Свежие комментарии

"В Дагестане мне говорили: "Он "мертвый", дышать не может". О чем сказал Исмаилов после того, как побил Штыркова

"В Дагестане мне говорили: "Он "мертвый", дышать не может". О чем сказал Исмаилов после того, как побил Штыркова

Магомед Исмаилов побеждает Ивана Штыркова и однозначно забирает концовку 2020-го в российских ММА.

Сразу после поединка Исмаилов отвечает на вопросы журналистов и рассказывает:

Какие отзывы об Иване он слышал в Дагестане;

Насколько тяжело бил Штырков;

Можно ли сравнить Ивана с Александром Емельяненко;

Почему он решил подарить президенту ACA куклу с топором в голове.

— Хочу сказать, что он [Иван] на сборах всех расслаблял. Я люблю такой подход, такую стратегию. Всех, с кем он работал, он расслаблял. Он тренировался в Дагестане, естественно я узнавал, спрашивал: «Как он там?» Все в один голос говорили: «Блин, он «мертвый», в борьбе «мертвый». Все душат его. Дышать не может, задыхается». Думаю: «Не может быть, что настолько все плохо». Говорю: «Рамазан, нельзя расслабляться». Последний раз, когда я вышел расслабленный, это был бой против Анатолия Токова. Я допустил ошибку и проиграл. Чувствовал то же самое и в этот раз. Говорил себе: «А ну настройся». Я проделал хорошую работу и хочу сказать: он [Штырков] хорошо дышит, хорошо борется, стоит на одной ноге хорошо, хорошо бьет, чувствует свою дистанцию, имеет очень плотный удар и умеет придерживаться плана на бой. Если бы я не понимал по-русски, скорее всего, его план сработал бы.

Слышал: «Пробивай в корпус!» Мне подсказывали: «Мага, держи корпус!» Это было круто. Для меня это его первая настоящая победа, не поражение. И хочу сказать: «Эй, ребята 93 кг, не расслабляйтесь». Даже если кто-то вам скажет, что он слабый, не расслабляйтесь, вот вам интервью, будьте готовы. Думаю, это бой вечера!

— По Ивану четко виден урон, который вы ему нанесли. А у вас нет видимых гематом. Как себя чувствуете?— У меня все болит, голова болит.

— Насколько тяжелые удары у Штыркова?— У него хороший удар, плотный, такая шпала вылетает. Чувствуешь его удар, он очень вкладывается. При этом он прячет голову вниз, что я поначалу не рассматривал, а только потом начал работать через апперкот. Он уходил от всего, что я нарабатывал.

— У вас было несколько планов на бой…— Да, и мне брат сказал: «А ну быстренько переходи на апперкот!» Тогда я начал работать через этот удар. И тогда, когда он подсаживался, мы этим ударом его поднимали. Он плотный соперник. Ему бьешь, а он удивляется и говорит в бою: «Вот это ты дал, хорошо врезал». Он общался со мной во время боя. Я ему отвечал улыбкой и накидывал удары дальше.

— Потряс ли он вас хоть однажды?— Нет. Меня редко потрясали. Он потряс меня эмоционально. Есть вещи, которые я не ожидал. Поэтому бой стал для меня сложным. Когда тебе говорят, что твой соперник слабый, ты все равно начинаешь это воспринимать, где-то у тебя это мнение закладывается. Да, ты все это отбрасываешь: «Нет! Нет!» Нужно быть сфокусированным. Но все равно эта расслабленность где-то в тебе уже сидит. Думаешь: «На самом деле, он во всех аспектах слабее меня».

— Штыркова сложнее переводить, чем Александра Емельяненко?— Конечно сложнее. Но тогда я был более эффективен в стойке, нежели здесь. Я сначала потряс Александра в стойке, а потом перевел. А он [Штырков] не был потрясен. Нельзя исходить из того, что я повалил Александра Емельяненко. Я потряс его, а потом повалил. В том бою я был более активным и более эффективным. Здесь я его не потряс, и мне пришлось работать с ним. Он мощный парень, очень сильный. Он не хотел, чтобы его повалили.

— Показалось, что вы почувствовали, что соперник подсел.— Я тоже подсел. Мы оба подсели. Здесь уже работала другая сторона. Я тоже тяжело бил, пытался его валить. Но ты ему бьешь, он ставит блок из своих больших рук, твои удары идут ему в блок. Когда человек такой мышечный и мощный, тяжело ему пробить блок. Мне приходилось бить его через руку в область ушей. Мне показалось, что один раз он даже поплыл. Я бил и бил его снизу, а потом подумал: «Да ну тебя! Попробую еще раз пройти» и снова залез под него.

— Был шанс закончить досрочно?— Вот когда он поплыл, а я продолжал его бить. Мне показалось тогда, что да, он поплыл. Когда мне сказали, что я финиширую его в первом или втором, я ответил: «Это будет трехраундовый тяжелый бой». Я не тупой, а умный человек, как бы это нескромно не звучало. Я должен анализировать, не исходя из того, что мне сказали, а из своих личных убеждений. Ваня не простой и не слабый боец. Хватит про это писать. Вы выглядите глупо. У него было больше шансов против меня, чем у многих прошлых моих соперников. Это было конкретное противостояние.

— С кем следующий бой?— Вот вчера мне сказали про мой вызов Ромеро [Йоэль Ромеро, бывший претендент на титул чемпиона UFC]. Почему мне интересен бой с Ромеро? С ним я бы лучше подрался, чем с Ваней. Говорят: «Ромеро уничтожит тебя, это не твой уровень». Это сейчас говорят о бое Ромеро — Исмаилов. Перед боем Штырков — Исмаилов все это адресовали Ивану. И после первой нашей битвы взглядов я вышел и увидел заряженного Ивана. У него было такое же положение, в котором был я накануне моего боя с Александром Емельяненко. У тебя заряженное состояние. Даже тогда, когда ты проигрываешь, тебе все равно нравится.

— К бою вы готовились вместе с Вячеславом Василевским. Вы помогли ему развить свой инстаграм и поспособствовали подписанию в лигу AMC Fight Nights Global. Будет ли что-то подобное с Александром Емельяненко, которого изгнали из клуба «Ахмат»?— Александру Емельяненко нужно сказать мне «да». Мы пообщались, и он пригласил меня на хлеб с солью, попить чай с шоколадкой. Исходя из того, как мы пообщаемся, станет ясно. Я бы помог Александру Емельяненко. Второго боя с Иваном Штырковым у нас точно не будет, даже если это в большую голову кому-то взбредет. Я ему сказал: «Все, что я могу тебе дать, это мой тренировочный лагерь. Приезжай». Мы даже признались друг другу в любви.

— Вместе с вами на турнире присутствовали функционеры AMC Fight Nights Global, включая Амира Мурадова и Камила Гаджиева. Это не значит, что следующий бой вы проведете там? — Амир Мурадов — мой близкий брат. У меня с ним хорошие отношения. И они были еще до приобретения им промоушена. Когда он купил Fight Nights, я сказал: «Серьезно? Как же долго ты скрывал свои финансовые возможности». Не ожидал, что он сделает такую большую покупку. Бывают люди, на которых ты смотришь и не понимаешь, что у них есть большие возможности. Это ничего пока не значит. Пока мне нужно просто отдохнуть.

— По поводу вашей куклы вуду…— Это как раз мне куклу вуду отправили на пресс-конференцию, а я в ответ отправил куклу вуду из Дагестана. У нас там без иголок, а с топором в голове. Возможно, это не от Яценко кукла была, но он ее представил всем. Я спокойно реагирую на такие вещи — прочту молитву и обращусь к всевышнему. Мне этого достаточно. А моих родителей и родных это взбудоражило. В процессе подготовки мне не хочется слышать обеспокоенные звонки своих родных. Они тяжело это перенесли. Кто-то даже плакал. Одно дело со мной так шутить, другое дело — с родными. Если этот подарок был адресован мне, его нужно было отдать лично мне. А у меня уже будет выбор, представить такой подарок общественности или нет.

— Ваш реванш с Минеевым запланирован на 2021-й год?— Не знаю. Он не тот человек для меня, от которого я буду отмахиваться руками. У нас есть история. Просто он как-то сказал, что я ему не интересен. После первого боя я сразу же попросил реванш, а он сказал, что я не интересен. Я подумал: «Окей, давай тогда посмотрим, кто кому не интересен».

— Хабиб Нурмагомедов выкупил промоушен GFC, переименовав его в EFC. Вам, как бойцу № 1 по популярности в России, не приходили предложения выступить там? — Во-первых, хочу поздравить Хабиба с отличным завершением карьеры. Мечта, а не завершение. Я всегда мечтал, чтобы великие спортсмены, Тайсон, Али, Рой Джонс, уходили непобежденными на пике. А здесь Хабиб дал мне то, чего я хотел. Он реально был на голову выше всех и ушел лидером. Хочу поздравить его с красивым завершением карьеры. Не хотел поздравлять его сразу же. Хотел, сидя на пресс-конференции после своей победы, когда все внимание приковано ко мне, сказать: «Хабиб, ты настоящий мужчина. Ты молодец, я тебя от души поздравляю. Респект тебе братский». Думаю, Абдулманап был бы очень рад увидеть такое завершение карьеры своего сына. Если позовет меня в свой промоушен? Я приду. Это же Хабиб Нурмагомедов. Позовет, я приду, мы пообщаемся, посмотрим, разложим все по полочкам и придем к общему знаменателю.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх