Свежие комментарии

  • Любовь Прокофьевна
    О! Давно не было слышно про этих предателей! Как говориться "рыбак рыбака видит из далека".Предавшие Россию ...
  • Серж Южанин
    Депутат Лебедев п...
  • Кузя Домовая
    Плющенко шестёрка Рудковской с кастрюлей на голове и чемодан без ручки фирмы Луи Витон! Рудковская держит его как руч...Радимов: «Плющенк...

«При Тедеско тренируемся профессиональнее и интенсивнее». Ларссон — об отце, «Спартаке» и России

«При Тедеско тренируемся профессиональнее и интенсивнее». Ларссон — об отце, «Спартаке» и России

Ларссон завершил 2019 год ассистом на Понсе, а 2020-й открыл первым голом за сборную Швеции. Из-за травмы Джордан пропустил игру с Косово, но заранее прилетел на сбор «Спартака» и близок к возвращению в общую группу.

Из интервью Ларссона Sport24 вы узнаете:

Кто из «Спартака» первым поздравил с голом за сборную и как отреагировал отец;Почему команда завалила концовку года, а Джордан стал забивать меньше, чем в Швеции;Ларссон считает, что в России прибавил. В чем?Пробовал ли Джордан русскую кухню?Чем поразил Тедеско и как изменились тренировки после Кононова?Выйти из тени Хенрика — реально?

— Во-первых, поздравляю с первым голом за сборную. Это первый шаг к успеху уровня вашего отца (который тоже впервые отличился в 22) или Златана?— Это мечта, которая стала реальностью. Я очень рад, что мне посчастливилось сыграть за свою страну. Это была большая мечта! Возможно, это и правда первый шаг ко многим другим голам. Время покажет. Я очень хочу продолжать играть в сборной.

— Кто из «Спартака» написал первым?— Кажется, Наиль Умяров. Он отправил сообщение в инстаграме, как и еще несколько футболистов команды.

— А что сказал после игры ваш отец?— Он был очень рад и горд. Мы обсудили с ним это событие.

— После двух дублей в чемпионате и Кубке России Георгий Джикия обещал проконтролировать, чтобы вы накрыли поляну для команды.— Я не знал! Если так принято, то я это сделаю, конечно. Приглашу команду на ужин.

— Теперь есть новый повод — гол за сборную.— Да. Ну, как я уже сказал, готов к проставе.

— Вы приехали из сборной с небольшой травмой. Как себя чувствуете сейчас?— Намного лучше! В первые дни были болезненные ощущения на тренировках, но с каждым днем ситуация улучшается. Сейчас я делаю специальные восстановительные процедуры, штаб «Спартака» мне очень помогает в этом. Думаю, со следующей недели начну тренировки в общей группе.

— Говорили об этом с Тедеско?— Да, конечно. Он спросил, как я себя чувствую. Объяснил ему ситуацию. Еще много разговаривал с медицинским штабом. Думаю, они тоже уже доложили всю информацию тренеру. Он тоже поздравил меня с дебютным голом. Но сейчас важно сконцентрироваться на следующей части сезона и сделать все, что в наших силах.

— Тедеско не жалел, что отпустил вас в сборную?— Нет. К несчастью, травмы случаются. Не думаю, что он чувствует свою вину. Наоборот, я рад, что он дал мне возможность проявить себя на уровне сборной.

— Почему вы решили не брать дополнительные три дня отдыха и сразу прибыли в расположение «Спартака»?— Потому что мне важно быть частью команды. Мне предоставили эти выходные еще до травмы. Сборная играла в Дохе, я не хотел оставаться там и просто ничего не делать. Посчитал, что лучше приехать в расположение «Спартака» и начать предсезонную подготовку с клубом.

— Во время отпуска вы были в Дубае, потом полетели в Доху, а теперь — в Абу-Даби. Вам так нравится жара?— Это просто совпадение! В Дубай я полетел с другом. Когда мы бронировали перелет, я еще не знал, что «Спартак» будет базироваться в Абу-Даби. Мы же должны были лететь в США, но потом все изменилось. Но тепло — это хорошо.

— Вам как шведу приятнее находиться в жаре или в холоде?— Ха! Конечно, в жаре. Даже если я привык к снегу и холоду, я их не очень люблю.

— Сколько времени вам требуется, чтобы перезагрузиться в отпуске?— Этот сезон был самым длинным в моей карьере. Я сыграл около 20 матчей в Швеции до перехода в «Спартак», а потом еще где-то 15 в России. Это очень много. Отдых был необходим, но не могу сказать: нужно три дня или две недели. Важно просто перезапустить мысли и организм. Я очень люблю работать, но небольшой отдых всегда важен, чтобы вернуться в стопроцентной форме.

— «Спартак» провалил концовку года. Почему?— Думаю, нет какой-то одной причины. Это непросто. Мы должны использовать то время, которое у нас есть сейчас, чтобы найти решение проблем и набрать лучшую форму. Во второй части сезона мы должны быть там, где «Спартак» заслуживает быть. У нас есть качества, чтобы играть лучше и побеждать.

Когда пришел Тедеско, то сразу сказал, что задача на остаток года — набирать очки по максимуму. А вот теперь, когда у нас наступил перерыв, и есть время, мы будем работать над тактикой. Нужно стать большим клубом, которым и является «Спартак», потому что на данный момент мы не показываем этого уровня.

— В прошлом году к лету вы забили 17 голов только в официальных играх, а после перехода в «Спартак» — всего шесть. Разница между лигами Швеции и России так велика?— Многие из тех, кто не играет в футбол, не учитывают важного момента. Когда игроки приезжают в новый чемпионат, то оказываются в новой стране и обстановке. Дело не только в уровне игрока или в тренировках, а во многих вещах, которые происходят в жизни с переездом.

Чтобы ты начал играть на своем уровне, нужно, чтобы улеглись многие бытовые проблемы. Когда вокруг все хорошо знакомо и понятно, на поле тоже становится проще. Адаптация реально важна. Возможно, поэтому я не забиваю так же много, как в Швеции.

Плюс российская лига все же отличается от шведской, а в начале своего выступления за «Спартак» я не играл на той позиции, что где начал играть позже. В общем, причин множество. Но я в России уже почти полгода, с каждым днем чувствую себя все лучше и лучше. Голы в ворота «Локомотива» и «Ростова» добавили мне уверенности.

— Когда голы не идут, это сказывается психологически?— Думаю, да. Но важно оставаться позитивным и голодным до голов. Они придут! Нельзя торопиться, нужно быть спокойным. И если ты будешь делать то, что должен, находиться там, где тебе нужно находиться во время игры, шансы обязательно появятся. Но если будешь накручивать себя, заморачиваться, то это точно не поможет.

— Что помогает вам?— Вера в себя, семья — мать, отец, сестра, девушка — и друзья рядом. Если у меня случаются такие периоды, они меня поддерживают и напоминают, на что я способен.

— Болельщики много обсуждали результативность атакующих игроков «Спартака». Вы с Понсе и Шюррле сами об этом говорили?— Возможно, немного обсуждали. Но не всегда отсутствие голов у нас означает только наши ошибки. Порой вся команда играла плохо. Помните, мы же проиграли много матчей подряд при Кононове. Вся команда в такие периоды чувствует нервозность. Полузащитники не отдадут тебе мяч, потому что не уверены в тебе, ты чувствуешь неуверенность перед ударом по воротам и так далее…

Когда пришел Тедеско, мы стали более уверенными и провели хороший отрезок. Чтобы больше забивать, мы должны хорошо действовать всей командой.

— Что еще изменилось с приходом Тедеско?— Тренировки стали профессиональнее и интенсивнее. Мы очень много работаем в начале недели, а ближе к играм переходим к тактике. Думаю, вы видите, что Доменико тренирует на высочайшем уровне, он работал в «Шальке» и передает нам свой опыт и знания, полученные в Бундеслиге.

— Что для вас стало самым большим открытием в Тедеско как в человеке и тренере?— Он очень страстный. Я не знал ничего о нем кроме того, что это бывший тренер «Шальке». Никогда не видел, как он себя ведет на тренировках и во время матчей. Вы сами знаете, насколько он активен на бровке, как управляет командой! И мне нравится такое. Думаю, команде тоже.

— Вас с Понсе взяли, чтобы заменить Зе Луиша и Луиса Адриано, которые теперь забивают за свои новые клубы. Это удастся сделать до конца сезона?— Думаю, да. Я верю, что я хороший игрок, и Понсе тоже. Может, мы еще не показываем свой лучший уровень, но мы способны забивать больше и постараемся сделать это.

— Что вы узнали о «Спартаке» за полгода в России?— Во-первых, что это самый большой клуб в России — по числу болельщиков и трофеев. Когда я зашел в зал с кубками в клубном музее, то был потрясен, сколько «Спартак» выиграл в своей истории.

Что касается фанатов, то они просто сумасшедшие! На каждом выезде ждут у отеля и автобуса, просят фото. И я, и вся команда очень благодарны им за такое внимание и поддержку.

— Что больше всего удивило в России?— В Москве это, конечно, пробки. Я приехал из Швеции, там они есть только в Стокгольме. Куда бы ты ни поехал в Москве, из-за трафика это занимает кучу времени. Сначала для меня было дико, но теперь уже немного привык. Я живу недалеко от стадиона, но все равно сталкиваюсь с пробками. Возможно, следует пользоваться метро. Подумаю об этом!

— Русскую кухню за полгода в России изучили?— Если честно, вообще ничего не пробовал.

— Даже борщ?— Вообще ничего. У нас есть борщ на столе, когда команда обедает, но я не люблю супы в принципе. Может, вы поделитесь рецептами, а я попрошу дома кого-то приготовить и попробую? Пожалуй, борщ все-таки стоит поесть.

— Без проблем. Но если не супы, то что? Посоветуйте что-то из шведской кухни.— Картофельное пюре с фрикадельками. Добавить подливки в картошку и варенья к фрикаделькам — все вместе это супер!

— Так делают все русские, приезжая в IKEA.— Ха, именно! Это шведская тема.

— А сюрстремминг — вкусно? Давно хочу попробовать, но никак не получается.— Сюрстремминг? Правда? Пф! Я пробовал, но мне вообще не понравилось. Очень кислый вкус. Я люблю рыбу, но не всю. И сюрстремминг точно не относится к числу любимых блюд. Но вам могу привезти, если так хотите.

— В интервью шведским медиа вы говорили, что мечтаете о Европе. Давайте зафиксируем: что для вас «Спартак» — топ-клуб, за который хочется выступать, или трамплин перед отъездом на Запад?— Это большая команда, которой я хочу принести пользу. Хочу выиграть чемпионат, выступать в Лиге чемпионов. И если все получится, то это привлечет внимание топовых клубов Европы — это логично. Но в первую очередь я игрок «Спартака, я счастлив здесь и хочу посмотреть, как многого мы сможем добиться с нашей командой. Разумеется, мне хочется выиграть титулы в красно-белой футболке.

— Томас Цорн сказал, что результата от Тедеско и команды руководство ждет в следующем сезоне. Вы чувствуете, что нынешний чемпионат уже потерян?— Разумеется, стать первыми будет крайне сложно. «Зенит» имеет огромное преимущество по очкам. Но мы постараемся подняться как можно выше. Выигрывать каждый матч и набирать максимум очков — вот наша задача. Мы сейчас на десятом месте — это плохо. Весной нужно каждый матч проводить с таким настроем, словно от него зависят наши шансы на чемпионство, и тогда «Спартак» будет подниматься выше и выше. Он должен быть в топе!

— Могли себе представить десятое место к Новому году, подписывая летом контракт?— В футболе возможно все. Конечно, я не думал, что все сложится так, потому что много слышал о «Спартаке» и знал, в какой большой клуб перехожу. Но так бывает, что многое не получается.

— Чего не хватает «Спартаку», чтобы конкурировать с «Зенитом», «Краснодаром», «Ростовом» и «Локомотивом»?— Думаю, у нас есть все необходимое. Нужно просто объединить все это. У нас много новичков, много молодых футболистов. Новый тренер. Понимаю, что фанаты уже слышали все это сто раз, но требуется время, чтобы все это совместилось и заработало как надо. Сейчас у нас как раз есть возможность поработать вместе и, надеюсь, показать те результаты, которых ждут и болельщики, и мы сами. Очень-очень надеюсь, что весной мы сможем продемонстрировать плоды своей работы на поле. И если это получится, уверен, мы поднимемся в таблице, потому что у «Спартака» есть класс и качество.

— За полгода в России вы в чем-то прибавили?— Думаю, да. Мне кажется, я научился играть быстрее. В Швеции, при всем уважении, далеко не самая сильная лига. В России футбол быстрее, он очень энергозатратный. Много борьбы. Играть быстрее, быть сильнее, совершенствоваться, как форвард всегда искать новые способы забивать голы — вот чему я научился и продолжаю учиться в России.

— Болельщики попросили задать вопрос: когда вы, наконец, начнете смотреть на ворота?— Ха-ха! Не буду отвечать! Я знаю, где они стоят. Ворота никуда не двигаются, так что на них можно и не смотреть.

— Вас постоянно сравнивают с Хенриком Ларссоном. Это утомляет?

— Конечно, утомляет. В каждом интервью я отвечаю минимум на один вопрос о нем. Но сейчас уже привык. Я понимаю это, ведь отец играл на высочайшем уровне, выигрывал Лигу чемпионов, выступал в больших клубах. Когда люди слышат мое имя, конечно же, они сразу думают об отце. Для меня единственная возможность уйти от таких вопросов — выйти из его тени. Пойти его путем, многого добиться в карьере. До тех пор я просто принимаю эти вопросы и стараюсь фокусироваться на том, чтобы совершенствоваться дальше.

Блиц:

— Стокгольм или Гетеборг?— Стокгольм.

— Фрикадельки с кетчупом или брусничным соусом?— С брусничным соусом!

— ABBA или Ace of Base?— ABBA. Если честно, я не знаю, что такое Ace of Base.

— Златан или Хенрик?— Хенрик.

— Jobba jobba (работай, работай) или kanna pa, kanna pa (пей еще)?— Ха! Kanna pa, kanna pa.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх