплаты.

Пока одни сокращают расходы, другие — объявляют о банкротстве. Хоккейный «Адмирал» и футбольный «Луч» уже сообщили о снятии с чемпионатов со следующего сезона. О ликвидации объявила и словацкая «Жилина».

Sport24 поговорил с заведующим лабораторией исследований спорта НИУ ВШЭ Дмитрием Дагаевым. Именно его лаборатория разработала алгоритм составления календаря сезона РПЛ-19/20 и представила лиге шесть вариантов, из которых был выбран нынешний.

Краткий пересказ:

1. Снижение зарплат футболистов действительно разгрузит расходные ведомости;2. Клубам, финансируемым из региональных бюджетов, будет тяжелее всего;3. Цены на трансферном рынке упадут на 28 процентов;4. Создание новой Суперлиги все вероятнее;5. Единственное положительное последствие — серьезный пересмотр структуры финансирования спортивных клубов и организаций;6. Если эпидемия закончится к лету, игроки, у кого контракты заканчиваются сейчас, выйдут на трансферный рынок;7.

Худший сценарий — локаут всего спорта на год-два.

— РФС приостановил российские чемпионаты до 31 мая. Зарплаты — понятно, а какие еще расходы понесут клубы в это время?— Зарплаты — самый интересный вопрос: игроки законтрактованы. В их договорах указано: за определенное время они получают определенную зарплату. То, что сейчас происходит с зарплатами — добрая воля игроков, которые понимают тяжесть ситуации. Они готовы пойти навстречу.

Но я думаю, пойдут далеко не во всех случаях. За последние дни мы слышали, что игроки «Барселоны» и других клубов согласились на понижение зарплаты, но это — единичные случаи. Зарплаты законтрактованы и договориться о снижении может быть сложно.

С другими расходами клубов все более понятно: нет выручки от продажи билетов, атрибутики. Что было связано с матч-дэй, стоит на нуле. А зарплаты — возможность для клуба хорошо сэкономить.

— У нас принято говорить, что футболист получает деньги за игры и тренировки. Сейчас игр нет, тренировки индивидуальные. Можно перевернуть, что это воля не футболистов отказываться от части зарплаты, а клубов продолжать платить игрокам, хотя они не выполняют свою работу?— По трудовому договору человек получает зарплату за сезон или год. Может отличаться структура контракта: фиксированная часть плюс бонусная, которая зависит от количества сыгранных матчей, забитых голов и других показателей результативности. Тело зарплаты игроку гарантировано — заплатят в любом случае. Бонусная часть либо выплачивается в зависимости от KPI, которые заложены в договор, либо она не прописана в контракте и устанавливается клубом. В последнем случае, если обязательства не прописаны, клуб может сэкономить. Если в контракте указаны правила назначения бонусов — например, игрок сыграет столько-то матчей, — становится понятно, что сейчас нет возможности выполнить этот KPI, и бонусную часть футболист не получит.

В России не введен режим ЧС — у работодателя нет оснований не платить, это касается любой компании. Если режим введут, у работодателя появятся основания пересмотреть условия соглашения. Но, до этих пор, все риски лежат на работодателях — спортивных клубах.

— Клубы могут расставаться с игроками, у которых высокая зарплатная ведомость, если они не пойдут навстречу в вопросах снижения?— За разрыв контракта приписаны серьезные санкции: игроки защищены от досрочных разрывов соглашений, и клубу все равно придется выплатить зарплату, которая положена игроку. Клуб может пойти на разрыв контракта, если в договоре прописана опция разрыва, при которой клуб может заплатить отступные и дальше не платить зарплату.

Сейчас превалирующая точка зрения состоит в том, что непонятно, как долго продлится история с коронавирусом. Пока УЕФА ориентирует национальные ассоциации на то, что в июле–августе соревнования нужно возобновить и доиграть к сентябрю. В этом случае не будет серьезных последствий и тектонических сдвигов трансферного рынка в сторону массовых увольнений.

— За счет сокращения зарплат на 30-50 процентов действительно можно остаться на плаву?— Да, нужно понимать: у клуба может случиться финансовый разрыв из-за отсутствия доходов, при этом нужно платить зарплату за счет каких-то средств. Облегчение зарплатной ведомости может стать важным шагом, особенно для клубов, где зарплаты огромны.

— Во многих крупных клубах в России зарплата легионерам выплачивается в евро. Фиксация курса — действенная мера? И как на это идут футболисты?— Игрок застрахован юридически: если в контракте прописано, что он получает зарплату по курсу, который зафиксирован ЦБ России на определенный день, он юридически защищен. Остальное — его добрая воля: если согласится на фиксацию курса — замечательно, если нет — возникнет ситуация, которую теоретически он может оспорить в суде.

— На чем клубы могут сэкономить, кроме зарплат?— Это основная статья расходов. Еще аренда стадионов для тех клубов, которые играют не на своих аренах, — за месяцы простоя платить не придется. В каком-то смысле получится вынужденная экономия.

— Основная масса футбольных клубов в России финансируется из региональных бюджетов. На них сильнее придется удар от коронавируса?— Такие клубы столкнутся с более серьезными угрозами. У региональных властей появляется стимул перебросить средства на борьбу с коронавирусом, которые раньше направлялись на поддержку профессионального спорта. Мы видели ситуацию ХК «Адмирал»: он не примет участие в следующем сезоне КХЛ. То же самое с «Лучом» из Владивостока. Финансовая поддержка, которую раньше оказывали региональные власти, уйдет на борьбу с вирусом.

Частным компаниям проще: они не отвечают за борьбу с коронавирусом. Они могут пострадать из-за локдауна, который происходит в регионах России, но у них нет задачи финансировать борьбу с коронавирусом.

Я бы рассматривал эту ситуацию как возможность для клубов перейти на поддержку со стороны частных спонсоров и умение зарабатывать деньги самостоятельно.

— Теоретически: сколько команд Премьер-лиги должны разориться, чтобы чемпионат закончился официально?— Угроза окончания РПЛ возможна в одном случае: если эпидемия коронавируса затянется на много месяцев, например, режим самоизоляции продлится до конца августа. Тогда могут объявить об отмене чемпионата и подвести итоги по состоянию на текущий момент. Если к июлю-началу августа станет понятно, что с эпидемией справились, но одна-две команды столкнутся с серьезными финансовыми проблемами, им окажут помощь. Не вижу угрозы снятий до конца чемпионата.

— С финансовой точки зрения действительно выгоднее доиграть чемпионаты, чем закончить?— УЕФА ориентирует, что чемпионаты нужно обязательно доигрывать. Это понятно, ведь от итогов чемпионатов зависит, что произойдет в следующем сезоне в Европе. Нужно определиться с командами, которые будут участвовать в Лиге чемпионов и Лиге Европы — это хорошие коммерческие турниры. УЕФА хочет иметь понятные правила определения команд-участников.

С финансовой точки зрения командам выгоднее сыграть как можно больше матчей: любая игра — это болельщики, доходы от продажи билетов и атрибутики. Но мы с вами видели, что матч Лиги чемпионов «Аталанты» с «Валенсией» в Италии спустя две недели привел к очагу возникновения эпидемии. Возобновление чемпионатов не состоится, если существует минимальная угроза, что коронавирус не побежден. Нужно официальное решение властей, что эпидемия закончилась.

— За участие в Лиге чемпионов и Лиге Европы полагаются выплаты, и тот же ЦСКА за них держится на протяжении нескольких лет. Есть вероятность, что выплаты будут пересмотрены или отменены из-за происходящей ситуации?— По текущему сезону такой угрозы нет, поскольку российские клубы закончили участие в еврокубках. Почти наверняка они получат то, что должны были получить.

Команды, которые продолжают участие, могут не получить выплаты за матчи на финальных этапах турниров — это зависит от того, состоятся матчи или нет. УЕФА рассматривает возможность проведения матчей в августе или сейчас, но без зрителей. Существует несколько вариантов — позицию УЕФА на этот счет услышим в ближайшее время.

— УЕФА принял решение приостановить действие правила финансового фэйр-плей на следующий сезон. Простым языком: что это значит для клубов? Чем это поможет?— Это революционная история. УЕФА очень долго и последовательно вводил правила финансового фэйр-плей с начала 2010 годов. Мне кажется, у УЕФА получилось институционализировать правила: многие команды, которые шли на нарушения, столкнулись с серьезными наказаниями, вплоть до исключения из еврокубковых турниров. Сейчас создается кейс, при котором, у команды появляется возможность нарушить правило официально.

Главное, чтобы история не повлияла на институт ФФП как таковой, который сложился раньше. Все должны четко понимать, что это — разовая акция, исключение, направленное на поддержку клубов в текущей ситуации. Это нужно клубам: по Европе пошли слухи, что некоторые клубы банкротятся, например, словацкая «Жилина». Думаю, это правильное решение, и каким-то клубам станет лучше.

Но также это решение может привести к нарушению конкурентного баланса. Спонсоры есть не у всех — клубы, которые смогут их найти, лучше пройдут эпидемию.

— Какой сценарий более вероятен: крупные клубы начнут скупать всех футболистов на рынке, не имея ограничений, или после кризиса просто не будет денег вести активную трансферную политику?— Зависит от того, как долго продлится эпидемия и пострадает ли трансферное окно. Ряд клубов призывает отменить летнее окно, объясняя это состоянием большой неопределенности. Если эпидемия закончится в июле-начале августа, тектонических изменений на трансферном рынке не произойдет. Если она продлится дольше, основным последствием будет изменение структуры контрактов — они будут заключаться на меньший срок, будут прописываться дополнительные условия, страхующие футбольные клубы от повторения ситуаций вынужденного простоя. В случае длинной эпидемии произойдет больший разрыв между конкурентностью топ-клубов и тех, кто находится в середине и конце таблицы. Неравенство увеличится: сильные игроки из более слабых клубов будут переходить в топ-клубы, которые легче справятся с кризисом.

— Может ли это стать катализатором идеи топ-клубов создать суперлигу, неподконтрольную УЕФА?— Не исключаю, что ситуация с коронавирусом может породить новый виток этой истории. Сейчас между УЕФА и топ-клубами идет такое противостояние: клубы шантажируют УЕФА отделением и созданием своей лиги. УЕФА каждый раз создает дополнительные меры поддержки для топ-клубов, увеличивая количество путевок в еврокубки. Но при этом каждый раз напоминает: по линии ФИФА союз может запретить игрокам этих клубов участие в чемпионатах мира и Европы. Это постоянные качели. С одной стороны, это система пряников, с другой — кнутов.

В нынешней ситуации неопределенности, если пойдет череда банкротств средних и слабых клубов, у сильных будет меньше стимулов быть привязанным к еврокубкам. И тогда, конечно, желание создания суперлиги у них только увеличится.

— Вернемся к трансферам. Как могут упасть цены на игроков из-за кризиса?— Нужно проводить серьезное исследование, чтобы назвать конкретную цифру. Доверяю коллегам из CIES , которые недавно дали число в 28 процентов. Мне кажется, это реалистичный сценарий падения. Часть клубов потеряют спонсоров, у части клубов снизятся доходы со стороны болельщиков. Привычка ходить на стадион может потеряться — в течение некоторого времени на первых матчах сложно будет собрать аншлаг. Мы столкнемся с падением спроса со стороны клубов на топ-игроков, и, как следствие, зарплаты и ценники понизятся. 30% — это реалистичная цифра.

— Свободные агенты сейчас будут более востребованы?— Если история с коронавирусом закончится через месяц-два, фундаментальных изменений на трансферном рынке не будет. Если все продолжится, в ближайшее время не будет спроса ни на кого. Свободные агенты хороши, когда есть возможность играть матчи и брать кого-то на рынке труда. Если мы сталкиваемся с остановкой чемпионатов — клубам не нужен никто. Как только трансферное окно открывается и появляется возможность играть, все возвращается к обычному положению дел.

— При оптимистичном сценарии (трансферное окно откроется и чемпионат возобновится) будут ли российские клубы, как и раньше, готовы тратить деньги на агентов?— До сих пор в России агенты выполняли функцию переговорщиков. Они помогали договариваться игрокам и клубам, за что получали большой процент от сделки. Во всем мире агентский рынок куда более цивилизован. Проценты, которые получают агенты за рубежом, намного ниже. Это связано с тем, что у нас по-прежнему часто договариваются по понятиям, а не на основе рыночных реалий. Время от времени проскакивают истории, когда игроки переходят за 50 тысяч [рублей, как Алексей Сутормин в «Зенит»]. Агенты придумывают схемы контрактов и за это получают большие деньги.

Для того, чтобы начались изменения, нужен шок другого характера. Не отсутствие трансферного окна, а изменение культуры переговоров, готовность быть открытыми и подотчетными для международных консалтинговых компаний. Первые шаги к открытости уже делаются — часть клубов публикуют свои финансовые отчеты в соответствии с международными стандартами, но мы только в начале пути.

— У многих игроков в мае заканчиваются контракты, УЕФА уже пытается решить этот вопрос. Чем закончится эта история?— Думаю, в реальности контрактные обязательства будут признаны действующими. Игроки, у которых контракты заканчиваются сейчас, выйдут на трансферный рынок, если он будет открыт. Да, клубы будут не рады возможной потере игроков при том, что существенная часть сезона не доиграна, но в реальности ничего с этим сделать не смогут. Если эпидемия реально закончится к лету, я оцениваю такую вероятность развития событий на 85-90 процентов.

— Учитывая, что Европа уже вышла в пик заболеваемости, а Россия только подбирается к нему, стоит ли ждать оттока игроков за рубеж?— Разница всего несколько недель, поэтому я бы не рассчитывал на это. Две-три недели — не тот срок.

— Что делать спортивным медиа? Находятся ли они под угрозой банкротства?— Это очень серьезный вызов для спортивной медиаиндустрии. Тут никаких мер для решения проблемы не существует. Спортивные медиа пытаются сейчас затыкать дырки, образовавшиеся в эфире или на страницах сайтов, за счет каких-то аналитических материалов или исторических заметок. Благодаря этому можно какое-то время продержаться.

В реальности же трафик серьезно падает без новостей, без трансляций. И ничего с этим не поделаешь. Спортивные каналы, сайты без спортивных событий ничего сделать не могут. Думаю, как только вернется спорт, вернется контент, вернутся и рекламные доходы. Главное — не закрыться до этого момента.

— Многие начали говорить о том, что такие крупные турниры, как Евро-2020, Олимпиада, застрахованы. Что это значит?— Когда проводятся какие-то крупные мероприятия, не только спортивные, всегда могут возникать форс-мажоры, ставящие под угрозу проведения этого мероприятия. Возьмем для примера ФИФА: эта организация после проведения турнира — мужского чемпионата мира по футболу — живет на средства, полученные от этого турнира, еще четыре года.

У УЕФА есть чемпионат Европы, еврокубки. Вполне логично, что УЕФА захочет застраховаться, потому что если чемпионат Европы не будет проведен, то организация понесет большие убытки. Другой вопрос в том, что вряд ли какая-то страховая компания сможет компенсировать существенную часть выручки в случае отмены такого турнира как чемпионат мира.

— РПЛ совсем недавно заключила контракт с «Тинькофф». В связи с ситуацией с коронавирусом может ли этот контракт быть пересмотрен?— У нас в стране до сих пор не объявлен режим ЧС. Это означает, что на текущий момент нет форс-мажорных обстоятельств, которые бы ставили исполнение контракта под угрозу. Скорее всего, стороны будут договариваться, понимая нестандартность ситуации. Договариваться, потому что со стороны спонсора есть возможность пойти в суды. Суды будут тянуться очень долго, это будет сложный процесс.

Скорее всего, РПЛ и «Тинькофф» захотят избежать этих проблем и будут искать промежуточное решение. Если чемпионат получится доиграть в августе–сентябре, то для всех сторон это было бы идеальным выходом из ситуации. Если чемпионат доиграть не получится, стороны, думаю, договорятся о существенном пересмотре цифр контракта.

— Если ситуация с коронавирусом не прекратится, какой худший сценарий может ждать российский спорт?— Локаут всего спорта на год-два. Но по сравнению с теми издержками, которые понесет экономика в целом, урон нашему спорту будет относительно незначительным и незаметным. Мы видели с вами примеры локаутов в истории спорта, например в НХЛ, уже в двадцать первом веке. И ничего страшного не произошло — лига через сезон возобновила свою деятельность. Просто произошел пересмотр отношений между игроками, клубами и лигой.

Что касается российского спорта — даже если у нас все же будет локаут, однажды все возобновится. При этом произойдет серьезный пересмотр структуры финансирования спортивных клубов и организаций. Я бы рассматривал это как единственное хорошее последствие этой ситуации для российского спорта. Угрозы того, что мы лишимся спорта в принципе, не вижу.

— Есть ли стороны, которые в итоге выиграют из-за сложившейся в мире ситуации?— Нет. Это отрицательный шок для всех: для клубов, болельщиков, спонсоров, лиг, спортивных организаций, и, наконец, для государства. Не вижу, кто может выиграть из-за эпидемии коронавируса.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх