Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Русская пятерка» покорила американцев с первой игры. Вспоминаем дебют великого звена «Детройта»

«Русская пятерка» покорила американцев с первой игры. Вспоминаем дебют великого звена «Детройта»

Истории, случившиеся 20 с лишним лет назад, практически неизбежно обрастают разными, порою не очень согласующимися между собой подробностями. В конце сезона НХЛ-1994/1995 «Детройт» выменял у «Нью-Джерси» Вячеслава Фетисова, который стал четвертым российским игроком в составе «Ред Уингз». До создания «Русской пятерки» оставался один шаг, а вот версий о том, как он был сделан, существует две. Автор первой — тогдашний главный тренер клуба из штата Мичиган Скотти Боумэн. Он уверен, что Игоря Ларионова его команде предложили еще в межсезонье:

«У нас был перебор правых крайних, а в межсезонье поступило отличное предложение от «Сан-Хосе Шаркс» по поводу Рэя Шеппарда. «Акулы» предлагали за нашего голеадора целую кучу игроков, среди которых оказалось имя Ларионова. Мы не искали центрфорварда, но когда я увидел его в списке предлагаемых хоккеистов, то не мог не взять такого умного и опытного игрока. Я тогда подумал, а почему нет, можно попробовать взять Игоря и поставить всех россиян в одно звено».

Сам Профессор уверен, что обменять его «Шаркс» решили уже по ходу регулярки, да и то после его требования:

«Я покинул «Сан-Хосе» после четвертого матча сезона-1995/96 — на выезде против «Торонто». Мы проиграли 2:7, и на ужине сказал ребятам, что завтра официально попрошу обмен.

В конце предыдущего сезона просил руководство оставить Сергея Макарова, объяснял, что он очень нужен для игры в большинстве, и с ним легче будет подтянуть молодежь. Ко мне не прислушались. И в начале нового сезона я понял, что переживать перестройку второй сезон подряд не готов. Наутро пошел к тренеру Кевину Константину и генменеджеру Дину Ломбарди с просьбой об обмене. Ответ был жестким: «Ты к нам еще приползешь».

Как бы то ни было, 25 октября 1995 года было объявлено об обмене, а уже 27-го зрители, включившие трансляцию матча «Калгари» — «Детройт» увидели на экранах вот такую картинку. «Русская пятерка» родилась!

Сочетание Козлов — Ларионов — Федоров — Константинов — Фетисов появилось на льду во время стартового вбрасывания, ну а дальше начался концерт, который растянется на несколько десятков матчей и о котором будут снимать фильмы и писать книги. «Русская пятерка» покорила североамериканцев даже не с первой игры, а со стартовых минут, лучшее свидетельство тому — диалог Боэумна и его помощника Смита:

— Что они делают?— Расслабься и наслаждайся игрой.

«Флэймз» не повезло, что они попали под «Детройт» в этот исторический день. Российским хоккеистам не потребовалось вообще нисколько времени, чтобы наладить взаимопонимание — они сразу стали безупречно контролировать шайбу и вычерчивать комбинации, которые стали настоящим откровением для американцев. Вспоминает Боумэн:

«Сам до конца не понимал, что из этого выйдет. И старался сделать все, чтобы соперник об этом заранее не узнал. Но поставил их в первой смене — и все сразу же начало получаться! В том матче, когда они забили два гола, меня поразило: они так синхронно и непредсказуемо перемещались, что даже Константинов пару раз вышел «один в ноль»! Впрочем, я-то знал, что Владди может играть нападающим. Потому что видел его в роли правого края в Стокгольме, в незадолго до того открытом дворце «Глобен», за сборную СССР на одном из турниров».

Самая красноречивая цифра в протоколе того матча — количество бросков, нанесенных «Калгари» в створ ворот. «Флэймз» побеспокоили Криса Осгуда жалкие 8 раз — кажется, они вообще не видели шайбу, а виноваты в этом были, прежде всего, Ларионов и компания. Первого гола в будущем великого звена пришлось ждать всего 10 с небольшим минут — уже в середине стартового периода случилось это. Константинов отдал за спину на Федорова, тот выдал еще один «слепой» пас и вывел Козлова «один в ноль». Вячеслав со второй попытки переиграл Тревора Кидда, но это не испортило общего впечатления от легендарного гола.

Кажется, лучше всех произошедшее описал автор книги «Русская пятерка» Кит Гейв. Ну что к такому добавить?

«Это было обалденно! Русская Пятерка, три самых молодых ее участника, бум-бум-бум — и гол. Мне кажется, нужно было показать всю комбинацию, которая к нему привела, в замедленном повторе. Потому что это исторический, первый гол «Русской пятерки», и он в полной мере показывает суть того искусства, которое они предложили публике».

В третьем периоде «Русская пятерка» забила еще — на этот раз Федоров протащил шайбу через всю площадку и снова не стал противостоять соблазну отдать передачу за спину. Ларионов бросил и сам же добил, впервые отличившись в форме «Ред Уингз».

За три следующие сезона эти парни помогут «Детройту» выиграть два Кубка Стэнли, вместе переживут трагедию Владимира Константинова, карьеру которого оборвала автокатастрофа. «Русская пятерка» стала настоящим символом НХЛ 90-х — лига была бы совсем другой, если бы 27 октября 1995-го Скотти Боумэн побоялся рискнуть.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх