Свежие комментарии

  • Evgenija Palette
    Была она недавно в Москве, ЭТА ДУРА... Стыдно было ее слушать про тренера... В Америке можно только ДУРИ НАБРАТЬСЯ...Ольга Корбут была...
  • Валерий Ворожищев
    Ты Губерниев настоящий мудак. Вон и телеящика, мразь!«Стыд и срам!» Гу...
  • Валерий Ворожищев
    Ты Губерниев настоящий мудак. Вон и телеящика, мразь!«Стыд и срам!» Гу...

«Судейство — это политика. Мне жаль Туктамышеву». Итоги Гран-при в США от чемпионки мира Бутырской

«Судейство — это политика. Мне жаль Туктамышеву». Итоги Гран-при в США от чемпионки мира Бутырской

В США в выходные завершился первый этап Гран-при. Поздравляем всех, кто смог сегодня выспаться после ночных бдений в уик-энд. Сейчас самое время для обсуждения всего произошедшего. В голове уже что-то отложилось, анализ провели, выводы сделали.

Sport24 совершал все эти манипуляции в компании чемпионки мира, легендарной русской фигуристки Марии Бутырской. Она стала новой гостьей шоу «Фигурка», выходящей на нашем ютуб-канале.

Ну что, погнали!

— Какие у вас первые впечатления от этапа?*- Меня, конечно, волнует и интересует как всегда женское одиночное катание, поэтому для меня самое любопытное и самое интересное происходило рано утром. Девушки выступали достаточно поздно в сравнении с остальными видами фигурного катания. Их показывали в 7 утра, и поэтому была возможность посмотреть в прямом эфире.

— Как вы обычно смотрите? Переживаете?— За наших спортсменок — да. Мне любопытно, мне интересно, что происходит, как изменилось фигурное катание. Иногда смотришь и просто поражаешься. Ну правда, много уже лет прошло, больше 20 с тех пор, как я каталась. Конечно, такой прогресс, и думаешь, когда уже предел настанет.

— Никогда не настанет.— И я о том же. Прямо любопытство берет.

— А начинали этап наши парники — Дарья Павлюченко и Денис Ходыкин.

Всю их команду мы поздравляем с серебром, хотя для меня честно и искренне это золото. Я не понимаю, как китайский дуэт смог их обойти.— Все это очень сложно. Этап проходил в Америке. Я сама вспоминаю, в мое время было что-то подобное. Своих спортсменов судьи пытаются вытащить. Нас, русских, не очень любят. В мире к нам не совсем доброжелательное отношение.

— Когда иностранцы к нам приезжают, мы настолько явно их никуда не запихиваем. Лично мне так кажется.— Можно я промолчу? Выступая там, как сегодня выступала Аня Щербакова, она не дала никому повода усомниться в том, что она лучшая. Надо быть на голову выше для того, чтоб у тебя не смогли отнять медаль. Это спорт, и наше фигурное катание, если быть честным, не совсем объективный вид спорта. Повода лишнего давать нельзя. Тут чуть-чуть, там чуть-чуть. И в целом вот — второе место.

— Все равно, несмотря на то, что это второй для них взрослый сезон, у пары все, в принципе, всегда идет стабильно.— Более спокойно, чем в женском одиночном катании.

— В женском одиночном если сразу не первое место, то уже все.— У них еще есть время разогнаться, привести себя в шикарную хорошую форму к чемпионату страны и главным стартам.

— Если говорить о необъективности этого вида спорта, то для меня самый необъективный вид — это танцы на льду.— Именно поэтому я никогда их не комментирую. Для меня это табу. Кто-то другой может давать свои комментарии, я от этого отстраняюсь. Пожалуйста, мужское, женское и даже пары я имею право прокомментировать, но молчу, когда катаются танцоры.

— Давайте просто поздравим Александру Степанову и Ивана Букина с золотом в произвольном танце и с серебром в общем итоговом зачете. В начале сезона у Саши была травма. Они пропустили открытые прокаты, но уже здесь решили выступать, и не зря — серебро и все шансы на Финал Гран-при. Вообще, тяжело ли выступать в Америке?— Очень.

— 10-часовая разница.— Это вообще самое тяжелое. Для меня это была беда. Один раз я туда съездила, до этого была, наверное, четвертая на чемпионате мира. На следующий год мы выбили мне эти этапы. Один из них как раз был Skate America. Я была четвертой на мире, приехала и не понимала, что вокруг меня происходит. На утренней тренировке чувствовала себя отлично, а вечером, когда в 8 часов мне надо было катать программу, в Москве при этом 6 утра, я вообще не понимала, где нахожусь и что со мной происходит. То есть на тренировке я все показываю, выхожу на старт и катаюсь, как Станислава Константинова здесь катала свою короткую программу.

— Вы были не в себе?— Да, не в себе. Не могла я в 6 утра кататься, поэтому мы старались с тренером больше никогда эти этапы не брать, брали поближе: это Европа и Япония.

— А спортсмены имеют право выбирать этапы?— В свое время у нас такая возможность была. И когда всякие серьезные соревнования проходили в Америке, мне надо было ехать не менее чем за 10 дней до старта.

— Рика Кихира, японская фигуристка, которая будет выступать на Skate Canada, уже поехала туда. Ее отправили заранее.— Если есть такая возможность, то, конечно, лучше лететь заранее. Понимаете, кто-то очень плохо летает на восток. Я, например, не могла летать на запад — в Америку. В Японии отлично себя чувствую, зато, когда обратно возвращалась, у меня появлялись проблемы. Если ты знаешь, что тебе это нужно, и если есть такая возможность, почему бы и нет. На самые важные старты многие летят заранее и даже проводят там сборы. Это все не просто так: приехал, выступил, проиграл Олимпийские Игры и все. Конечно, не всегда получается летать со всеми заранее. К примеру, девочки из группы Этери Тутберидзе. Тут с одной этап, через неделю с другой. Это довольно тяжело.

— Что касается наших мужчин, в последнее время мы привыкли их ругать, говорить, что у нас все плохо с мужским одиночным катанием. Но вот же — Дима Алиев, прекрасный парень, с хорошим катанием, с потрясающим каскадом четверной лутц — тройной тулуп. Я считаю, что мужчины должны прыгать четверные, раз девушки такое творят. Как вам?— Мне понравился Дима, особенно в короткой программе. Это даже не просто достойно, а прекрасно, великолепно. Мы должны гордиться таким мужским катанием, потому что это и катание, и прыжки, и целиком образ. Надеюсь, что ошибки не конкретно его вина, а стечение обстоятельств. Может быть, из-за того, что он заранее не приехал. Акклиматизация. Обидно, конечно, что он все же допустил срывы, «бабочки», как принято их называть.

— Эмма: А отчего идут эти «бабочки»? Боязнь упасть? Потерять хорошее место после короткой программы?— В лутце ему было неудобно. Он не смог оторваться. Мне показалось, что под ним немного подогнулась нога при переходе с левой на правую. И вот эта правая ножка чуть-чуть из-под него вышла, и он не смог оттолкнуть, и, конечно, тут крути не крути — либо это падение на голову, либо тебя просто разорвет. Его разорвало на лутце. Два последних прыжка четверных тулупа идеально сделаны. Хорошо, что не выбила первая ошибка. Я понимаю этот эффект первого прыжка: ты заходишь на самый сложный и самый важный прыжок, и когда ты его не делаешь, всякое дальше может случиться. Дима молодец, вовремя собрался. Я хочу его поздравить. С чего-то нужно начинать, чтобы была какая-то база. И потом уже с каждым стартом прибавлять, прибавлять, прибавлять… Думаю, с таким набором он смело может бороться за самые высокие награды.

— А как считаете, реально ли догнать и перегнать Чена? Именно такого Чена, раскованного, наглого, который выходит, весь лед и мир его.— Я понимаю, о чем вы. Давайте просто будем надеяться, что у нас будет свой Чен.

— Хотелось бы, чтобы он у нас был именно сейчас. Вот Илья Авербух считает, что прыжки Алиева лучше, чем у Чена.— Дима отлично прыгал с прекрасными выездами. Это очень достойно. На какие-то вещи все-таки не стоит обращать внимание. Это бронза, могли бы и серебро выдать.

— Серебро вообще взял Джейсон Браун без четверных прыжков.— Все уже произошло, люди отсудили.

— И все-таки мужское одиночное катание — и без четверного прыжка. В моей голове это не укладывается. Да, Джейсон Браун потрясающе катается. Да, это феноменальная растяжка для мужчины. Но ведь даже в женском девушка выиграла с двумя четверными.— Ну пусть переходит в женское одиночное катание. Наверное, четверной для мужчин обязателен. С тех времен, когда ребята начинали прыгать четверные прыжки, прошло много времени. Пора уже как-то, потому что это все-таки, я считаю, мужская одиночка. Понятно, что они должны и красиво кататься, артистично кататься, владеть коньком, показывать красивые вращения, но мы от мужчин все-таки больше ждем атлетики, мужского одиночного катания, потому что приятно смотреть, когда люди выполняют четверные прыжки.

— Что касается вообще судейства, перейдем плавно к женскому одиночному катанию. Многих болельщиков, и меня в том числе, поразило количество недокрутов, которые нашли у Ани Щербаковой в короткой программе на каскаде лутц-риттбергер и у Лизы Туктамышевой.— Здесь самое смешное, что недокрут нашли ни в четверных прыжках, ни в трикселях, а в тройных. Я не хочу комментировать короткую программу. Мне не видно этих самых недокрутов.

— Но вы ведь еще технический специалист?— Я технический специалист и честно скажу, сальхов я пересмотрела. Чуть-чуть есть сомнения. Если придраться — и галочку одну можно поставить, если очень захотеть. Можно и не поставить, смотря кто сидит в технической бригаде.

— А как это происходит?— Три человека. Они ставят на повтор и очень внимательно смотрят. Прямо микросекунды. Во-первых, отрыв. Никто же никогда не задавался вопросом, откуда начинать смотреть. А смотрят отрыв. Вот — идет направление, и от этого направления. Вот он, приземляется прыжок. И отталкиваются-то от направления, куда идет прыжок. И вот смотрят, куда, по идее, он должен приземлиться, а он приземляется чуть-чуть не туда. Вот это и смотрят.

— У технической бригады какой-то свой повтор? Нам — болельщикам — его не показывают?— Нет, конечно, ты там смотришь-крутишь, можешь прямо остановить там, где конек касается льда, и все смотрят на этот конек и понимают: «Ага! Вот здесь он должен был так, а тут чуть-чуть есть!» Сейчас все четко и немного легче: недокрут в четверть — это нормальный прыжок, а чуть-чуть больше четверти — это уже галочка.

— Как вам вообще судейство короткой программы женского одиночного катания? Кто вам понравился?— В короткой программе мне очень понравилась американка.

— Заслуженное первое место?— Во-первых, в короткой программе мы не можем показать четверных прыжков. Можно три с половиной, что сделала Лиза, но, опять же, была ошибочка на каскаде. Не самый сложный каскад получается — тройной тулуп-тулуп и степ-аут. База небольшая, и еще минус от судей получила. Очень жалко было, она умеет этот каскад на плюсы делать. Чуть-чуть не хватило. Мне показалось, немножко не хватило хода, немножко они были зажаты — и Лиза, и Аня. Но это короткая программа, сейчас в произвольной легко отыграться можно. Произвольную одна и вторая потрясающе прокатали. Лиза с этими двумя тройными акселями, а про Аню я вообще говорить не могу, потому что у меня еще пока не укладывается, как такое возможно — женщина может прыгать четверной лутц, два подряд и еще один в каскаде с тройным тулупом. Это потрясает.

— Лиза прыгает этот тройной аксель, и он для меня — тройной аксель. Она его прыгает со сложного захода, очень легко.— Но разве ей его не плюсуют? Ей плюсуют тройные. Ей вообще прыжки всегда плюсуют.

— Вот произвольная программа. Первый тройной аксель: один судья ставит +3, а другой — 0. Как так?— Наверное, он в свое время тоже делал тройной аксель и думает, что это так легко сделать, так это просто! Разные бывают судьи, разные. Сразу видно, что он и компоненты меньше всего ставит, и за второй тройной аксель — мало.

— А если судья вот так выделяется, то он потом пишет объяснительную?— Насколько я понимаю, он вылетает вообще.— Больше не судит?— Да нет. Оценка вылетает. (Смеется.)

— Мне кажется, что такой тройной аксель — это +3 минимум, но не ноль никак.— Вот если бы я судила, я прекрасно понимаю, насколько это сложно делать этот элемент, ставить его в программу, выполнять чисто со сложного захода и с шикарным выездом. Я это понимаю, и я бы за это ставила много. Значит, люди, которые там сидят, не совсем хорошо разбираются в фигурном катании, либо у них есть какая-то установка от руководителей своих стран, например. Мы же понимаем, что судейство — это тоже маленькая политика. И судьи тоже как-то общаются, приходят на тренировки и тоже смотрят кто как готов. Мы всегда это будем обсуждать. Как-то на последних международных соревнованиях мне кажется, что Лизе как-то придерживают вторую оценку. Мне очень жалко, потому что мне нравится Лиза, мне нравится ее настроение. Она ни на кого из наших не похожа. У нее своя программа, своя подача. Ты чувствуешь, что она выходит и делает это с огромным удовольствием — это передается тебе. Не могу я объяснить, и обидно мне. Бывает.

— Анна Щербакова, которой засчитали каскад лутц-риттбергер с недокрутом, в конце программы его исполняет. Может тогда, как Брэди Теннел, сделать все в начале?— Эта галочка на риттбергере — ничего страшного. Просто упала в дорожке. Она очень много на ней потеряла. Она, получается, без элемента осталась. Просто иногда такая обида, все делаешь-делаешь — и тут не на самом серьезном элементе вот такое падение.

— А у вас было такое?— В конце программы, я помню, на чемпионате мира в Америке, когда я стала третьей. Тоже катала чистенько программу, просто с каких-то шажочков упала, не с дорожки, не с элементов. Мне еще надо было прыгнуть что-то — что-то прыгнула, ну нормально. Такие падения случайны, такие случайности, мне кажется, происходят со многими спортсменами — это нормально, один раз в жизни хотя бы. Потом уже себе такого не позволяешь, потому что концентрируешься. Короткая программа — это такая вещь, каждый элемент важен. Раньше не такие сложные, правда, были, что умели, то и делали: каскад обязательно, двойной аксель, прыжок с шагов, и мы же на этих дорожках просто отдыхали, отдыхали на вращениях. Мне смешно так сейчас вспоминать. Самое сложное — заклоны, оставляем все напоследок. Неважно было, каскад будешь первым прыгать или последним. По-быстрому три прыжочка сделала, потом уже просто внимательно доделываешь программу. А сейчас такой прогресс, так фигурное катание изменилось. Вот в прошлом — судили судьи, словно от балды, мне кажется, ставили. Из чего составлялась оценка? Хочу 5,8 поставлю, а хочу 5,3. Вот согласись.

— Еще играло роль, откуда фигурист. Из какой страны.— Конечно, а сейчас разве не играет?

— Сейчас тоже играет, к сожалению…

***

— Хочу подробно поговорить про Анечку Щербакову, потому что это фантастическая произвольная программа.— В голове не укладывается у меня, как такая малышка, такая худенькая, как перышко, все легко так. Причем смотришь этот четверной лутц, и он не вымученный, он сделан с таким запасом. Там, мне кажется, еще запас есть. Видимо, любимый прыжок — лутц, вот и идет на четверной. Просто четыре лутца — два четверных, два тройных в программе. У каждого спортсмена есть свой любимый прыжок, так же, как и нелюбимый. Вот я не любила тройной флип, а самый любимый прыжок был тройной риттбергер. До сих пор мне кажется, что риттбергер самый простой прыжок: правильно встал, оттолкнулся, прыгнул, ничего лишнего не делаешь, и он готов.

— Вот Лизе поставили в произвольной недокрут на риттбергере.— Он не решил судьбу медали. Ни Анины недокруты, ни Лизины. Мне просто показалось, что ходика не хватило, такое бывает. Когда у меня ойлер-сальхов был, тогда тоже особо не смотрели на недокруты, но это единственный элемент, на котором у меня мог быть недокрут — не хватало тупо скорости, потому что он делается в темп. Сальхов вообще на ходу удобнее делать, за счет силы просто начинаешь делать, а не за счет хода.

— Поэтому и Аня недокрутила сальхов в произвольной?— Мне показалось, что да. Сейчас болельщики скажут: «Показалось ей, ишь ты!»

— Достается вам от них периодически.— Периодически да, достается. Причем так интересно, любопытно, я ведь тот человек, который сам все это прошел. Я прекрасно понимаю, как тяжело вообще заниматься таким видом спорта, как фигурное катание, постоянно быть в топе, уже не говоря про четверные прыжки, аксель в три с половиной оборота, так вот вращаться. Мы отдыхали во вращениях, а тут они сложнейшие, после этого надо не просто зайти пешком и сделать элемент, а сделать еще какие-то сложнейшие связки.

— То есть практически нет отдыха.— Вообще нет его. Вообще нигде. Все время в пахоте, постоянно в работе. Я не могу себе даже позволить сказать про кого-то из девчонок какую-то гадость. Я каждой готова восхищаться, потому что каждая девочка в нашей сборной уникальна по-своему. У каждой — свой козырь. Конечно, кто-то мне нравится больше, кто-то чуть меньше, но это нормально. Не могут все десять прямо одинаково нравиться. У кого-то сумасшедшие четверные, у той же Александры Трусовой. Анечка Щербакова легенькая такая.

— А фишечка с платьем какая в этом году!— Это вообще отдельный разговор.

— Получается, вы никого не можете ни выделить, ни похвалить?— Нет, я постоянно кого-то выделяю. Но если я так делаю, то бригада фанатов другой девочки выступает с наездами такими, говорят: «Мы были о вас лучшего мнения, Мария, как же вы так могли хорошо сказать про эту девчонку! Да плохая она». Я вообще никого ни разу не обидела, потому что я всегда нахожу причины, почему что-то не получилось. Ничего страшного, что они так откатали. Вчера я даже не брала телефонную трубку после того, как мне начали писать такие вещи: «Провалили короткую программу! Что вы можете об этом сказать?» Какой провал? Чуть-чуть были шероховатости, чуть-чуть не получилось, но это же не окончательный результат. Хочется сразу сказать: «Давайте дождемся завтра и посмотрим».

— Я думаю, что это связано с тем, что мы привыкли, что наши девчонки всегда первая, вторая, третья.— Их много, девчонок. Все хотят попасть в финал Гран-при. Я уже не буду говорить про чемпионат страны, вот самый важный и страшный старт.

— Страшный турнир — чемпионат страны?— Очень. И для нас тогда, и сейчас, потому что ты прекрасно понимаешь, что основное начинается завтра после чемпионата страны. Либо у тебя продолжается сезон с выступлениями, либо ты начинаешь буквально готовиться к следующему. Иногда это не у всех получается.

— Я так рада, что закончился этот этап в Америке, там постоянно были какие-то сбои: то они пересчитывали оценки после короткого танца, потом во время проката произвольной программы китайского дуэта счетчик технической оценки перестал работать и просто исчез, потом пропал сигнал трансляции во время произвольной программы женщин. Мне кажется, была какая-то абсолютная неподготовленность к этому этапу.

— Но это только начало. У нас еще их пять, и каждый будет интересным, зрелищным, точно так же будешь нервничать и седеть с каждым этапом все больше и больше. Но зато я очень рада тому, что фигурное катание сейчас — особенно в нашей стране — настолько популярно.

— Мне кажется, когда вы катались, фигурное катание тоже было популярным.— Где? В Америке, наверное, и в Японии.

— У нас. У нас все знали: Ирина Слуцкая, Мария Бутырская, Виктория Волчкова.— Можно спросить у Вики, у Иры, как у нас проходили чемпионаты страны в Сокольниках, сколько народу там присутствовало. Сейчас и представить такое невозможно. Видимо, неинтересны мы были публике нашей, российской. Сейчас фантастически популярно фигурное катание, и это благодаря женскому одиночному катанию, нашим девочкам, которые вообще покоряют не только наши сердца, специалистов, они дарят эмоции вообще всей большой нашей стране, кто вообще любит спорт. Мне кажется, у них тоже очень много болельщиков вне нашей страны. Они очень популярны и в Японии, и в Америке. Это просто супер, молодцы девочки.

— Что нас ждет на чемпионате России?— Эмма, прямо хочется потом прийти к тебе и обсудить именно чемпионат страны.

— А не страшно? Потом болельщики начнут вам писать.— Нет, чего мне бояться?

— Не похвалите, например, Женю Медведеву или Алину Загитову.— Похвалю все равно и одну, и вторую, и третью. Я найду, за что. Сегодня не поговорили ни про Алину, ни про Женю, оставим это на попозже, а то сейчас все секреты раскроем. Всем девчонкам огромной удачи. А чемпионат страны — это, наверное, такой психологический момент.

— У кого выдержит психика.— Да, потому что все всегда зависит от нашей головы. Все они будут прекрасно готовы, конечно, в хорошей форме, но ошибаться будет нельзя. Я, если честно, не хотела бы сидеть как судья в этот момент на чемпионате страны, потому что это такая большая ответственность. Выбрать из этого цветника лучший цветок, лучших три — это очень сложно.

— Сейчас сезон только начался. Первый этап Гран-при обсудили. Жду вас после чемпионата страны, как и договорились. Мария Бутырская, величайшая фигуристка, творила историю в свое время, и, хоть она прибедняется и говорит, что она не прыгала сложных прыжков, поверьте, в то время это были очень сложные прыжки.— Ну почему, я прыгала тройной аксель. И Люда Нелидина прыгала. Наверное, не было такой потребности в том, чтобы я его показывала на соревнованиях в прокатах. Как-то я не осмелилась. Вот пойду я на тройной аксель, все потом сорву, буду последней, в общем, все время думала о чем-то другом.

— То есть вы не шли на риск, не вставляли его в программы?— Нет, ни разу.

— Но на тренировках он прямо стабильно получался?— Да, был такой момент.

— Зачем вы тогда его тренировали?— Не знаю, я так любила прыгать. Я такое удовольствие получала, когда он удавался. Это такой элемент был для меня, правда, ультра-си. Чуть-чуть мне стоило поправиться, чуть-чуть выйти из формы, все, он уже у меня не получался, я его уже даже не докручивала. Только в идеальной физической и весовой форме я его могла делать, вот буквально ни грамма.

— Мария Бутырская, потрясающая фигуристка, эксперт, который имеет право на собственное мнение, имеет право вообще и критиковать, но она всех хвалит. Я с ней полностью согласна, потому что невозможно ругать наших замечательных фигуристов, особенно девушек-одиночниц. Всех фигуристов и их команды с медалями первого этапа Гран-при, удачи в дальнейшем. А нам, болельщикам, пожелайте что-нибудь вы, Мария Викторовна.— Во-первых, я уверена, что все болельщики получат огромное удовольствие от того, что сезон открылся, нас ждет очень много интересных и побед, и прокатов. Я думаю, что наши девочки будут поражать. Мне очень хотелось бы сказать нашим болельщикам, что все-таки все девчонки из нашей страны и каждая достойна вашей любви, любви зрительской. Мне очень иногда бывает обидно, когда вы делитесь на какие-то команды, этих спортсменов любим, этих не любим, начинаете девочек в интернете обсуждать, некрасивые слова употреблять. Меня это очень сильно коробит.

Я счастливый человек, что я каталась в тот момент, когда не было интернета, не знала, какие гадости про меня говорили. Это все говорилось только на кухне у кого-то, смотрели фигурное катание и могли поговорить. Но я этого не видела, не слышала и считаю, что это было классно. Сейчас другое время, просто следите и любите каждую из них. Каждая достойна, болейте, это все-таки девчонки из нашей страны. Сегодня одна лучше, завтра — другая, но они делают такую историю. Как это сложно вообще катать такие сложнейшие программы с такими прыжками, с такими вращениями. Просто все это делают для того, чтобы вас радовать.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх