Свежие комментарии

  • Sobering
    Глобус Украины куда актуальнее.Депутат Верховной...
  • Елена Дмитрова
    Да что там! Всю политическую карту мира! Все произошли ведь от древних укров!Депутат Верховной...
  • NVS66 SergeiShulepov
    У кого нет иммунитета и мозгов всех в «красную зону». Тех кто не прививался и не болел определить как "генофонд для р...Депутат Госдумы п...

«Заявление «Авангарда» — дополнительный стимул пробиться в НХЛ». Интервью Чинахова об отъезде в Америку

«Заявление «Авангарда» — дополнительный стимул пробиться в НХЛ». Интервью Чинахова об отъезде в Америку

За насколько недель Егор Чинахов стал одним из главных ньюсмейкеров в российском хоккее. Сначала 20-летний нападающий вместе с «Авангардом» выиграл Кубок Гагарина, а затем подписал контракт с «Коламбусом», оказавшись в эпицентре скандала между его агентом Шуми Бабаевым и омским клубом. А на днях Чинахов получил в свое расположение главный трофей КХЛ.

— Как родилась идея выставить Кубок Гагарина для болельщиков?
— Поначалу я думал, что кубок у меня будет один день, и его я проведу в кругу друзей. Но когда выяснялось, что будет два дня — посоветовался с агентом и близкими, и решили сделать праздник для всех.

— Можно ли сказать, что вы отчасти компенсировали то, что не были с командой, когда она привозила кубок в Омск?
— Действительно. Для меня это было важно. Я тогда не смог увидеть болельщиков, а теперь ко мне подходили люди, поздравляли с кубком и желали удачи в НХЛ.

— В соцсетях после вашего решения уехать в «Коламбус» многие писали не самые приятные вещи. Мол, вы рано уехали и вообще приняли неправильное решение. Из тех, кто пришел на автограф-сессию, попадались такие люди?
— Знаете, я не так долго играю в хоккей, но уже понял, что поведение людей в интернете редко совпадает с тем, какие они в реальной жизни.

Не все смогут сказать в глаза то, что пишут в соцсетях. Да и думаю, что на мероприятие пришли болельщики, которые изначально настроены позитивно.

— Что говорили люди, которые подходили фотографироваться?
— Желали удачи в «Коламбусе». Подбадривали меня, говорили, что верят. Но если что, ждут обратно в Омске.

— «Авангард» побеждает в шестом матче серии с ЦСКА и берет Кубок Гагарина. Вы в этот момент сидите на карантине один в гостиничном номере. Какие чувства тогда испытывали?
— Тяжело было смотреть даже сам матч. Даже когда команда вела в счете. Хотелось выйти, помочь ребятам. Потом, когда выиграли, смотрел как радуется команда. А у тебя такого нет, потому что ты не с ними. Не скрою, было сложно. Но ничего, теперь восполняю пробелы (улыбается).

— Кто вам тогда первым позвонил с поздравлениями?
— Первой поздравила мама. Потом друг Данияр. Ну и пацаны из команды, конечно, звонили. Показывали чемпионскую раздевалку. Хотелось бы, конечно, побывать там лично. Но значит так суждено.

— Для вас история с ковидом была шоком?
— Абсолютно. Весь сезон все было нормально, думал, что уже обошлось. И ведь никуда толком не ходил, ни с кем кроме команды по ходу плей-офф не общался. Но все равно как-то подхватил. Первый день голова жутко раскалывалась, была температура. А всю остальную неделю симптомов не было. Просто сидел на изоляции.

— Вы привезли Кубок Гагарина на могилы сразу нескольких знакомых личностей для омского хоккея. Что каждый из них для вас значит?
— Самвел Мнацян был хорошим человеком. Наши семьи знакомы. За игрой Леши Черепанова я следил, когда мне было 9-10 лет. Восхищался им, смотрел каждый матч. С Александром Вьюхиным хорошо общалась моя мама. Я и сам с ним лично был знаком. Дядя Саша обещал мне привезти из Ярославля чемпионскую клюшку. Не сложилось… Я думаю, ему было бы приятно, что я привез ему Кубок Гагарина.

— Каким вы запомнили Вьюхина?
— Хорошим. Добрым. Смешным. Постоянно как-то пытался развлечь меня, давал поиграть с блином, ловушкой.

— Не пожалели, что стали нападающим, а не вратарем, как Дядя Саша?
— В детстве задумывался об этом. Постоянно ходил с мячиками, жонглировал ими. Думал, что стану вратарем. Но теперь ни о чем не жалею. Нападающим все-таки быть лучше.

— Приз лучшему новичку КХЛ носит имя Алексея Черепанова. Выиграть его напоследок перед отъездом в «Коламбус» — мечта?
— Это было бы очень приятно. Если так сложится, то это будет заслуга всех тренеров и партнеров. Решать будет лига, но для меня награда имени Черепанова — не пустой звук.

— Видел, что вас в инстаграме поздравила Вера Бирюкова — олимпийская чемпионка по художественной гимнастике. Вы знакомы?
— Да. Общаемся в общей компании.

— Теперь будут слухи, что вы встречаетесь. Капризова с Загитовой не первый год «женят».
— Нет-нет. Там все схвачено (смеется). Но карты раскрывать не могу.

— От кого из известных игроков получил поздравления?
— Влад Гавриков написал. Он меня и с завоеванием Кубка Гагарина поздравил, и когда я подписал контракт с «Коламбусом» — тоже.

— То есть Гавриков для «Коламбуса» уже как Овечкин для русских ребят из «Вашингтона»?
— Я с Овечкиным не общался, мне сложно сказать. Но Влад — доброжелательный парень. Он мне впервые написал еще после драфта. Рад, что у меня будет такой партнер по команде.

— Чей аргумент за отъезд в НХЛ для вас был особенно убедительным? Не считая мамы и агента.
— Я советовался со многими людьми, причастными к хоккею. В том числе с опытными ребятами из «Авангарда». Слушал разные аргументы, но окончательное решение принимал сам.

— Я слышал, что Илья Ковальчук вас подбадривал. Говорил «ты готов!».
— Не могу раскрывать карты. Разговор с Ильей действительно был, но его содержание — секрет.

«Заявление «Авангарда» — дополнительный стимул пробиться в НХЛ». Интервью Чинахова об отъезде в Америку
(Александр Мысякин, Sport24)

— Кирилл Семенов рассказывал, что Ковальчук привнес в команду энергию и позитив. Помните день, когда Илья впервые пришел в раздевалку «Авангарда»?
— Я момент его прихода в клуб не застал. Был на тот момент на чемпионате мира. Когда вернулся из Канады — Илья уже был в команде. Его влияние ощутил с первой же игры. Он человек эмоциональный. Даже если у него самого что-то не получалось на льду, он не зарывался в себе, а пытался подбодрить партнеров. С ним лавка всегда «живая». Каждой бы команде такого игрока как Ковальчук — каждая команда стала бы чемпионской!

— Отец Ковальчука в своей книге писал как сам мастерил из дерева площадку, на которой Илья в детстве отрабатывал бросок. Как вы к своему броску пришли?
— Никаких секретов и особых приспособлений. Просто всегда любил бросать. Мог уйти утром и вернуться поздним вечером. Бросал весь день. Я не делал на этом акцента, просто было в кайф.

— Понятно, что если хочешь играть в НХЛ — надо развивать все. Но что в первую очередь?
— Во-первых, это силовая борьба. Для этого нужна физика и скоростная выносливость. Ну и над броском надо поработать.

— Над броском?!
— Да, конечно. Его надо постоянно совершенствовать. Если у меня пару раз случайно шайба залетела — это не значит, что надо сложить руки.

— То есть 15 шайб в чемпионский сезон вы забросили случайно?
— Конечно. Если бы не случайно — забивал бы в каждом матче (улыбается).

— Еще год назад Боб Хартли вас с Грицюком назвал детьми. Это было справедливо?
— Конечно, задевает, когда тебе говорят, что ты не готов. Но если честно, то в его словах была правда. МХЛ — это не та лига, где каждый игрок будет идти биться. Там если кто-то играет в тело — это счастливый случай.

— Не пошатнулась уверенность в правильности принятого решения об отъезде в НХЛ, когда столкнулись с реакцией болельщиков «Авангарда»?
— Поначалу и правда читал все, и думал: «а может и правда рано?». Но потом эти мысли ушли. Я принял это решение и уверен в себе. Все зависит от меня, главное хорошо подготовиться.

— Почему важно было уехать в «Коламбус» сейчас, а не через пару лет, как вам предлагали в «Авангарде»?
— В «Коламбусе» собраны хорошие игроки, но нет россыпи звезд в нападении, как в том же «Торонто». Команда находится в процессе перестройки. А какой состав будет через два-три года — никто не знает. Считаю, что сейчас подходящий момент, чтобы пробиваться.

— Часто ли по ходу сезона с вами связывался генеральный менеджер «Блю Джекетс» Ярмо Кекяляйнен?
— Да, он мне звонил довольно-таки часто. Но он меня не уговаривал. Я сразу сказал, что решение приму после плей-офф КХЛ. Это были больше житейские разговоры. Ярмо спрашивал у маня как дела, как себя чувствует нога.

— Такое внимание, наверное, подкупает.
— Безусловно. Звонил мне не только Кекяляйнен, но и тренеры по развитию. Они разбирали мою игру, присылали видео, давали советы. Когда к тебе такое внимание — это приятно.

— Из их пожеланий что-то было для вас в новинку?
— Самое интересное, что их советы полностью совпадали с требованиями Хартли. В этом плане мне было просто. Я делал то, что говорит Боб, и тем самым выполнял пожелания тренеров «Коламбуса».

— В чем вас прокачал Хартли?
— Прежде всего, это игра в обороне. Откровенно говоря, раньше я уделял внимание только атаке. За этот год я прибавил в силовой борьбе. Боб учил правильно выбирать позицию, я много работал над быстрым броском. Можно сказать, что мою игру Хартли поменял.

— Я слышал, что на каком-то этапе вам было не очень комфортно в хоккее Хартли. Под конец сезона ситуация поменялась?
— Конечно. Я привык к его требованиям. Как и вся команда. Именно потому, что все выполняли, «Авангард» и выиграл кубок.

— Только лишь в выполнении требований дело? Как-то слишком просто для рецепта чемпионства.
— У нас была одна семья. Игроки, тренеры, руководство — все были одним целым.

— На сплоченность ситуация с Алексеем Емелиным повлияла?
— Уверен, что да. Мы переживали за него, постоянно ходили к врачам, узнавали о состоянии Алексея. К счастью, с каждым днем ему становилось лучше. При этом было неприятно читать все слухи в прессе. Нас это только разозлило.

«Заявление «Авангарда» — дополнительный стимул пробиться в НХЛ». Интервью Чинахова об отъезде в Америку
(Владимир Беззубов, photo.khl.ru)

— Джон Торторелла ушел из «Коламбуса». Вы, наверное, выдохнули.
— Ну о чем вы? Не выбирать же мне тренера в 20 лет.

— Да почему выбирать? Но ехать сразу к такому суровому коучу как Тортс, наверное, не самое благоприятное начало карьеры в НХЛ.
— Знаете, когда год назад я приходил на сбор главной команды, мне тоже говорили: «Хартли — тиран, Хартли не доверяет молодым». Но это были только слухи.

— Сейчас визу США очень сложно получить. В клубе «Коламбусе» какие-то гарантии приезда?
— Всем занимается Шуми. Как только скажет приехать на собеседование, я приеду. Кстати, не понимаю, откуда пошли разговоры о том, что я еще за десять дней до окончания плей-офф должен был приехать в посольство. Это неправда. Изначально принятие решения об отъезде и оформление всех документов я отложил до окончания сезона.

— Есть ли у вас понимание, когда полетите в США?
— Все это зависит от ситуации в мире. Они хотели, чтобы я прилетел в конце мая, просто чтобы пожить в городе, осмотреться, залечить травмы. Но как сложится с визой, пока не знаю. А так в начале августа поеду в лагерь новичков.

— Вы сказали про травмы. Много осталось после сезона?
— Достаточно.

— Ну хотя бы травму, полученную на чемпионате мира, залечили?
— Еще нет. Играл с ней.

— После того как вы отказались подписывать новый контракт с «Авангардом», клуб выступил с заявлением, что ждет вас через три года. Тем самым дав понять, что о возможной аренде можно забыть. Как вы это восприняли?
— Сначала были смешанные чувства. Конечно, мне хотелось бы вернуться в родной клуб, если не получится в НХЛ. Но нет так нет. Значит будет дополнительный стимул пробиться. На «Авангард» обид не держу. Это родной клуб, который мне дал все, что у меня сейчас есть.

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх