Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Ношение перчаток — абсолютный бред». Фанат «Спартака» работает волонтером в больнице

«Ношение перчаток — абсолютный бред». Фанат «Спартака» работает волонтером в больнице

Несмотря на распространенное мнение о том, что фанаты и социальная ответственность — противоположные понятия, все больше представителей данной субкультуры его опровергают. Во время пандемии многие молодые люди горят желанием сделать что-то действительно полезное для общества и поэтому записываются в различные волонтерские программы, помогают старикам и больным.

Например, фанат «Спартака» Павел Лазарев абсолютно бесплатно работает волонтером в ГКБ № 52. Зачем ему это нужно и с чем приходится сталкиваться в борьбе с коронавирусом, Павел рассказал в новом выпуске программы «В движе».

— Ты не боишься заразиться?— Нет, не боюсь. У нас есть средства защиты, что намного снижает риск заражения. Хотя, медперсонал болеет. Старшая медсестра одного из отделений вообще на ИВЛ лежит. Но я вижу, как люди болеют, и могу сказать, что коронавирус не такой уж смертоносный, не так косит людей.

— Нет проблем с медицинской экипировкой?— Нет. Мы каждый день приходим на смену, получаем новые костюмы. Врачи тоже не жалуются. Я работаю в 52-й больнице ГКБ. Помимо Минздрава, этой больнице помогают еще и спонсоры.

— Я правильно понимаю, что ты не получаешь ни рубля за свою работу?— Да. Это абсолютно добрая воля.

Работаем за еду и за идею.

— Как ты решился на это?— Если честно, первоначально мной двигал интерес. Мне было очень интересно увидеть человека, который болеет коронавирусом. Такой движняк происходит по всему миру — и хотелось принять в этом участие. Я сначала хотел быть волонтером, который разносит еду пенсионерам, но не срослось. Потом хотел записаться в Коммунарку. Но после того, как подал заявку, на следующий день сказали, что больше не набирают. И вот как-то друг мне скинул ссылку, через телеграм-канал я откликнулся на какое-то поручение — и вот, я в графике теперь.

— Ты тратишь свое время, при этом не получая ни рубля. Как жить-то?— Есть какие-то накопления. Плюс сейчас почти все закрыто, и, по сути, тратить почти не на что.

— Что чувствовал в первый день, придя на работу?— Сначала была, наверное, какая-то растерянность. Я никогда не работал в медицине. Потом начинаешь привыкать, запоминаешь своих пациентов, переживаешь за них. Сейчас, помимо интереса, начинается именно работа. Ты приходишь и уже знаешь, что делать. В глазах пациентов ты видишь благодарность, даже когда просто измеряешь им температуру.

— В чем заключается твоя работа?— Я измеряю сатурацию кислорода и температуру. Сегодня же я выхожу в новое место, в реанимацию. Теперь у меня будут новые обязанности. С больными у нас будет контакт, будем их кормить.

— Много ли волонтеров именно в твоей больнице?— В нашей беседе состоит около трехсот человек. Не все, конечно, откликаются, но все же.

— Знаешь еще кого-нибудь из околофутбольного движа, кто так же работает?— Конечно. После моих постов в инстаграме многие писали мне в личку. В итоге многие сейчас работают здесь, со мной.

— Фанатская субкультура принимает самое активное участие во всех волонтерских мероприятиях. Тебя это удивляет?— Для меня это вообще неудивительно. Это всегда была активная часть молодежи. Вполне естественно, что она должна принимать участие в благих делах.

— В защитных костюмах жарко?— Костюмы бывают трех видов. Два вида белых и один желтый. Один белый — вообще хороший. Он «дышит», в нем не жарко. Второй белый пропускает чуть хуже, в нем жарко. Желтый же вообще не дышит. Тебя как будто просто обмотали в полиэтилен. Пот собирается в перчатках, в носках, это не очень удобно.

— Сколько килограммов ты потерял за время волонтерства?— Я не взвешивался, но, думаю, где-то килограмма три.

— Умирал ли кто-то из твоих пациентов за это время?— Да. Бабушка одна умерла. Она была первым пациентом, которого я кормил. Сначала я кормил ее обычным образом, потом, дня через два — через зонд, а еще через два дня она, к сожалению, скончалась.

— Сколько людей в среднем поступает?— Ежедневно человек 5-6. Но общее количество людей остается почти всегда одинаковым. Кто-то выписывается, а кто-то заезжает.

— Меры, которые принимает государство, эффективны?— Сложно судить. Наверное, они нужны. Но есть явные перегибы. Очевидно, что если человек прогуляется по лесу, у него там меньше шансов что-то подхватить, чем в том же самом магазине, где толпа народа. Плюс, я считаю, должна быть какая-то материальная стимуляция людей, чтобы они сидели дома. А как иначе? У большинства денег было на месяц.

— Как долго еще продлится карантин?— Надеюсь, это было последнее продление. А предполагать что-то сложно, ситуация меняется каждый день.

— По-твоему, с точки зрения социальных гарантий, все ли у нас происходит, как нужно?— Конечно, нет. Люди сидят без денег. Никаких выплат. Обещанных 19500 рублей из моих знакомых, например, никто не получил. Максимально затягивают эти выплаты, ища какие-то отговорки. То у них сайт работает криво, то виснет. Не знаю, какие последствия будут у всего этого.

— Было видео, где машины скорой помощи стоят подряд в пробке. У вас такое бывает?— Нет. Ни разу не видел больше одной.

— Медперсоналу твоей больницы приходят обещанные надбавки?— Да. В самый первый день, когда я вышел, при мне всем медсестрам пришли эсэмэски, прилетело по 50 тысяч.

— С 12 мая введено обязательное ношение масок и перчаток. Это необходимая мера, на твой взгляд? Так ли она действенна?— Маски нужны для того, чтобы ты сам не распространял заразу. А насчет перчаток — абсолютный бред. Какая разница? Ты что без них будешь переносить заразу, что в них. Вирус не проникает через кожу, только если ты потрешь глаза, рот или нос.

— Существует два мнения. Многие считают, что врачам сейчас надо стоя аплодировать, что они супергерои нашего времени. Другие же говорят, что в этом нет ничего такого, они просто делают свою работу. Что думаешь ты?— Они действительно делают свою работу, но это и значит, что у них всегда геройская работа — не только сейчас. Плюс, сейчас они вообще подвергают свою жизнь опасности. Но я смотрю на эти лица, и никто не унывает. Они делают свою работу. Да, это настоящие герои. И не только сейчас, а вообще всегда.

— По футболу соскучился?— Соскучился. По футболу, по выездам.

— Чемпионат надо закончить или доиграть?— Думаю, надо доиграть. А то «Спартак», получается, лишают шанса побороться за еврокубки.

— Мир больше не будет прежним?— Интересный вопрос. Мне кажется, что постепенно вернемся. Первые годы, да, будет тяжело. Но потом все восстановим.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх