Свежие комментарии

  • Юрий Джиоев
    Да, Мясников прав-именно причинно-следственная связь этих ужасных событии указывает на корень зла- растление постсове...Доктор Мясников —...
  • mark kapustin
    Живя в России была скромницей, уехала в Штаты и понеслось, ну выложила и выложила......«Ух, как горячо. ...
  • Екатерина
    Судя по нaстроениям избирaтелей в бюллетень придется добaвить грaфу "Только НЕ ЗА ЕДИНУЮ РОССИЮ"Вяльбе собирается...

«Услышал про Россию и сказал: «С ума сошли? Конечно, да!» Интервью удивительного новичка «Уфы»

«Услышал про Россию и сказал: «С ума сошли? Конечно, да!» Интервью удивительного новичка «Уфы»

В «Уфе» с марта этого года играет очень необычный новичок — темнокожий опорник Парфе Бизоза. Вот несколько фактов о нем:

— Родился в Бурунди, но детство и юность провел в Норвегии,
— В детстве занимался лыжами,
— За три года прошел путь от четвертого дивизиона Норвегии до элитной лиги,
— На вопрос о переходе в «Уфу» ответил: «Вы что, с ума сошли? Конечно, да!»
— Мечтает оказаться в «МЮ», а для начала — в «Вест Хэме»,
— Наступил на Погребняка и удалился с поля через 13 минут после дебюта в РПЛ.

Мы поговорили с футболистом — он оказался исключительно позитивным. Признался, что в России ему пока не хватает одного — мексиканских лепешек такос. Зато он в восторге от «Уфы» и партнеров по команде. И уже вовсю изучает русский язык.

Бизоза уехал из Бурунди, потому что там началась гражданская война. Попал в Норвегию, выучил язык и называет эту страну своим домом

— В Википедии написано, что ты родился в Норвегии, в местечке под названием Скодье. Как ты там оказался?
— Это неправда, я родился в Бурунди. Мне было четыре года, когда мы с семьей переехали в Скодье. На родине была гражданская война, так что нашей семье пришлось перебраться в безопасное место. Страну мы не выбирали, мы попали в Норвегию по программе переселения беженцев.

Считаю, нам очень повезло, что выбрали в том числе и нашу семью.

— Война осталась в памяти?
— К счастью, я о ней ничего не помню. Я был совсем маленьким, когда нам пришлось уехать из Бурунди. Но, мне кажется, это хорошо — не помнить о войне, потому что это ужасно, когда ты вынужден покинуть свой дом. Однако по воле судьбы я оказался в прекрасном месте, которое и стало для меня родным. В Норвегии очень заботились о нас, обеспечили нас квартирой, родителей — работой, а главное — здоровым обществом.

— Каким оказался твой новый дом?
— Скодье — северная деревушка недалеко от портового города. Очень красивое и спокойное место. Там ты по-настоящему ощущаешь себя человеком и можешь сконцентрироваться на том, что делаешь. Там очень хорошее общество, люди рабочего класса, очень доброжелательные и общительные. Счастлив, что могу называть это место своим домом. Важно, что нам удалось быстро адаптироваться к новой среде, выучить язык и стать родными для местных.

— Как начался твой футбольный путь?
— Сначала я занимался в местной футбольной академии, в своей деревушке. В 13 лет перешел в «Равн» из Олесунна, 10 минут езды от дома. Оттуда в 16 лет перебрался в профессиональную молодежную команду «Олесунн» — это самый большой клуб в городе. Поиграл там до 18 лет, но меня не привлекали к тренировкам с основной командой столько, сколько мне хотелось. Я чувствовал, что уже готов к основной команде, заслуживаю шанса. Поэтому мне пришлось сделать очень сложный выбор — я пошел играть в «Херд» из четвертого дивизиона Норвегии, чтобы получать больше игровой практики. В итоге я провел полтора года в любительской лиге.

Зато потом меня купил «Реуфосс» из Первого дивизиона. Я провел там один год, а после этого «Олесунн» выкупил меня обратно. Это был огромный путь из четвертого дивизиона в Премьер-лигу. Отыграв там один сезон, я оказался в «Уфе», чему очень рад.

— Расскажи самую запоминающуюся историю из карьеры в Норвегии.
— Когда мне было 18 лет и я выбрал четвертый дивизион вместо молодежки «Олесунна», моя мама загрустила и подумала, что я закончу с футболом. Мы тогда ехали в машине на тренировку, я поклялся ей, что через четыре года буду играть вне Норвегии в высшем дивизионе. Я сделал это за три года. Вспоминать, что было в моей жизни тогда, с чего я начал и где в итоге оказался — непередаваемое ощущение. Но я парень с очень высокими амбициями. Если что-то делаю, всегда выкладываюсь на 100 процентов и никогда ничего не откладываю. Пусть болельщики «Уфы» знают это. Я их не подведу.

В детстве Бизоза занимался лыжами. Он болеет за Петтера Нортуга и называет его «мистер кошмар для русских»

— Норвегия — страна зимних видов спорта. Ты никогда не думал стать лыжником или биатлонистом?
— В детстве я действительно занимался лыжными гонками, как Александр Большунов. Вам должно быть знакомо это имя, он ваш чемпион. Мне нравился этот вид спорта, я получал огромное удовольствие, вставая на лыжи в 7-10 лет. Но футбол мне все же нравился больше. Я «родился с мячом в ногах», так что, можно сказать, даже не делал выбора.

— Сейчас следишь за лыжами? Видел финальную гонку чемпионата мира в Оберстдорфе, где Большунов сломал палку в схватке с Клэбо?
— Не видел, но знаю, что там произошло. За лыжным спортом я слежу достаточно активно. Раньше болел за нашу суперзвезду Петтера Нортуга. Это мистер кошмар для русских. Сейчас у нас есть Клэбо — и мне жалко, что он потерял свою медаль чемпионата мира. Знаю, что ее получил Большунов, а Клэбо дисквалифицировали. Мне неприятно было это слышать, но в этот раз русским повезло. Клэбо еще завоюет свои медали, я уверен.

— Почему ты в итоге выбрал футбол? Он привлек возможностью заработать много денег?
— Нет, конечно. Футбол — любовь с первого взгляда, как с моей девушкой. Вообще, мой отец был футболистом в Африке. Он играл не на высоком уровне, но привил мне любовь к мячу. Естественно, я играю не ради денег, но я рад, что это приносит средства, что я могу называть это работой. Главное — я безумно счастлив каждый раз, когда моя нога ступает на газон. Такое удовольствие невозможно измерить деньгами.

— На международном уровне ты представляешь сборную Бурунди, хотя у тебя еще есть гражданство Норвегии. Почему ты не выбрал Норвегию? Из-за большей конкуренции?
— Я не выбирал сборную Бурунди. Это они меня выбрали, пригласили в команду. Но у меня была травма, мне даже не удалось там поиграть. Я просто приехал на сбор, познакомился с ребятами, потренировался. Я пошел на этот шаг, потому что хотел вернуться на историческую родину.

— И?
— Я не почувствовал себя там как дома. Для меня это была новая страна. У меня там нет близких, я там ни с кем не общаюсь. Мой дом — Норвегия, и я все еще могу играть за эту сборную. Это то, чего я больше всего хочу на данный момент, моя большая мечта — попасть в заявку сборной Норвегии.

В «Уфу» Бизоза попал по приглашению Газизова. Футболист называет этот переход «исполнением мечты»

— Расскажи о переходе в «Уфу». Как ты впервые узнал о предложении и что подумал?
— «Уфа» связалась с моим бывшим клубом «Олесунном». Спортивный директор подошел ко мне и сказал: «У нас есть предложение из России, из Уфы. Такой вариант тебя устраивает? Сделает ли он тебя счастливым?» Я ответил: «Это же российская Премьер-лига, топ-7 в мире. Вы с ума сошли? Конечно, да! Вы просто обязаны исполнить мою мечту!» И они сказали, что сделают все возможное. И — бум, я уже тут и очень рад, что оказался в таком коллективе. Но раньше я даже не мог об этом подумать, мне это казалось чем-то нереальным. А сейчас я здесь, работаю, смотрю, с какими командами нам предстоит играть, готовлюсь.

— То есть до переезда ты уже что-то знал про РПЛ?
— Я в принципе смотрел много футбола, знал о российском чемпионате, изучал стиль игры ваших команд, мне это было интересно. Хотел быть готовым быстро адаптироваться в любой среде, поэтому изучал разные лиги. В основном я следил за российскими командами в Лиге чемпионов — «Локомотивом», «Зенитом», ЦСКА. Это большие клубы, я много знал про них. Еще следил за «Ростовом» — там играет мой соотечественник Матиас Норманн. Это классный игрок, очень хочу встретиться с ним лично на поле.

— По уровню российская Премьер-лига выше норвежской Элитсерии?
— РПЛ определенно выше уровнем любой норвежской лиги. На мой взгляд, это одна из лучших лиг в мире. Здесь намного больше сильных игроков и команд, участвующих в еврокубках. Но, безусловно, в Норвегии больше суперзвездных футболистов, которые выступают в топовых чемпионатах. Это феномен поколения, у нас сейчас действительно очень сильные игроки.

— Кто номер один, спрашивать неуместно?
— Конечно, Холанд. Вы же видите, что сейчас вытворяет этот парень. Он просто сумасшедший. Его хищная манера меня очень вдохновляет. Норманн тоже хорош в «Ростове», мне нравится его стиль игры. Но мне бы хотелось быть как Сандер Берге из «Шеффилда». Он играет примерно на моей позиции — в опорной зоне — и мне есть, чему у него научиться. Также отмечу Деклена Райса из «Вест Хэма». Хотя мои главные футбольные ориентиры — Патрик Виейра и Яя Туре. Но я Парфе Бизоза, и я хочу построить свой уникальный путь, быть на высочайшем уровне.

— Тебе подходит тот футбол, в который сейчас играет «Уфа?
— Мне кажется, я очень способный и легко обучаемый игрок. Поэтому мне не будет трудно подстроиться под любой стиль. Главное — я буду умирать на поле за свою команду и за своего тренера. Но, думаю, я очень хорошо вписываюсь в ту систему, которую тренер Рахимов пытается сейчас построить. Все-таки он же хотел такого игрока, как я. Тем более для меня они больше, чем просто клуб и тренеры. Это для меня семья. Рахимов для меня — второй отец, партнеры по команде — двоюродные братья, клуб — семья. Это не шутки, я правда так считаю.

В первом же матче РПЛ Бизоза получил красную карточку за фол на Погребняке. После нее он чувствовал опустошение

— Что тебя больше всего удивило в России?
— Я был поражен, что люди здесь безумно добрые. У европейцев другие стереотипы о русских. Но я столкнулся с тем, что у всех окружающих большое сердце. Я не думал, что меня здесь так тепло встретят. А, вот что еще удивило: такос! Ребята, у вас в стране нет такос? Как вы вообще живете без них? (Смеется.)

— Думаю, есть. Тебе стоит поискать в интернете, где их можно заказать.
— Объясню: я только переехал в свою квартиру в Уфе, поэтому обычно ужинаю в ресторанах. И я до сих пор не могу найти нигде мое любимое мексиканское блюдо. Видимо, мне действительно придется заказать его в интернете. Но надо сказать, что в Уфе очень вкусно готовят. Мне здесь безумно нравятся суши и салат из креветок. Прямо супер!

— В своем дебютном матче в РПЛ — против «Урала» — ты получил первое удаление в карьере. Что в тот момент творилось в твоей голове?
— Опустошение. Думаю, мало кто это заметил, но я был очень разочарован, потому что я не грязный игрок. Я не тот, кто будет специально делать такие вещи. Моя задача была выиграть мяч, я видел, что игрок приближается, но был сфокусирован на мяче. Я пытался избежать столкновения, но в итоге наступил на ногу Погребняка. Я понял, что он был первым на мяче, и подумал: «О, нет!» Слава богу, что я его несильно задел и обошлось без травмы. Но, безусловно, это была очень глупая красная карточка. Надеюсь, все поняли, что я не делал это специально.

— Бывший арбитр Алексей Николаев, ныне телевизионный эксперт, оценивая этот эпизод, сказал: «Видно, что игроку «Уфы» хватило 14 минут, чтобы захотеть покинуть поле. Иначе я поступок полузащитника объяснить не могу. Просто нет слов». Что ответишь ему?
— Он, что, сумасшедший? Как я могу хотеть покинуть поле, если делаю то, что люблю больше всего в жизни? Это самая безумная вещь, которую я когда-либо слышал в жизни. Грустно, что у кого-то возникает такое мнение, глядя на тот момент. Видимо, он никогда не играл в футбол, раз говорит такие вещи.

— Некоторые скептически отнеслись к твоему трансферу из худшей команды Норвегии в РПЛ. Что думаешь о таких реакциях?
— Круто. Теперь я должен сделать так, чтобы они передумали, взяли свои слова обратно, вот и все. В этом нет никакой проблемы. Люди могут говорить что угодно, меня это никак не задевает. Вообще, я из тех игроков, кто вдохновляется, когда фанаты освистывают. Мне нравится это. Это значит, что я должен улучшить свою игру и доказать им, что делаю все правильно.

— В российском футболе, к сожалению, периодически случаются расистские скандалы. Ты сталкивался с подобным в жизни?
— Нет, у меня не было такого опыта. Честно говоря, для меня это не проблема, я сфокусирован на футболе, а не на этом. Я знаю, что я хороший человек и всегда помогу людям, если они ко мне обратятся. Поэтому не буду обращать внимания на такие оскорбления, если они будут здесь. У каждого человека есть свое мнение на этот счет и каждый имеет право на него. Главное, чтобы не доходило до рукоприкладства или угрозы жизни. А остальное — совершенно неважно.

— Что думаешь об акции BLM в футболе?
— Мне кажется, это хорошее движение. Просто я сконцентрирован на игре и своей карьере. В мире достаточно людей, кто за это отвечает. Не думаю, что им нужен еще один человек. Но хорошо, что есть такие акции. Важна любая жизнь, мы все это понимаем.

— Тебя не расстраивает, что этого движения нет в РПЛ?
— Нет, это абсолютно нормально. Здесь свое видение, свои культурные и исторические причины, поэтому не вижу проблемы в этом. Тем более нужно понимать, что в футболе это делается на добровольной основе.

Про «Уфу»: обещает добавить в плей-лист трек Мурзагулова и называет Урунова королем моды

— С кем из партнеров по команде ты ближе всего общаешься?
— У меня очень хорошие отношения с Жамалетдиновым и Беленовым, как и со всеми игроками «Уфы», в принципе. Они все очень классные парни, и с ними сложно не подружиться, потому что они классные люди. Они называют меня «бизон», это Беленов придумал. Мне нравится.

— Знаешь, кто такой Шамиль Газизов? Он вновь стал гендиром «Уфы» после увольнения из «Спартака».
— Конечно — тем более, что именно он привел меня в «Уфу». Насколько мне известно, он заинтересовался в моей кандидатуре и предложил клубу совершить такую покупку. Он очень сильный и влиятельный человек. Газизов каждый раз заходит к нам в раздевалку и делится впечатлениями об игре, поддерживает нас. Да, я слышал, что он был в «Спартаке» — он знает много о бизнесе и как прокачать карьеру игроков. В общем, он очень хороший человек.

«Я непосредственно участвовал в его подписании, это правда. Мы давно следим за чемпионатом Норвегии, это один из интересных для нас рынков. Нам подсказали, за кем там понаблюдать, мы это сделали и остановились на кандидатуре Бизоза. Он привлек скоростью, видением поля и перспективностью. Примечательно, что Парфе сразу попал в стартовый состав, часто играет. Это говорит о том, что на него рассчитывает тренерский штаб. Естественно, его покупку мы обсуждали с Рашидом Маматкуловичем и тренерским штабом.

Как про человека могу сказать, что он очень общительный, быстро влился в коллектив. Это говорит о том, что у него открытое сердце и он коммуникабельный парень. Бизоза и болельщикам сразу понравился, потому что он очень отзывчивый человек. Парфе уже занимается русским языком, выучил несколько интересных предложений, которые я не хочу вам говорить, это такие внутренние истории. А так, мы надеемся, что из него выйдет хороший футболист. Но понимаем, что еще надо расти и расти», — Шамиль Газизов, гендиректор «Уфы».

— Вместе с тобой в команду вернулся Остон Урунов. Как он тебе?
— Остон — потрясающий футболист. Он не зря был приглашен в «Спартак». Да, там у него не совсем получилось, возможно, не подошел по стилю. Но ему явно нужно больше играть, и он будет показывать свои качества и расти. Так что он правильно сделал, что вернулся в «Уфу». Он поможет клубу остаться в Премьер-лиге, а клуб поможет ему.

— Урунов в «Спартаке» стал человеком-мемом после фотографии с пакетами одежды известных брендов. В раздевалке шутят над этим?
— Я не замечал, чтобы его подкалывали по этому поводу. Но он король моды в «Уфе», это видно. У него очень хороший стиль и есть отличные вещи в гардеробе. Наверное, мне нужно перенять какие-то навыки сочетания стилей у него. Хотя я не такой человек, который купит «Гуччи» просто потому, что это «Гуччи». Если мне понравится какая-то вещь, я куплю ее вне зависимости от бренда. Я могу спокойно купить худи из «H& M». Это про то, что ты надеваешь вещь, которую сам хочешь, а не ту, которая понравится другим. А что касается Остона, то я уверен, что ему просто нравится эта одежда, он чувствует себя комфортно и уверенно в ней.

— Может ли «Уфа» стать для тебя трамплином в более статусные клубы России, или ты хочешь пойти по пути Зинченко и переехать сразу в европейский гранд?
— Я слышал, что у бывших игроков «Уфы» обычно хорошее будущее, они часто оказываются в разных именитых клубах. Во время моего трансфера мне тоже сказали, что хотели бы помочь мне вырасти и выгодно продать в сильный клуб, возможно, европейский. Но это не то, о чем я сейчас думаю. Сейчас мне главное адаптироваться здесь и показывать хороший футбол. Если я сейчас буду думать, что через 5-6 месяцев уйду в другое место, не смогу нормально играть. Единственное, что ты должен делать, чтобы сбылась твоя мечта — сконцентрироваться на футболе и тренироваться. Остальное обязательно придет, я не сомневаюсь.

— Сейчас «Уфа» находится в зоне вылета. Если клуб понизит свой уровень до ФНЛ, ты останешься в команде?
— Меня подписали на 3,5 года, так что я должен здесь оставаться. В любом случае «Уфа» — замечательная команда, не думаю, что мы вылетим из Премьер-лиги. Теоретически это может произойти, но я уверен, что мы останемся в РПЛ. Но если вдруг это произойдет, то можно ведь выиграть вторую лигу и вновь выйти в Высший дивизион. Почему нет?

— Какие у тебя футбольные цели на ближайшее будущее?
— Выиграть РПЛ с «Уфой» и попасть в Лигу чемпионов, определенно. Было бы круто! Но, безусловно, для начала хочется остаться в высшем дивизионе в этом году, а также пройти максимально далеко в кубке России. Мы уже прошли в четвертьфинал, нас ждет отличная игра с «Ахматом». Думаю, в следующем году мы можем бороться и за высокие, за еврокубовые места в таблице, если в команде останется костяк. Но через 3-4 года я бы хотел играть в АПЛ. Думаю, это место, которое больше всего мне подходит по стилю. Я уже говорил про высокие амбиции, так что не удивляйтесь.

— В какой команде АПЛ хотел бы оказаться?
¬– В Англии я болею за «Манчестер Юнайтед». Оказаться там — прямо мечта. Но для начала я бы хотел поиграть в «Вест Хэме». Думаю, по игре мне больше всего подходит именно этот клуб. Мне нравится, как они играют. Уверен, я бы мог хорошо вписаться в их схему и философию.

— Последняя тема: музыка. Слушал уже что-то из русского рэпа?
— Да. Я обычно езжу на тренировки с Жамой (Тимур Жамалетдинов. — Sport24), и он иногда включает русскую музыку. Мне нравится. Я заметил, что в русском рэпе есть английские слова и похожие мотивы, исполнение. И был удивлен, что здесь хип-хоп тоже на уровне.

— Ты знал, что председатель совета директоров «Уфы» Ростислав Мурзагулов тоже читает рэп? У него даже есть совместная песня с известным рэпером Моргенштерном.
— О, это круто! Я, честно говоря, не слышал его песни, но это здорово. Я определенно должен послушать их и обязательно сделаю это. Конечно, это хорошо, что даже наши руководители — продвинутые музыкальные люди. Это удивляет. Он очень хороший и позитивный человек, поэтому я думаю, что его песни нравятся людям. Возможно, я добавлю его в свой плейлист.

«Когда мы поделили страну на красных и белых, вышло не очень хорошо». Босс «Уфы» записал рэп-клип

— А кто отвечает за музыку в раздевалке «Уфы»?
— Иногда Остон, иногда Плиев. Обычно они включают медленную музыку или рэп. Мне нравится, здорово. Но, думаю, я возьму это дело в свои руки и включу им что-то из Канье Уэста и Джей Зи, чтобы знали таких исполнителей. Или что-то из своего любимого Джастина Бибера — у меня доброе сердце, я люблю лиричные песни тоже.

— Напоследок скажи пару слов нашим читателям.
— Надеюсь, вы получили удовольствие от знакомства со мной через это интервью. И скажу без капли напыщенности: я хочу быть лучшим полузащитником в России. Так что я буду выкладываться на максимум, чтобы вы запомнили меня как качественного игрока и хорошего человека. Спасибо и удачи всем!

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх