Свежие комментарии

  • Otto
    «С первой минуты ...
  • Александр Потеряев
    так были примеры когда короля выбирали . В Польше и Беларусь тогда была в её составе.«С первой минуты ...
  • Яна
    На генетическом уровне народы тянутся к царизму...«С первой минуты ...

«Пытался изнасиловать жену одного из спортсменов». Харитонов — дебоши Александра, дружба с Федором и $1 млн за бой

«Пытался изнасиловать жену одного из спортсменов». Харитонов — дебоши Александра, дружба с Федором и $1 млн за бой

Когда-то давно Сергей Харитонов и братья Емельяненко начинали двигаться в спорте, представляя одну команду. Они вместе тренировались, жили, отдыхали и параллельно друг другу строили профессиональные карьеры.

В 2003-м Федор и Александр покинули Russian Top Team, перешли к Вадиму Финкельштейну, позвали с собой Харитонова, но тот отказался. С тех пор их отношения уже никогда не становились прежними, а в 2006-м Александр и Сергей даже провели бой, который выиграл Емельяненко.

На сегодняшний день реванш Харитонова и Емельяненко — самый ожидаемый в российских ММА, а конфликт между ними — самый громкий. Они уже десятки раз переходили на личности, стараясь как можно жестче опустить друг друга публично.

В новом выпуске программы «Хук Вам» — большое интервью Сергея. Тут вы узнаете:

Сколько нужно заплатить за бой Емельяненко — Харитонов;

Почему Сергею не понравился Александр при первой же встрече;

Как Федор вытаскивал брата из тюрьмы;

Какие скандалы генерировал Александр;

Может ли Сергей еще когда-нибудь потренироваться с Федором.

— Как правило, вас очень тяжело поймать в Москве. Почему решили подольше осесть в столице? — Да я тут всего четыре дня. Но для меня это долго, да. Вот эта пандемия непонятная, все эти маски, намордники и так далее.

Вся суета эта по-своему подбила меня поехать в горы. Чаще всего я бываю за границей. В горах я от силы нахожусь примерно три недели. Максимум у меня было 29 дней, когда я к Митриону готовился. Хорошо подготовился как раз тогда. Здесь я сорвался буквально сразу, как только началась эта ситуация. У меня еще тогда был бой в феврале месяце. Провел бой, съездил в Таиланд, вернулся. Сейчас думаю, что лучше бы не возвращался. Остался бы там и застрял на четыре месяца — было бы идеально для подготовки. В Таиланде мне было бы комфортнее. С другой стороны, я для себя заново открыл горы.

— Это была подготовка?— Нет. Из-за коронавируса я уехал туда недели на три, а остался на два с половиной месяца. Очень рад, что так получилось, потому что — и это без всяких преувеличений я говорю — прошел в сумме около двух тысяч километров. Где-то 1800 километров, если все точно посчитать. В день я проходил примерно 33-35 километров. Мы с моим тренером Русланом Кривушей вдвоем сорвались. Руслан вообще такой ходок по горам. Он ходит круче меня. Во-первых, он легче — я со своими 130 кг и он со своими 80 кг. Но, честно скажу, там нас проводники водили. Там очень много маршрутов. 15-20 сложных маршрутов мы прошли.

— Совместили приятное с полезным.— Да. Я как раз закачивал связки на левой ноге, которую травмировал, выступая в Bellator. Травмировал боковую связку. Ходили под разными углами, специально выбирая такие маршруты и советуясь со специалистами. Ходили по горам, бродили, лапы били где-то там. Ни одной тренировки мы не провели в зале. Все тренировки были на улице.

— Получается, своеобразный тренировочный лагерь. Если вам позвонят и предложат бой через месяц, согласитесь?— Готов! Прямо сейчас готов. На самом деле, я не в суперформе нахожусь. Наверное, у меня сейчас горная суперформа. Например, на бой с Митрионом я поехал, отработав 29 дней в горах. 29 дней — это вместе со спаррингами. Как раз через 14-18 дней у меня был пик. Я тогда попал в пик и с Митрионом у меня гладко получилось.

— Есть понимание, когда и с кем пройдет ваш следующий поединок? Возможно, были переговоры с кем-то? Это будет Bellator или Россия?— В Bellator, думаю, бой состоится не ранее октября-ноября. Нужно реально смотреть на вещи.

— Это долго.— Да, но мне сказали, что до этого времени я могу выступать в других промоушенах. Сейчас есть куча непонятных предложений от российских лиг, которые недавно появились. Тот же Leon Warriors…

— Звали?— Нет, не звали. Но помните, один из наших бойцов Антон Вязигин заявил: «Я вызываю на бой Сергея Харитонова. Если тебе надоело бить сбитых летчиков и старых бразильцев, то выходи со мной на поединок!» И так далее.

— У вас же есть история еще с М-1.— Есть. Конечно, я же говорю — не вопрос, я с удовольствием выступлю, если есть возможность подраться в этой организации. И на этом все заглохло. Они должны были со мной связаться. Связующим звеном был Тарас Кияшко. На него вышли, а я ему говорю: «Тарас, я тебе доверяю, можешь договариваться». И они исчезли. Не звонят, не пишут. Потом мне еще какой-то парень бросил вызов. В целом, часто бросают вызовы, но в реальности думаю, что мы сами лично проведем в сентябре турнир. Я сам его проведу и сам на нем выступлю.

— Кстати, организаторы Leon Warriors говорили о желании сделать ваш бой с Александром Емельяненко.— Они этот бой не организуют. Никак. Наш бой действительно дорогой на сегодняшний день. Сразу после нашего первого боя, когда я ему проиграл в 2006 году, я приехал на турнир по боевому самбо и готов был бесплатно драться с Александром Емельяненко. Александр тогда не приехал, у него какая-то травма была или что-то еще. Наш бой-реванш набирал обороты и каждый год становился дороже. Образно говоря, сегодня он стоит 10 тысяч долларов, завтра 15, послезавтра 20, а в наше время он стоит уже миллион. Кто его знает? Этот бой они никак не организуют. Могут только покричать и поговорить. Этот бой слишком дорогой. Сергей Харитонов может с кем-то другим выступить. Есть же не только Александр Емельяненко. Если вы понимаете, что этот бой слишком дорогой для вас, пожалуйста, есть же Антон Вязигин. Простой пример — что мне даст бой с Антоном Вязигиным?

— Ничего.— Этот бой мне ничего не дал и в М-1. Тогда я согласился по одной причине — сегодня я дерусь с Антоном, а через неделю я бьюсь в «Крокусе» на турнире по кикбоксингу. Я делал это специально, потому что хотел провести два боя за неделю. Именно поэтому я согласился на бой с Антоном.

— Вы же понимаете, что ваш бой с Александром Емельяненко — один из тех боев, которые ждет вся страна. — Правильно вы говорите. Но, чтобы его организовать, нужны деньги. Всего лишь нужны деньги. У людей они есть.

— Есть ли в России тот, кто может заплатить за этот бой?— Не знаю.

— Например, ACA. Возможно, они могут себе это позволить.— Думаю, ACA может это организовать, но не захочет платить деньги. Не думаю, что они захотят платить. Я с уважением отношусь к Майрбеку Хасиеву (основатель лиги. — Sport24). Он нормальный, достойный и уважаемый человек. Максимум они готовы будут заплатить 150-200 тысяч долларов. Но этот бой стоит намного дороже.

— Сколько?— Думаю, в идеале мы с Александром должны заработать по миллиону долларов. А если учитывать пандемию, то наш гонорар должен составить по 700-800 тысяч долларов. Каждому. Если кто-то хочет организовать — пожалуйста. Пусть организует. Сегодня этот бой достиг такого уровня. Думаю, Александр тоже хочет заработать. Этот бой интересен. Если сейчас выйти на улицу и у 10 человек спросить о нашем противостоянии, уверен, многие скажут, что где-то слышали. Даже далекие от спорта люди об этом скажут. Наш бой сегодня возрос в цене.

— Александр Емельяненко практически в каждом своем интервью, когда говорит о вас, не стесняется в выражениях. Не значит ли это, что он пытается словесно сделать так, чтобы этот бой стал вам интересен больше в принципиальном плане, а не в финансовом?— Я просто расскажу историю про Александра Емельяненко. С первого дня нашего знакомства Александр мне не понравился. Я приехал в Старый Оскол, Федор должен был приехать через два-три дня. Ему предстояла подготовка к какому-то бою, не помню уже, с кем именно. Я приехал тренироваться и помогать ему. Тогда Федор еще отдыхал где-то в Турции или Египте, и меня встречал Александр. Помню, схожу с поезда, и вижу вдрибадан пьяного Александра Емельяненко. Сели в машину. Таксист привозит нас домой, а затем выбегает из машины и кричит: «Саша, заплати деньги!» А он: «Ты хороших людей возишь». Видимо, таксист с ним всю ночь катался. Говорю: «Саша, давай я отдам деньги человеку. Неудобно же». Но он махнул рукой и пошел. Он себя уже тогда так вел. И это было первое наше знакомство. Не хочу рассказывать, что дальше было. Не хочу быть бабой базарной. Но человек, поверьте, делал такие вещи, за которые он в тюрьме должен сидеть до конца своих дней.

Если бы не Федор, он бы сидел до сих пор. Брат помог ему выйти. Человеку дали все. У него отличные данные, Саша сам по себе лось здоровый, у него рост 194 см, он выше Федора, и по физическим данным лучше. Я с ним боролся и в парах стоял в свое время. Знаю, что он и по физическим данным намного превосходит Федора. Почему я его все время называю предателем? Люди мне пишут, что я якобы националист какой-то. В моей команде есть все национальности: узбеки, таджики, чеченцы, ингуши, казахи, азербайджанцы. Спросите у любого из них, затрагивал ли я когда-нибудь националистические вопросы. Никогда. Была история конфликта Федора с клубом «Ахмат», когда его обливали грязью в интернете. Кто был прав, а кто виноват — не знаю. Это не мое дело. Но в тот момент, когда об этой ситуации все вокруг знали, неожиданно Александр Емельяненко подписывает контракт с клубом «Ахмат». У меня нет неприязни к клубу «Ахмат». Я знаю многих ребят, с ними вместе тренировался, часто приезжал туда. Мы к ним ездили тренироваться с Александром Волковым. Нормальные ребята. Но со стороны Александра все выглядит так, будто Федор для него ничего не сделал, а клуб сделал все. Если бы клуб вытащил Александра из тюрьмы, обойдя Федора, и сделал бы из него звезду, то вопросов не было бы. А тогда я просто сказал: «Они показали, как славяне предают славян. Как брат предает брата». Вот я подпишу контракт с клубом «Ахмат», предателем я не буду. Захотел — подписал. Это нормальное явление. Но в ситуации, которая была с двумя братьями, это совершенно другая история.

— Вы еще раз упомянули историю, когда Федор помог Александру выйти из тюрьмы. Что там произошло?— Саша сидел плохо. Он отсидел половину срока и вышел.

— Это была тяжелая статья?— Конечно. Если кому-то интересно, можете узнать. Не хочу на всю Россию об этом говорить, как базарная бабка. Но сидел он плохо. Близкие друзья Федора обратились к белгородским ребятам, а они сказали: «Федя, мы тебя уважаем и ценим как спортсмена, но извини. Мы твоего брата вытаскивать не будем, потому что он подлец и преступник». За какие-то вещи можно помочь пораньше выйти, но не в данном случае. Не знаю, общается ли Федор до сих пор с этими людьми. Не буду говорить фамилию человека. Федор знает, о ком я говорю. Федор очень обиделся и пошел решать этот вопрос через других людей. Он решил его через других людей. Но тот человек, который мог решить этот вопрос щелчком пальцев, его принципиально не решил. Все из-за старых дел, которые натворил Александр.

Я не судья. Не суди и не судим будешь. Я говорю простые вещи. Людям, которые думают, что я это все говорю из-за своего поражения, я приведу простой пример. Возьми любого человека, он будет говорить так, пока это не коснется его семьи, его близких и родных. Когда он изнасилует твою дочь, изнасилует твою жену, когда он ударит твоего отца, ты сразу запоешь по-другому. Из хулиганов вырастали хорошие и адекватные ребята. Побесились в одно время, потом стали нормальными здравомыслящими людьми. А этот человек с каждым годом становился только хуже. Как говорят — горбатого могила исправит.

Повторюсь, коснулось бы вас, вы бы по-другому заговорили про него. Я как-то увидел одно интервью, когда у Шлеменко был конфликт с Емельяненко, и там какой-то парень из его клуба высказался. Он сказал, что Александра Емельяненко когда-то пригласили в Омск, и он не попал к нему на семинар и поехал в клуб, чтобы с ним сфотографироваться. И когда он зашел туда, сразу одурел. Говорит, что ехал сфотографироваться со знаменитостью и спортсменом, а по приезде увидел, как охрана держит облеванного Александра Емельяненко. Для меня это просто позор.

Или, например, Саша поехал куда-то с делегацией сборной России по самбо. То ли в Китай, то ли в Корею. Он напился в самолете. Делегация вышла, там консул или посол, и он плюнул кому-то из них в лицо. Его развернули и депортировали. Это позор. Приехала делегация, уважаемые люди, а он плюнул им в лицо, и его с позором депортировали. Больше его в команде не было. То где-то на сборах, не буду называть фамилию, он чью-то жену пытался изнасиловать. Об этом никто не знает, об этом никто не говорит. Люди держат это все внутри. Напился и прямо на сборах пытался изнасиловать жену одного из спортсменов. Или когда в Барнаул летели, он напился, и, когда его выводили, плюнул в лицо какой-то женщине. Такие вот мерзости. Если люди его за своего принимают, зная такие истории, значит, такие же люди.

— Вы, конечно, рассказываете такие истории… Я даже не знал.— Вот! Вы не знали, например. А почему Сергей Харитонов так относится к Александру Емельяненко? Это не просто так. Я проигрывал в свое время не только Емельяненко: проиграл Алистару Овериму, потом выиграл у него, и мы сейчас друзья. Я проиграл Антонио Родриго Ногейре. Если я людям проигрываю, то с уважением: руки пожали — это спорт. Вышли в клетку, набили друг другу, извиняюсь за выражение, физиономии. Кто победил — тот победил. Руки пожали, нет никаких проблем. Почему у меня к нему такое отношение? Это я рассказал ряд всем известных историй, а что там было внутри — не буду рассказывать. Это еще веселее.

— Когда мы росли в Туле, складывалось впечатление, что между вами и Александром были неплохие отношения…— Я никогда не говорил, что мы с Александром друзья. С Федором — да, мы дружили. Федор понимал, что у нас с Сашей есть определенная неприязнь. И все равно брат выберет брата, какой бы он там ни был плохой, хороший… Это родная кровь, и никуда от этого не денешься.

— Можно ли сказать, что первым камнем преткновения в ваших отношениях с братьями стал уход Емельяненко из Russian Top Team?— Да, все так. Федор меня позвал с собой, у него была причина уйти тогда. Я потом тоже ушел от этих непорядочных людей, но для Федора они сделали больше, чем для меня. Да, они мне помогли в определенных продвижениях. Федор же пришел к ним в джинсах, кроссовках и со спортивной сумкой, а когда уходил, он уже стал богатым человеком. Федор, я считаю, им в большей степени обязан, потому что если бы не они, то он, может быть, был бы охранником в баре, и никто бы не знал, кто такой Федор Емельяненко. Но я утрирую. Возможно, он бы по другой линии пошел и чего-то добился, тренером был бы или еще кем-то. Но на тот момент Федор был никем. Ему было даже не на что семью содержать, образно говоря.

Я пришел уже тогда, когда Федор был в команде. На тот момент я был все-таки двухкратным чемпионом мира по универсальному бою. Я был офицером, у меня были определенные достижения, как говорится, пришел не с голым задом. У меня была и своя машина. Мы договорились об определенных условиях: получаю гонорар — отдаю 30%, 70% оставляю себе. Они организовывают мне сборы, я работаю с Федором в парах, получаю бои. Это была финансовая сторона. И когда Федор ушел, у него была причина уйти в другой клуб. А у меня тогда этой причины не было, и я остался там. Федор где-то по-своему обиделся на меня, что я не ушел с ним. Но я не мог взять, развернуться и уйти. У Федора были там свои финансовые претензии. Кто кого обманул — это не мое дело. Я не имел права уходить от людей. У нас был договор. А потом уже со временем появились причины, и я ушел в другую команду.

— Александр Емельяненко часто говорит о том, что во времена Pride вы искали, как бы подраться с Федором. Это действительно было так?— Я не искал никакого боя с Федором. Просто я был следующим претендентом на пояс, если бы одержал победу над Оверимом. Кто из нас, из спортсменов, не хочет стать чемпионом? Никаких не было вопросов. Я выигрываю у Оверима и затем выступаю с Федором, вот и все. Это никакая не личная история. Человек просто хочет стать чемпионом в своей организации, и все. Я что, должен ждать до конца своих дней, пока Федор наиграется и уйдет, оставив пояс? Нет, я был бы следующим претендентом, если бы не проиграл Овериму. У меня произошел вывих плечевого сустава во время этого боя, и затем мне предложили бой с Александром, хотя я не был к этому готов на тот момент. Но тогда мои менеджеры были на волне… Они только разошлись с братьями, вся эта компрометирующая история, да и мне нужны были деньги тогда. Японцы решили организовать бой с Александром.

— По сути, менеджеры вашими руками хотели наказать одного из братьев?— Возможно. Возможно, так и было. Я просил бой с каким-нибудь проходным бойцом. У меня плечо, я не восстановился, на что японцы дали отказ, а мои менеджеры не продавили этот вопрос, и мне пришлось драться с Александром. И то, я его тогда с больной руки разочек болтанул. Но мне не хватило ни спаррингов, ни физической подготовки, чтобы прийти в форму: он попал и добил меня в тот момент. Я уверен на 200%, что если бы мне дали бой, потом еще один, то я бы его даже не почувствовал.

— У вас, конечно, на то время была очень впечатляющая команда. До того, как начался развал.— На самом деле, людей, которые действительно были у истоков, даже не вспоминают. Помнят Тактарова, алкоголика этого. Да, он выиграл там «восьмерку», вопросов нет. Достижения его спортивные никто не принижает. Но до этого его за месяц или за два нокаутировали. Бразилец тогда его шлепнул, а через два месяца он UFC выигрывает. Я видел бой, где он проиграл. Там уровень спортсменов был другой.

Но выиграл и выиграл — это уже из истории не вычеркнешь. У него пояс. Но на самом деле у истоков стоят Гамзатханов Магомедхан (Волк-хан), Николай Николаевич Зуев, Александр Сергеевич Федоров, там целая плеяда. Те, которые бились первые в Японии. Никакие Тактаровы и рядом не стояли. Вот они были у истоков. Волк-хан говорил мне, что когда Федор только пришел к ним, они все сделали. Федор в зале стал бороться с Михаилом Илюхиным. Это было как кошка с мышкой. Михаил был кошкой, Федор был мышкой. 10-20 болевых приемов мог сделать Илюхин. Со мной то же самое было. Когда я боролся с Илюхиным в первый раз, сразу попал в тиски. Те люди и передали опыт Федору.

— Когда вы в последний раз общались с Федором?— С Федором последний раз общался в Сургуте. Я дрался с Кудиным (ноябрь 2013-го. — Sport24), бой тогда непростой был. Тогда я тоже был не в лучшей форме, но одержал победу. Мы приехали из Таиланда, акклиматизация, адаптация… Через пару дней уже бой. Спарринг-партнеры тогда не приехали в Тайланд, поэтому только лапы и снаряды, пар не было. Мне поднимают руку, Федор подошел к рейджу и говорит: «Так нельзя». Там во время боя я плюху такую пропустил. Но я успел собраться, а противник этим не воспользовался. Я всегда с Федором поздороваюсь, пожму руку. У меня нет какой-то неприязни к нему, чего не скажешь об Александре.

— Как думаете, есть ли возможность, что вы еще когда-нибудь потренируетесь с Федором?— Сомневаюсь. Очень сомневаюсь. Но я с удовольствием бы сейчас потренировался с ним. Вот с Сашей — нет, а с Федором — да. Я помню, что, когда мы тренировались, он всегда был пахарем. У него всегда в программе тренировки был бег, я не понимал, зачем это надо? Километров пять. Я бежал вместе с ним, но не понимал. Это был для него разогрев, потом он сразу одевался и начинал тренировку. Утром и вечером кросс. У него своя тактика была. У меня же беговые тренировки отдельно, силовые отдельно. Мы были в команде, а он уже тогда добился результата, а я еще был молодым пацаном.

— Вы никогда не чувствовали себя в его тени?— Нет. В команде он был лидером, и мы бы шли так и по сей день. Не было бы никаких вопросов. Все люди индивиды, каждый человек по-своему особенный. Мы вместе тренировались, нам было хорошо и комфортно.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх