Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Времени на притирку с Воробьевым и Кудашовым у нас не было». Интервью Гатиятулина о сборной и «Тракторе»

«Времени на притирку с Воробьевым и Кудашовым у нас не было». Интервью Гатиятулина о сборной и «Тракторе»

Анвар Гатиятулин — знаковый человек для челябинского хоккея. Будучи тренером «Белых Медведей», он воспитал целый ряд игроков, ныне выступающих в КХЛ. А в 2018 году «Трактор» под его руководством дошел до финала Восточной конференции, завоевав бронзовые медали. Спустя два сезона работы ассистентом главного тренера СКА и сборной России Гатиятулин вернулся в Челябинск. Мы поговорили с тренером, вокруг которого «Трактор» строит новую команду.

— Много проблем ли тренеру команды КХЛ приносит ситуация с коронавирусом?— Ситуация, конечно, нестандартная. Но мы к ней подстроились. Первую часть сборов провели так, как планировали. А потом пошли отмены матчей, турнира. Пришлось вносить коррективы. Не успели все сочетания проверить, какие хотели. Как бы то ни было, готовимся к сезону и ни на что не жалуемся.

— Как считаете, сколько контрольных игр достаточно, чтобы подготовиться к сезону? — Я всегда хотел на сборах сыграть как можно больше игр. Кому-то из игроков нужны они для того, чтобы войти в сезон. Тренерам — чтобы определиться с сочетаниями. Я использовал предсезонку еще и для того, чтобы проверить молодежь. Этим летом сделать это в полной мере не удалось. Опытным игрокам, которые уже были в команде, достаточно и шести игр.

Тренерскому штабу, конечно, нужно побольше, для того, чтобы дать возможность сыграть молодым хоккеистам.

— КХЛ этим летом покинул Линус Умарк — один из самых нестандартных игроков лиги. Понтус Оберг способен заменить его в этой роли?— Я не могу их сравнивать. Умарк является ярким игроком для КХЛ. Только сезон покажет, сможет ли Оберг сыграть на таком уровне. Тщательно выбирали новичков, остановились на Понтусе. Мы со своей стороны создадим для него все условия.

— Недавно появилась странна информация, что в «Тракторе» Обергом недовольны. — Я тоже читал это и был удивлен подобными слухами. С первого дня с его стороны идет хорошая профессиональная работа. Никаких вопросов по нему не возникало.

— Доводилось слышать, что Понтус — человек тонкой душевной организации, абсолютно европейского менталитета. Ему сложно сейчас с точки зрения быта?— Я такое не почувствовал в отношении Оберга, но уже по своему опыту знаю, что некоторым хоккеистам нужно время на адаптацию. Мне кажется, Понтус себя чувствует хорошо, как и другие ребята в команде.

— Вы поначалу пробовали вместе Ника Бэйлена и Лоуренса Пилута. Это немного удивило. Кажется, что связка двух столь остроатакующих защитников — это опасность как для чужого вратаря, так и для своего.— Мы пробовали разные сочетания. В том числе и их вместе решили посмотреть. Лето — время экспериментов. Возможно, что в большинстве они будут играть вместе.

— Им, наверное, трудно шайбу между поделить между собой?— Ребята понимающие. Проблем с этим не возникало. Мы с ними говорили, что только команда добивается успеха.

— За два года вашего отсутствия в Челябинске «Трактор» сильно поменялся?— Сама команда, конечно, поменялась. Если говорить о клубе, то все условия для работы созданы.

— Вы не только снова стали главным тренером «Трактора», но и вошли в совет директоров клуба. Это было вашим условием?— Я не ставил подобных условий, но мне предложили войти в совет директоров, а я не стал отказываться. У нас идет хорошее общение: я высказываю свое мнение, слушаю мнение других членов совета директоров. Но в первую очередь, я главный тренер и моя задача — готовить команду.

— Ваши коллеги Петерис Скудра и Андрей Разин с этого сезона стали еще и генеральными менеджерами. Вам было бы интересно такое совмещение?— Лично мне ближе тот подход, когда тренер уделяет больше времени подготовке команды. Но при этом должна быть хорошая коммуникация с менеджером. Тренера должны слушать и слышать.

— У вас в команде есть Ярослав Косов — талантливый парень, обладатель Кубка Гагарина, но при этом он неоднократно попадал в неприятные истории, нарушал режим. Вы как-то контролируете Косова, чтобы он не сорвался?— Какие-то слухи насчет него ходили, но я на слухи внимания не обращаю. Ни с кем из ребят проблем не возникает. Ярослав — не исключение. Он профессионал и выкладывается в работе. Мы выстраиваем доверительные отношения.

— Вы не из тех тренеров, что ходит по номерам и проверяет игроков?— Ну нет, что вы. Клуб создает все условия, все ребята — профессионалы. Думаю, у нас до такого не дойдет.

— В «Трактор» возвращается Виталий Кравцов. Вы вели с ним беседы?— Да, мы разговаривали. Я рад с ним вновь поработать. У Витали не сложился прошлый сезон, но он талантливый парень.

— Есть мнение, что и мы, журналисты, и «Рейнджерс», выбравшие его в первом раунде драфта, переоценили Кравцова. Допускаете это?— Мне сложно сказать, что было в прошлом сезоне. Но по той совместной работе, что у нас была с Виталей, могу сказать: по потенциалу он действительно игрок первого раунда драфта. Я его знаю как требовательного к себе человека. Тем более, за это время он повзрослел.

— Вы говорите, что Кравцов повзрослел, но как раз складывается впечатление, что ему для выхода на новый уровень не хватает пробивного характера.— Ну да, характер — это очень важно. Думаю, что прошлогодняя ситуация, опыт игры в АХЛ, закалили его. Кравцов уже не молодой, не лимитчик. Здесь на него смотрят как на одного из лидеров. Он должен это осознавать.

— Вы, как первый тренер Кравцова в КХЛ, давали ему советы в прошлом году? — Мы общались. Спрашивали друг друга как дела, он чем-то интересовался. Но я никому никогда свое мнение не навязываю.

— При вас у Кравцова была неплохая связка с Алексеем Кручининым. Не было попыток его вернуть в «Трактор»?— Изначально я разговаривал с Алексеем. Но на тот момент велись переговоры с другим кандидатами, некоторые хоккеисты были подписаны еще до моего прихода. Так что момент для возвращения Кручинина уже был упущен.

— Теперь вы можете сравнивать работу главным тренером в «Тракторе» и помощником в СКА. Где вы испытывали большее давление?— Давление? Я бы назвал это ответственностью. Конечно, когда ты главный тренер — на тебе лежит большая ответственность. Ты должен быть в курсе всего, отвечать за все участки работы. Как помощник ты участвуешь во всех собраниях, но принимает решение все равно главный тренер.

— Известно, что в СКА вы специализировались на работе с защитниками. Какой у вас был круг полномочий?— Да, у каждого из нас в штабе была своя зона ответственности, но это не значит, что если я отвечал за защитников и меньшинство, то не участвовал в обсуждениях. Работа штаба была совместная, все детали согласовывали.

— Далеко не всем главным тренерам нравится, когда помощники с ним спорят. У вас возникали какие-то напряженные ситуации внутри штаба?— У каждого тренера, конечно, есть свой взгляд на хоккей. Мы высказывали позицию, иногда спорили, но решение было всегда за главным тренером.

— Штаб СКА, который собрали в 2018 году, включал в себя трех главных тренеров. Долго притирались с Ильей Воробьевым и Алексеем Кудашовым?— Конечно, мне лично понадобилось некоторое время, чтобы перестроиться с роли главного тренера на работу помощником, но времени на притирку с тренерским штабом сборной у нас почти не было — чемпионат мира в Дании начался почти сразу после моего назначения. Жаль, не получилось в полной мере реализовать задуманное. Тем не менее, благодарен этому времени.

— Обычно игроки говорят, что тот или иной тренер на него повлиял. Вас как тренера изменила работа с кем-либо из хоккеистов?— В СКА было много опытных и поигравших ребят. У каждого можно было что-то увидеть, подчерпнуть, просто поговорить. На чемпионате мира в Братиславе собрались все наши лучшие игроки. Была замечательная атмосфера. Считаю, что повезло поработать с такой командой.

— Сколько раз прокручивали в голове тот самый матч с финнами?— Такое, конечно, никогда не забудется. Где-то что-то не смогли донести до игроков. Не реализовали план, который был на игру. Но, опять же, это опыт для всех нас.

— Все-таки не смогли донести план или сам план был изначально ошибочным?— Соперник тактически нас переиграл. Сюрпризов для нас не было. Мы ребятам о такой тактике финнов и рассказывали на собрании. Возможно, мы, тренеры, не были до конца убедительны.

— Говорили, что финны играют в антихоккей.— Я такими выражениями не оперирую. Они играли в хоккей и их тактика оказалась на тот момент более действенной.

— Вы на протяжении двух лет работали с Артемом Зубом, который сейчас поехал в «Оттаву». У него получится в НХЛ?— Артем провел при мне два разных сезона. В первый ему где-то не хватало уверенности. Во втором за счет работоспособности сильно прибавил. И в уверенности, и в обороне, и в атаке. Думаю, у него есть все шансы закрепиться в НХЛ.

— Вас удивило, что у такого мастерюги как Никиты Гусева были проблемы с адаптацией в НХЛ?— Я никогда не сомневался в его мастерстве. Но, насколько я знаю, там были внутренние проблемы. Поэтому потребовалось время на адаптацию.

— У вас в «Тракторе» шесть легионеров, а то значит, что кто-то всегда будет оставаться вне заявки. Это головная боль для тренера или преимущество? — Обычно я не сторонник формулы с шестью легионерами. Но мы разговаривали с нашим менеджментом и, вспоминая прошлый сезон, решили перестраховаться на случай травм. А уже по ходу чемпионата будет смотреть, думать.

— Вы два года поработали в СКА. Как сейчас относитесь к ротации? — Приведу свой пример из сезона 2017/2018, когда у нас пошли травмы и мы задействовали игроков с «Челмета». Проблем никаких не возникло. Молодежь быстро привыкла к КХЛ, ребята адаптировались, влились в коллектив. Мое мнение: хоккеист должен быть в игровом тонусе. Поэтому чересчур длинная скамейка команде не нужна.

— «Трактор» презентовал свою долгосрочную стратегию, где помимо структуры управления прописана философия игры: контроль шайбы, комбинационный хоккей. Однако ваш «Трактор» образца «бронзового» сезона скорее играл «от печки».— Я думаю, большинство тренеров хотят играть в атакующий хоккей. Мало кто откажется от обилия голов. Я тут не исключение. Но одно дело — желание, а другое — реальность. Мы в «Тракторе» тогда пробовали атакующий хоккей, но из-за подбора игроков модель не приносила результат. Пришлось подкорректировать тактику в сторону более оборонительной. Сейчас мы стараемся проводить тренировочный процесс так, чтобы команда играла в активный хоккей, больше проводила времени в чужой зоне.

— Я слышал про Боба Хартли, что он очень жестко относится к ошибкам игроков на обеих синих линиях. Насколько вы разрешаете своим подопечным рисковать? Тем более, что у вас есть такие игроки как Оберг, Пилут и Бэйлен, которых особо не загонишь в рамки. — Мы с тренерским штабом стараемся в рамки игроков не загонять, но система должна быть. Если игроку указываешь раз за разом на одну и ту же ошибку, нужно принимать меры. При этом хотелось бы, чтобы ребята показывали свою индивидуальность. Не надо забывать, что хоккей — это не только работа, но прежде всего игра.

— В Челябинске чтят свою историю и, в частности, ностальгируют по команде Валерия Белоусова. В 2020 году возможно показывать тот хоккей, в который играл его «Трактор»? — Мы стремимся к этому. Хотим, чтобы всегда было движение, чтобы ребята открывались под короткий пас и входили в зону через контроль. Но будут поставлены задачи перед командой, и в связи с этим какие-то моменты будем упрощать.

— Вы были главным тренером молодежной команды, когда в первой работал Белоусов. Насколько тесным было ваше взаимодействие?— Мы общались с Валерием Константиновичем. Благодарен ему за тот опыт, что он мне передал. Всегда в «Белых Медведях» смотрели на первую команду. Там были собраны мастера, полностью воссоздать игру команды «Трактор» было сложно. Но мы стремились к этому.

— Ваше возвращение в Челябинск было долгожданным для местных болельщиков. Считается, что именно Гатиятулин — главное приобретение «Трактора». Каково быть мессией? — Атмосферу в городе, которая стояла в сезоне-2017/2018, я никогда не забуду. Но хоккей — командный вид спорта. Здесь не может все решить один человек. Это работа всей системы, начиная с президента клуба и заканчивая персоналом на арене. Ну а главные лица — они на льду, это хоккеисты. Наша тренерская задача их подготовить. Ни больше, ни меньше. Результат, прежде всего, зависит от каждого.

— Есть такая байка, что два года назад, когда вы уходили из «Трактора» в СКА, питерский клуб вас перехватил у «Спартака»? Правда ли, что вы могли возглавить красно-белых?— Мои хоккейные дела ведут агенты Юрий Николаев и Александр Черных. Я им полностью доверяю. Все переговоры на них. Когда появился вариант со СКА, они сообщили, что со мной хотят пообщаться на предмет возможного переезда в Санкт-Петербург. Больше лично я никаких переговоров ни с кем не вел.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх