Свежие комментарии

  • Любовь Прокофьевна
    О! Давно не было слышно про этих предателей! Как говориться "рыбак рыбака видит из далека".Предавшие Россию ...
  • Серж Южанин
    Депутат Лебедев п...
  • Кузя Домовая
    Плющенко шестёрка Рудковской с кастрюлей на голове и чемодан без ручки фирмы Луи Витон! Рудковская держит его как руч...Радимов: «Плющенк...

Авербух рассказал новости про Загитову и Медведеву

Авербух рассказал новости про Загитову и Медведеву

Илья Авербух побывал в эфире программы «ОК на связи!» и рассказал кучу интересностей о крутом шоу Первого канала «Ледниковый период». Серебряный призер Олимпиады сравнил свою деятельность на проекте с работой пилота самолета, высказал мнение о Загитовой-ведущей и поучаствовал в блице.

— Каким образом у вас получается обходить все неудобные вопросы? Я ни разу, ни в одном интервью не слышал, чтобы вы о ком-то что-то плохое сказали, или вы со всеми в прекрасных отношениях?— Это абсолютно искренние ответы. Во-первых, я бесконечно уважаю каждого, потому что меня окружают люди, которые созидают, творят и работают. Я могу быть не согласен с их позицией, но они все труженики, созидатели, поэтому я плохое всегда держу при себе и говорю о том, что я уважаю.

— Все-таки есть осадок, но вы о нем не говорите?— Я же живой человек, и у меня тоже бывает много всяких эмоций.

— Вы в первую очередь продюсер или хореограф?— Хореограф.

— Главное — участие или победа?— Всегда победа.

— Участникам «Ледникового периода» так же говорите?— У них у всех победа над своими страхами, переживаниями. Для каждого есть главный танец, который он сделает, и он должен быть победным, а просто поучаствовать — это неинтересно.

— В путешествиях больше любите открывать новые места или возвращаться к старым, уже изъезженным?— Я всегда за новые места, однозначно, но в последнее время хочется вернуться к старым.

— В плейлисте классическая музыка или современная?— Я бы сказал больше инструментальная. Я люблю сложную музыку, которая заставляет тебя сопереживать или наоборот, не мешает.

— Вас подрезали на дороге, эмоции — крыть матом или отпустить ситуацию?— Все зависит от настроения. Порой я устраиваю перегонки, гудения, заглядывания, но в основном просто уезжаю.

— В социальных сетях пишут гадости — отвечаете или проигнорируете?— Я раньше держался в стороне, но все-таки сейчас меня накрыла эта волна. Иногда от безысходности меня разрывает на ответ, за который потом себя коришь, потому что ты разговариваешь фактически с пустотой, но ты не можешь молчать.

Конечно, не надо этого делать.

— Когда сын стоит на скейтборде, как правило, подначиваете на новые трюки или просто ровненько по прямой разрешаете ездить?— Скорее — первое.

— Как прошли карантинные весна-лето?— С точки зрения бизнеса это, конечно, тяжелейшее время. Оно в принципе никуда не исчезло, мы по-прежнему не можем проводить шоу, большие концерты, то есть даже некие послабления делают представления совсем нерентабельными. Бизнес находится практически в руинах. Но с точки зрения личного мироощущения я всегда буду вспоминать это время как очень светлое время самоочищения. Я переосмыслил очень многие ценности. Нашел очень много точек опоры, за которые цепляюсь, когда меня пожирает суета. Мне бы хотелось, чтобы такие отпуска случались, но чтобы при этом все не было так грустно и печально, как происходит сейчас.

— Несколько лет между вами, Евгением Плющенко и Татьяной Навка идет гонка ледовых вооружений. По внутренним ощущениям есть ли победитель в этой борьбе?— Конечно, мы победителя не определяем. Победителя определяет касса. Есть такое выражение «встретимся у кассы». Если все три проекта живут, значит, у всех есть свой зритель, значит они самоокупаются, и у них есть возможность идти дальше. Получается, все победители, потому что зрители выигрывают от того, что качество растет, есть конкуренция, а мы выигрываем от того, что интерес к этим проектам очень высокий.

На заре, когда я только начинал делать детские ледовые спектакли, я даже боялся предложить фигуристам поучаствовать, потому что кататься на «елках» олимпийскому чемпиону считалось зазорным. Но я сказал, что мы будем делать очень хорошие шоу, у нас будет высокий уровень, и с каждым годом мы поднимали планку. Сейчас елочные представления чуть ли не мечта олимпийских чемпионов. Хотя не надо лукавить, все эти проекты коммерческие. С точки зрения творчества для меня гораздо важнее и ценнее представления, такие как спектакли «Огни большого города», «Кармен», «Ромео и Джульетта». Этим спектаклям не нужны новогодние каникулы, которые волей-неволей ведут очень часто обывателей, которые идут по методу не качества шоу, а поближе к дому. Вот эти спектакли всегда стоят особняком, над ними всегда ведется работа.

— Готовятся ли какие-то новогодние постановки?— Мы еще для себя их не закрыли, потому что ситуация очень сложная. Находиться в подвешенном состоянии очень сложно, потому что продажа билетов таких представлений начинается обычно еще в начале лета, но сейчас они до сих пор не открыты, потому что нет никакого разрешения. Да и люди не хотят покупать билеты, потому что их потом придется сдавать. Планы по представлениям, конечно есть. Мы находимся в контакте и с Яной Рудковской, и с Таней Навкой, спрашиваем друг у друга, кто и что собирается делать. Мы всегда на низком старте, но сейчас правильнее заботиться о здоровье, беречь детей, себя, быть самоорганизованными.

— Состоятся ли хоть какие-то международные соревнования в этом сезоне по фигурному катанию?— По крайней мере, внутрироссийские проводятся. Сейчас будет второй этап Кубка России по фигурному катанию. Из-за того, что я сейчас сфокусирован на «Ледниковом периоде», я не знаю, как решается вопрос со зрителями, но в любом случае я знаю, что Первый канал будет показывать трансляцию. А дальше я думаю будет найдено какое-то решение. К сожалению, этапы Гран-при в этом году «кривые», но главные старты — ЧЕ, ЧМ, Четыре континента — будут только в следующем году.

— Евгения Медведева делает потрясающие элементы, один из них «колесо», но за них не начисляются баллы. Вот что важнее в фигурном катание: зрелище или заработать очки от жюри?— Миссия чемпиона — это не только выигрывать бесконечные турниры, что безусловно, очень важно. Она заключается еще и в продвижении самого вида спорта, его популяризации, показе новых элементов. Мне, например, в этом году программа Жени понравилась, она насыщенная, в ней много интересных элементов, но, к сожалению, у нее руки поскользнулись на этом «колесе». Фигурное катание — синтез спорта и искусства. Абсолютный чемпион — тот, кто выиграл чемпионат и оставил еще такой след, что твои программы потом пересматривают.

— Когда последний раз вы выходили на лед, как фигурист?— Было мероприятие, большое гала-шоу на Первом канале. Если честно, к середине номера я уже играл только лицом.

О «Ледниковом периоде»

В «Ледниковом периоде» человек попадает в совершенно другую ситуацию, и зритель это видит и ценит. Все понимают, что это сложно, здесь невозможна никакая подмена, люди выходят и учатся с нуля абсолютно новому. В этом сезоне просто сборище безумных трудоголиков, такого сезона не было никогда. Порой мы уже думаем, как их выгнать с тренировки.

Самое противное, когда ты ставишь. Ребята с первого раза делают, и вроде все хорошо. На следующий день приходишь, а они ничего не могут сделать. Главное — на это первые дня 2 не смотреть. И, действительно, на третий-четвертый день что-то как-то вырисовывается.

Про четырехлетнее отсутствие «Ледникового периода»

В эти годы был проект «Ледниковый период. Дети». Я считаю его очень важным, потому что талантливые дети попадали в руки профессиональных ребят, и мы на протяжении 2 месяцев ставили разные программы, работали над их кругозором. Главное, что эти дети взяли самое лучшее и сейчас соревнуются, мы знаем их имена: Софья Акатьева, Вероника Жилина, Арсений Федотов — ребята идут вперед, мы скоро будем за них болеть. Поэтому была определенная пауза. Но были также и «Кубок профессионалов», и «Лед и пламя», но в какой-то момент от «Ледникового периода» было перенасыщение. Этот сезон юбилейный, 10-й. Сейчас мы все работаем над «соскучившимся» действом и за этот год, и за все пропущенные.

О Загитовой в роли ведущей

Я хочу сказать, что все-таки это проект «Первого канала». Решение по ведущим принимается их руководством. Мне очень приятно, что Алина с уважением отнеслась к нашему проекту и согласилась принять в этом участие, хотя думаю, что она вряд ли следила за тем, что делалось в «Ледниковом периоде» до этого. Я считаю, что это очень здорово и для Алины, и для нас. Непосредственно сами переговоры с Алиной я не вел. Их вело руководство «Первого канала», они договорились между собой. Я знал о переговорах и приветствовал их.

Вы знаете, проект «Звезды на льду», который еще стартовал в 2006 году, вели Ира Слуцкая и Женя Плющенко. Я тогда уже заложил эту традицию, это была моя просьба, чтобы все в этом проекте было в руках у фигуристов. Пускай мы где-то непрофессиональны в начале пути, но это наш проект, наш мир про нас. Ира Слуцкая долго вела проект, Женя Плющенко затем ушел работать на другой канал. Потом в проекте участвовал Марат Башаров, появился Алексей Ягудин, который стал профессиональным ведущим, дважды номинировавшимся на ТЭФИ. Он взял эту профессию.

Женя Медведева вела проект «Ледниковый период. Дети» и тоже попробовала себя в роли ведущей. То есть, это может быть мостом для всех. Я счастлив, что Алина в нашем проекте. Считаю, что каждый из нас должен максимально поддержать ее, потому что это абсолютно новая среда. Кто-то думает, что это легко — взять микрофон и разговаривать. Это не так. Алина учится от эпизода к эпизоду. Она понимает и относится к этому профессионально. Она остается после съемок, она готовится к съемкам. Я считаю, что для ее понимания, для ее мироощущения это очень здорово. Важно, чтобы мир вокруг был добр и открыт. Я не понимаю этого самоутверждения людей в негативном плане. Алина — олимпийская чемпионка, великая спортсменка. Она идет дальше, развивается, пробует новое, и это здорово. Давайте ее поддерживать. Ее же смотрят также дети. Они же понимают: «Сначала я буду чемпионом, а потом работать на телевидении». Это тоже важная история, что есть большое будущее. Пожалуйста, уважайте каждого трудящегося и созидающего человека.

Об отборе в «Ледниковый период»

Он есть. Мы смотрим, потом какое-то время следим, как человек прогрессирует. Мы стараемся, чтобы на проект были приглашены медийные люди, охватывали разную аудиторию. У широкой аудитории нашего проекта есть свои любимцы. Это очень важно, и здесь я вижу свое продюсирование, потому что у нас продюсированием называется почти все подряд. Когда я продюсирую все свое шоу и занимаюсь коммерческой деятельностью — это настоящее продюсирование. Здесь вся финансовая составляющая лежит на канале, а я выступаю как организатор. Так или иначе, в это время ты смотришь и понимаешь, что подставишь человека. Возможно, тебе бы хотелось, чтобы он выкатился хоть как-нибудь для хайпа. Но потом ты понимаешь — это будет трагедия.

Если можно сравнить мою работу с работой пилота самолета, то, во-первых, это всех посадить в самолет. Все сели, потом пошел первый эпизод: самолет взлетел. Дальше начинается зона турбулентности, потому что у кого-то все получается, кто-то уходит вниз. И тут начинается желание взять парашют и выпрыгнуть из этого самолета.

Проигравшими никто не хочет быть. Конечно, соревнование условное, но лучше я уйду по какой-нибудь травме, чем кому-то проиграю. Моя работа — удержать всех, объяснить, что самый важный танец впереди, и мы его обязательно сделаем. И в конце посадить самолет, прийти к финалу, чтобы все не поругались, не поубивали друг друга. Никогда у меня этого не было, и надеюсь, что не будет. В этом сезоне впервые в этой зоне турбулентности, когда началось вот это: «усталость, кураж прошел, одни и те же элементы, у всех тупик», никто ко мне не подходит с этими душещипательными разговорами: «У меня столько съемок, я такого не ожидал. Давай мы сейчас придумаем что-то красивое: ногу подвернул, заболел…» Хоть бы один подошел побеседовать, но все ставят перед собой максимальную задачу. Никого не пугают номинации. Боевые ребята собрались.

Про подбор пар

Это тоже непростой процесс. В принципе, уже глаз пристрелян, и я примерно понимаю, кого к кому мы поставим. Иногда мы пробуем разных ребят, но, в основном, это делается для того, чтобы участники не чувствовали, что у них есть выбор (смеется). Выбора нет, все предрешено. А все остальное — игра и видимость (смеется). Но я хочу сказать, что их участие в этом сезоне наряду с ребятами, которые уже давно в проекте, дает возможность идти дальше. «Ледниковый период» — это такой хороший плацдарм, он очень живой, и никто при этом не забыт. Многие впервые пробуют себя на тренерском поприще, учатся многому в постановочной работе. Это тоже очень важный момент, это момент работы на будущее, и это тоже нельзя переоценить. Я очень благодарен всем. Это дает возможность идти вперед.

Про комментатора Гришина

Александр — профессиональный комментатор фигурного катания, с ним очень много вели вместе репортажей, он очень интеллигентный и тактичный человек. Я сам настаивал на том, чтобы они с Владимиром Гомельским вели вместе наш проект. Я уже извинился за свой эмоциональный выпад по поводу комментирования, это недопустимо. С другой стороны, Александр услышал свои ошибки и принял их. Ему очень хотелось искренне приукрасить выступление, но есть негласное правило, что во время выступлений фигуристов комментатор замолкает и дает возможность наслаждаться музыкой и всем остальным. Это очень важно. Конечно, Саша продолжит работу над проектом, мы все проговорили, и я думаю, что зрители будут слышать прекрасные комментарии.

Подписывайтесь на youtube-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх