Свежие комментарии

  • Юрий Бакулин
    А дурь со своими трусами нести на всю страну - это уже прилично стало?????Экс-ведущая «Спар...
  • Александр Павлов
    Пусть мне напишут. Я тоже свои продам.Экс-ведущая «Спар...
  • юрий
    утопить обоих в этом озере.Как выглядит дочь...

«Лучшая программа в карьере Медведевой». Как создавалась произвольная под музыку из «Мемуаров гейши»

«Лучшая программа в карьере Медведевой». Как создавалась произвольная под музыку из «Мемуаров гейши»

В этом сезоне двукратная чемпионка мира Евгения Медведева для своей произвольной программы выбрала музыку к фильму «Мемуары гейши». Как позже скажет ее тренер Брайан Орсер, «эта произвольная программа — лучшая в карьере Медведевой».

Незадолго до старта сезона Первый канал сгонял за океан, чтобы посмотреть, как Медведева и хореограф Ше-Линн Бурн работают над этой постановкой. Получилось интересно.

Женя и Ше-Линн на льду.

Женя: Почему я не могу делать это отсюда?

Ше-Линн: Делать сразу? Это тяжело. Когда ты делаешь отсюда, получается легче (Ше-Линн показывает, как сделать лучше, Женя повторяет). Так легче. Когда ты делаешь отсюда, можешь контролировать выезд.

(Женя делает так, как предлагает Ше-Линн). Лучше! Неплохо. Мне нравится, теперь видно, что скоба сделана очень чисто.

Ты делаешь разворот, уводишь (корпус) под себя и показываешь немного больше. Может быть, есть смысл сделать между твизлом и скобой (показывает то, что говорит). Мне понравился твой выезд — он был чистым. Надеюсь, ты найдешь время, чтобы поработать над ним еще.

Женя: Да, я запомнила.

Ше-Линн: Может быть, когда ты выезжаешь… (загорается идеей).

Когда ты здесь… После разворота здесь делаешь скобу с этой позиции, твизл, чоктау (показывает).

Увидела, в чем разница? Попробуй.

«Я впервые работаю с Евгенией и впервые создала для нее программу», — говорит в интервью Ше-Линн. «Музыка, которую мы выбрали — из фильма «Мемуары гейши». Знаю, что она мечтала под нее кататься — это очень важно. Она хорошо чувствует эту музыку, стремится донести до нас свои ощущения, свое понимание, переживает буквально за каждый фрагмент. Это помогает в работе. При этом она смелая, легко соглашается пробовать что-то новое, а в моих постановках действительно много новых незнакомых движений для нее. Мне нравится, что она готова бросить себе вызов».

Женя: Вообще, сама тема «Мемуары гейши» для меня очень особенная, потому что над этой музыкой я очень долго думала. Так сказать, я до этой музыки росла, взрослела и не брала ее, потому что я понимала: не сейчас, я еще слишком юная для этой музыки, чтобы передать этот образ правильно, так, как я хочу. Но сейчас, после прошедшего сезона, в принципе и по возрасту я подросла, повзрослела и поняла, что вот оно — время, и именно сейчас нужно брать эту музыку.

Ше-Линн: Евгения — настоящий фанат Японии и японской культуры. И я тоже, я была там много раз, каждый год приезжаю туда для работы в шоу. Мне нравится их отношение к жизни, я чувствую вкус к жизни там, моя семья тоже. Конечно, у нас уже было представление об этой культуре, но я постоянно нахожусь в поиске, хочу узнавать больше и больше про хореографию, про то, какую роль сыграли гейши, предысторию. Все это помогает перенести историю на лед.

Я думаю, чем больше ты испытываешь на себе другую культуру и проживаешь ее в реальности, тем больше можешь рассказать потом. В истории с японской хореографией — точно.

Женя: К произвольной программе я вообще отношусь трепетно очень. Кропотливая работа была проведена, и особенный подход был к этой программе. Эту программу я хотела ставить у определенного постановщика.

Отработка очередного элемента.

Ше-Линн: Помогай себе задней ногой.

Женя: А если я сделаю так? (показывает свой вариант).

Ше-Линн: Если ты сделаешь это, также нужно показать наружу внутрь. Я хочу, чтобы каждая скобка была чистой, как эта. Когда ты делаешь внутрь, выглядит хорошо. Давай попробуем еще раз, чтобы тебя правильно оценили.

«Если ты любишь свое дело, то все время стремишься бросить себе вызов, — продолжает Ше-Линн. — И речь не только о технике, но еще и о художественном мастерстве, о выразительности. Всегда есть что-то, что ты хочешь сказать миру, и чем больше ты веришь в то, что делаешь, тем больший отклик получаешь. Я очень хочу, чтобы Женя каталась от сердца, показывая при этом свой характер.

Просто сказать: «Прыгни здесь» — это не про меня. Это точно не то, зачем ко мне приходят. Во время работы мы действительно делаем много непривычного, но мне хочется, чтобы все происходило с удовольствием, и можно было сказать, что время пролетело незаметно — это мой стиль. Моя главная цель — раскрыть характер Жени, показать людям ее новый мир».

Женя: Определенный постановщик, определенная женщина-портниха, определенные куски музыки, которые именно я хотела — и все получилось так, как действительно я ожидала.

Ше-Линн: Идея кататься под музыку из «Мемуаров гейши» принадлежит Евгении, ее тренер Брайан говорил, что она давно хотела катать такую программу. Я спросила, какие фрагменты ей нравятся больше всего. Отталкиваясь от этого, мы с мужем собрали музыку и собрали историю. Что-то вроде макета программы, из каких движений она будет складываться. Над каждой постановкой мы всегда работаем вместе со спортсменом.

Женя катает определенный фрагмент.

Ше-Линн: Ты сделала ошибку, но мне понравилось. Не знаю, почему. Ты начала делать это, но получилось так (показывает, в чем была ошибка. Женя начинает делать правильно). Да, что-то вроде этого.

Нужно продолжать ехать назад, а потом начать делать твизл (Делают вместе, потом Женя одна). Да-да-да, здесь. Т-образное положение ног в воздухе (демонстрирует правильную позицию). Да! Чоктау, чоктау, петля. Прекрасно. Получается интересно, мне нравится (Женя исполняет перечисляемые элементы).

«Евгения очень непосредственна и очень трудолюбивая, — говорит Ше-Линн. — Она знает чего хочет. Всего одно наблюдение: вчера на тренировке заметила, что она подустала и спрашиваю: «Тебе нужно 10 минут, чтобы передохнуть?» Она выдохнула и так с облегчением: «О, спасибо».

Женя: Меня, естественно, никто там не убивал. Нет, рабочий процесс был очень захватывающий, очень, порой, веселый, потому что во многих моментах я чувствовала, что действительно не умею кататься, и приходилось учиться по-новому чувствовать свое тело.

Еще немного диалога со льда.

Ше-Линн: Ты должна делать, как воин. А еще ты же знаешь, что гейша — значит «искусница»?

Женя: Да.

Ше-Линн: Представь, что у тебя распущенные волосы. Ты вся раскрепощенная. Но воин, который сидит внутри тебя, то и дело прорывается наружу. Это момент твоей силы. Покажи мне твой меч. Свобода в рамках твоей дорожки шагов, понимаешь? Представь, что у тебя был тугой хвост и ты распустила волосы. Восхитительно! Тебе надо найти, как именно. Но это будет работать.

«У нее есть драйв, она очень преданная, — хвалит спортсменку Ше-Линн. — Продолжает работать, даже когда больно или устала, и это замечательно. Мне нравится ее непосредственность, открытость — это действительно удовольствие — работать с ней».

Женя: «Да, это была сложная работа. Потому что в течение 5 дней мы с Ше-Линн работали один на один три часа без перерыва, и потом еще я сама арендовала лед и примерно два часа сама отрабатывала эту программу. И потом еще вне льда я работала полтора-два часа над этой программой. В общем и целом беспрерывной работы получалось 8 часов в день, это было изматывающе.

И еще плюс ко всему для меня там очень холодная арена была, на которой мы работали. А в холоде я очень плохо работаю. Я не переношу недосып и не переношу холодные арены, а работа начиналась рано утром. Для меня 8 часов утра — это рано, для меня и 10 часов утра — это иногда бывает рано. И получается: недосып и холод. Было сложно, но очень интересно, получился хороший такой опыт для меня».

«В моей карьере было много русских тренеров, — вспоминает Ше-Линн. — Когда мы выступали с Виктором Краатцем, мы катались с Климовой и Пономаренко, работали с Дубовой, Тарасовой, Морозовым, поэтому мне несложно найти общий язык с русскими спортсменами. Знаю кое-что о русской культуре, мне комфортно. На самом деле, не так важно, кто ты — русский, японец, американец, канадец, если у тебя есть драйв, есть энергия и желание. Кажется, в этом мы все похожи».

Женя предлагает свое видение элемента.

Женя: Мне нравится это движение, но я не уверена, что я смогу сделать его так, чтобы не испортить впечатление от программы. Прямо сейчас и в этом месте программы это действительно сложно для меня.

Ше-Линн: Может быть, мы найдем способ использовать это движение в какой-нибудь другой части этой программы.

Женя: Я чувствую себя, как в фильме Диснея. Как принцесса Мулан.

Ше-Линн: Следующая связка, которую хорошо бы сделать. Может быть, крюк, выкрюк, выкрюк. Тебе будет удобно? (показывает связку шагов).

Женя: Где?

Ше-Линн: Нет, пока нигде, неважно где. Я просто думаю про твою следующую связку.

Покажи мне еще раз (Женя повторяет). Связка может быть такой. Или еще один вариант: оба чоктау, обе петли, твизл и еще один твизл.

Женя: А что, если мы сделаем так? (показывает свой вариант твизла).

Ше-Линн: Мне нравится то, что ты предлагаешь (Женя делает целую связку). Мне нравится, не будем менять эту связку, круто!

«В новой программе Евгении приходится играть, — завершает свой рассказ Ше-Линн. — Кроме того стали сложнее связки. Это требует больше энергии, больше отдачи. Некоторые из ее программ выглядели проще в этом смысле, нужно было сохранять энергию для прыжков. Мы искали баланс.

Евгения вышла на новый уровень и готова показать это. У нее есть не только прыжки, но навыки катания, более сложные связки между элементами, и она может делать все технично, эффектно. Так, чтобы все запомнили. Не важно, что ты посмотрел — мюзикл или фильм, если в конце ты так тронут, что тебе хочется обсудить увиденное даже после того, как ты ушел из театра, даже спустя неделю, значит, создателям все удалось. Моя цель — добиться того же, когда я работаю над программой. Создать то, о чем люди будут говорить, то, что заденет их чувства и останется с ними надолго».

Последние штрихи постановки.

Ше-Линн: Будет интереснее, если сделать петлю, шаг, твизл и выпад. И то, как ты делаешь это сейчас, больше круговое движение, а нужно по прямой. Ты должна задать направление движению уже после петли (Женя демонстрирует связку).

Ше-Линн: Еще один вариант, который у тебя есть. Ты можешь делать скобку, выкрюк, твизл (показывает).

Женя: Не думаю, что у меня получится сделать это так же чисто, как связку, которую делали до этого.

Ше-Линн: Тогда ты можешь делать крюк, выкрюк, выкрюк или крюк, выкрюк, выкрюк (исполняет варианты связок, Женя повторяет). Да, это было хорошо.

Подписывайтесь на youtube-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх