Свежие комментарии

  • Иванов Александр
    Нам осталось ещё выбрать в Госдуму клоунов, женщин с низкой соц. ответственностью, бомжей - и будет все в шоколаде.Загитова и Медвед...
  • Юрий Джиоев
    Да, Мясников прав-именно причинно-следственная связь этих ужасных событии указывает на корень зла- растление постсове...Доктор Мясников —...
  • mark kapustin
    Живя в России была скромницей, уехала в Штаты и понеслось, ну выложила и выложила......«Ух, как горячо. ...

«Что мне делать? Выброситься из окна?» Единственный русский в Ф-1 Мазепин о дебюте и минуте проигрыша Шумахеру

«Что мне делать? Выброситься из окна?» Единственный русский в Ф-1 Мазепин о дебюте и минуте проигрыша Шумахеру

Единственный российский пилот Формулы-1 Никита Мазепин пока далек от борьбы за очки главных гонок планеты. Пилот «Хаас» провел два Гран-при — в Бахрейне сошел на первом же круге, в Италии финишировал 17-м.

Накануне свободных заездов Гран-при Португалии Мазепин пообщался с российскими журналистами и ответил на вопросы о прошедших гонках, адаптации к болиду и своей мотивации.

— Недавно в Формуле-1 появились спринтерские гонки. Как относишься к этому нововведению?
— Приветствую то, что Формула-1 очень открыто подходит к вопросу изменения формата уик-энда и прислушивается к своим зрителям. Я лично слышал достаточно много предложений об изменении формата Гран-при. Сам я пока провел только два гоночных уки-энда и не могу сказать, что мне это надоело. И лично я готов выступать в любом формате, который преподнесет Формула-1. Ничего против не имею точно. Приветствую, что к фанатам прислушиваются.

— Какие сложности возникли во время прошлой гонки? Особенно, после рестарта. На некоторых кругах ты шел вровень с Миком Шумахером, на других — проигрывал 2-3 секунды. В чем были потери?
— Все предельно просто. После рестарта у нас было полкруга, чтобы разогреть резину, пока сейфти-кар не ушел в боксы.

Я не учел то количество прогрева, необходимое для колес С3 по сравнению с С4, на которых я проводил гонку до этого. Когда нужно было ехать в полную силу, у меня не было необходимой температуры для того, чтобы уверенно держать машину на трассе.

Следовательно, первые 7-8 кругов после рестарта приходилось ехать медленнее. К тому же ко мне начали подъезжать лидеры, я стал получать синие флаги. И мне точно не хотелось бороться на пределе, чтобы пропустить их в самый последний момент. Негативно от этого могло быть больше, чем позитива. Когда отпускаешь газ в конце прямой, примерно эти самые 2-3 секунды отставания и образуются.

Безусловно, определенная дельта была между нами с Миком. Некоторые круги быстрее ехал я, некоторые — он. Основное отличие — синие флаги. К тому же, как вы могли заметить, однажды я выехал в гравий. От этого я потерял время на том круге и после него — пока чистил машину от грязи.

— Как повлияло на твою машину столкновение с Николасом Латифи в начале той гонки?
— Относительно несильно. Переживал, что гонка может закончиться прямо на том же круге. К счастью, я повредил лишь часть переднего правого крыла.

— В чем отличие работы на болидах Формулы-1 и Формулы-2?
— Конечно, я еще привыкаю к болиду. И часто себе повторяю, что я привык к чемпионатам, которые длятся 9 или 12 гонок. Здесь же год намного длиннее. Есть больше времени, чтобы осознать свои ошибки и двигаться вперед.

Пока что я выступаю на машине, которая не позволяет мне бороться за очки. Главное отличие от топовых команд заключается в том, что твоя машина постоянно меняется в зависимости от температуры трассы и ветра. Подобные мелочные вещи играют для нас катастрофическую роль в выборе настроек и баланса. Трудно подстроиться под круг, потому что ты не знаешь, как машина будет себя вести.

— Насколько тебе удалось наладить рабочие отношения с гоночным инженером? Если слушать ваш радиообмен во время гонок, может сложиться впечатление, что эти отношения не идеальны.
— Мне досталась та сторона гаража, которая раньше работала с Грожаном, поэтому ко мне перешли его гоночный инженер и перформанс-инженер. Он англичанин, я за свою карьеру много времени провел в Англии, хорошо владею языком, так что тут проблем нет.

Рабочие отношения у нас хорошие. Мне еще надо привыкнуть, что когда ты занимаешься своей работой и находишься в стрессовой ситуации, то миллион людей по всему миру имеют возможность слушать твои переговоры. Я к такому еще не привык, в Формуле-2 подобного не было. Очень часто речь, которую вы слышите от человека, не видя его лица, может восприниматься ошибочно.

Повторюсь, у нас с ним очень хорошие отношения. Мы еще друг к другу привыкаем. Я стараюсь донести до команды, какую информацию хочу слышать во время гонок, а какую информацию мне знать не нужно: я ее изучу после финиша. Мы друг к другу привыкаем, и я уверен, что в ближайшие несколько гонок окончательно привыкнем.

— Гюнтер Штайнер признался, что ему нелегко общаться с тобой и Миком: ему приходится подбирать слова, чтобы сохранить вашу уверенность в себе. У тебя сохраняется эта уверенность?
— Если честно, не слышал таких слов Гюнтера: все-таки я с ним общаюсь лично, а не читаю его высказывания в новостях. Что касается уверенности, то сейчас она находится на максимальном уровне за последние несколько месяцев, чему я очень рад.

— Как считаешь, в чем тебе уже удалось прибавить с момента дебюта в Ф-1?
— Формула-1 — это очень большая ступенька вверх, откуда бы ты в нее ни пришел. Так что прогресс будет идти постоянно. Сейчас он наиболее заметен в стабильности моих кругов на трассе и в стабильности моей обратной связи с инженерами.

— Ты уже посетил несколько брифингов пилотов Ф-1. На них происходит что-то интересное, необычное?
— Из-за ковида мы не можем сейчас собираться очно: последние несколько брифингов проходили виртуально. Что касается интересной информации, то брифинги здесь проходят в более расслабленной атмосфере, чем в других сериях. Они длятся несколько меньше, ведь некоторые гонщики уже на протяжении 10-15 лет слушают одну и ту же информацию об этих трассах. Что касается меня, то это можно сравнить с переходом в школе в более старший класс: информация, которую преподает учитель, меняется.

— Мик Шумахер сказал, что представляет себе пилотов «Уильямса» лидерами гонки, чтобы хоть как-то мотивировать себя. А как себя мотивируете вы, находясь в конце пелотона?
— Я бы сказал, что у меня пока не возникало проблем с тем, чтобы искать мотивацию во время гонки. Так или иначе, я проехал всего лишь одну полную гонку в Формуле 1 и для меня те ощущения, которые я испытываю на протяжении заезда, еще очень новые. Пока мотивацию я терять не собираюсь.

Как вы сказали, Мик представляет других гонщиков лидерами. Это распространенная тактика, чтобы держать мотивацию и продолжать атаковать на том же уровне, как если бы ты боролся за победы. Ты представляешь будто борешься за победу, просто во время клетчатого флага понимаешь, что черту кто-то уже пересек до тебя.

— Никита, ты рассказал о прогрессе, об эмоциях. А какие минусы в вождении и восприятии Формулы-1 можешь отметить? Что нужно исправлять в первую очередь?
— На данный момент я не совсем точно понимаю, как сделать эту машину быстрее. Периодически мне требуется слишком много времени, чтобы подстроиться под условия трассы и погодные условия под эту машину. В других сериях, к которым я привык, я был способен это сделать намного быстрее.

— У «Хаас» в целом стратегия, что раз невелики шансы выйти во второй сегмент квалификации, вы стараетесь по три попытки в первом сегменте проехать. В том числе поэтому возникают эти проблемы в конце, когда ты попадаешь в пробку с другими гонщиками и начинаются разборки на тему того, кто себя повел по-джентльменски, а кто нет. С этим что-то можно сделать?
— Когда вы пытаетесь проехать на одну попытку больше, чем остальные, то ваше время и количество кругов будет ограничено. Причина, по которой вы видели сейчас экстремальные ситуации, они были связаны с тем, что у нас в обеих квалификационных сессиях были красные флаги, которые сокращают наше время для трех попыток. С одной вообще тяжко. Но, я надеюсь, что в ближайшее время, может, даже в этот уик-энд, мы увидим чистую квалификацию, без красных флагов и чистые три попытки в нашей команде.

— Никита, сколько гонок ты себе даешь, чтобы выйти на некий уровень, когда ты сможешь, по крайней мере, самому себе сказать, что уже научился добиваться максимума от этой машины. Совпадает ли твоя личная программа с ожиданиями команды?
— Мне трудно ответить на такой вопрос. Мне всегда интересно у себя спросить, если ты сказал, что тебе потребуется пять гонок, а понадобилось шесть. Что делать в таком случае? Выброситься из окна? Наверное, не самый лучший вариант. Поэтому мы с командой реалистично подходим к этому вопросу, исходя из тех возможностей и тех целей, которые у нас намечены на этот сезон. Внутри команды мы видим намного больше телеметрии, чем кто-то еще, и понимаем, и я, и мои инженеры, когда кто-то выполняет хорошую работу, кто-то — плохую. И можем найти причины, почему то или иное с нами происходит.

Не нужно забывать, что если бы мы постоянно выступали на одной трассе, то прогресса можно было достичь быстро. Но в ближайшее время начнутся гонки на трассах, где я никогда не был, и там потребуется вдвойне больше времени, если мы говорим про Японию или другие страны. Это неостанавливаемый процесс. Самое главное — чтобы все ошибки произошли в этом году и следующий сезон был чистый. Как будет? Покажет время.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник
Стартовала Глобальная неделя безопасности ООН – под девизом «Дороги для жизни»

Картина дня

наверх