Свежие комментарии

  • Sobering
    Глобус Украины куда актуальнее.Депутат Верховной...
  • Елена Дмитрова
    Да что там! Всю политическую карту мира! Все произошли ведь от древних укров!Депутат Верховной...
  • NVS66 SergeiShulepov
    У кого нет иммунитета и мозгов всех в «красную зону». Тех кто не прививался и не болел определить как "генофонд для р...Депутат Госдумы п...

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче

За месяц до начала чемпионата Европы Sport24 запускает сериал «Штаб сборной» — обстоятельные диалоги с тренерами, от которых этим летом мы ждем магии. Вас ждут четыре насыщенных интервью, первое — с Гинтарасом Стауче. Он занимается вратарями сборной России, а еще отвечает за стандарты.

Александр Муйжнек встретился со Стауче еще до оглашения расширенного состава сборной на Евро — и все равно затронул все ключевые темы: как штаб Черчесова изучает вратарей, какие самые частые ошибки у киперов, в чем тонкость их психологии, почему не вызывает Гильерме, в чем уникальность Акинфеева и как Шунин предолел себя, чтобы стать первым номером страны.

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче
(Александр Мысякин, Sport24)

Стауче общается с тренерами из Бундеслиги. Немцы вдохновляют скрупулезностью и делают упражнения похожими на игровые — в сборной России так же

— Три главных принципа Виталия Кафанова, тренера вратарей «Ростова»: реакция на каждый мяч на тренировках, быстро вскакивать, ловить то, что возможно поймать. Какие ваши?
— Принятие решений — главное для вратаря. Выбор позиции. Руководство обороной.

— Как вы анализируете игру вратарей? Какую продвинутую статистику используете?
— Смотрю на действия голкиперов во вратарских зонах — анализирую, откуда и как забиваются мячи.

Как вратари занимают позицию при ударах, навесах. Вратари получают видео, вместе смотрим, обсуждаем — чтобы в следующий раз они чувствовали себя увереннее.

Знаем, из каких зон чаще всего забиваются мячи — например, из зоны от линии вратарской до линии штрафной. Стараемся выполнять упражнения с ударом в одно-два касания.

Вообще, если не отрабатывать ситуации, приближенные к игровым моментам, в игре сразу возникнут проблемы. А если вратарь столкнется с тем, что ему знакомо — компьютер, как говорится, будет правильно работать, и он сможет принять верное решение.

Невозможно предсказать все, но трафарет у вратаря должен быть.

— Какой был, например, на последний матч сборной — со Словакией?
— Знали, что они хорошо играют на стандартах, выбегают в быстрые атаки и бьют издали.

— Раз уж мы о Словакии. Не знаю, называете вы это ошибкой или просчетом, но что случилось при первом голе от словаков? Угловой, Джикия и Марио держат друг друга.
— Они не друг друга держали. Просто делали скрещивание и столкнулись. Словак начал движение, наш футболист пошел за ним, и произошел такой момент.

В соцсетях издеваются над глупым ляпом Джикии и Фернандеса. Защитники обнимались, пока Словакия забивала

— Это недопонимание Георгия и Марио или вы не ожидали такого от словаков?
— Неверно принятое решение — от него все и случилось. Неправильное первое движение, изначально неправильно занятая позиция — поэтому столкнулись. Этого не было бы, если бы подсказали друг другу, что будет скрещивание. Если бы сказали: «Давай меняться».

— Как вы собирали данные 14 лет назад, когда пришли в штаб Черчесова в «Спартаке»?
— Оператор записывал игру со своей камеры на диск — тактических тогда не было. Не разглядеть ничего, даже номеров: приходилось угадывать по бутсам. Рассуждал так: «У соперников два центральных защитника — наверное, они постоянно приходят на угловые. А как выглядят-то?» В первый раз сел и потратил пять часов, чтобы изучить один тайм и сделать хоть какие-то выводы.

Хорошо, что сейчас есть Instat и WyScout.

— Вы получаете такие данные из клубов Премьер-лиги? Общаетесь с ними, тренерами вратарей?
— У нас есть группа вратарей-кандидатов в национальную сборную, я за ними слежу более пристально. Анализирую каждую их игру, делаем видео, в первый день сборов разбираем в теории, а затем на практике.

— Лучший тренер вратарей в России?
— Безусловно, Кафанов — легенда. А так я поддерживаю связь с немецкими тренерами. Два в «Лейпциге» (один отвечает за всю клубную систему), по одному в «Хоффенхайме» и «Бохуме».

— Проводите глобальные исследования? Вам важно, как меняется игра вратарей в РПЛ, кого выпускают из детских школ?
— Исследований глобального характера не делаем. Если о том, как себя развиваю — общаюсь с коллегами, много читаю. В последнее время — о тренерах Бундеслиги: Клоппе, Дауме (последняя работа Кристофа Даума — сборная Румынии в 2017-м, последнее чемпионство — с «Фенербахче» в 2005-м — Sport24). Еще очень хорошее чтение о тренере, который работает с молодежью «Шальке», или про психологию, работу мозга, когнитивные вещи.

За год прочитал больше 20 книг, все на немецком. Времени хватает: я ведь сажусь на карантин каждый раз как возвращаюсь в Литву из сборной.

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче
(Александр Мысякин, Sport24)

— Что из почерпнутого за это время уже применили?
— Много упражнений на внимание. При выходах один на один делим штрафную площадь на красную, синюю и зеленую зоны. Когда вратарь поднимается в одну из них, то должен остановиться и держать взгляд на мяче. Это имитация игры: оборона высоко — значит, и вратарь выходит к линии штрафной.

— Что вас привлекает в немецком подходе к работе вратарей?
— Скрупулезность. Сейчас они делают тренировки очень приближенными к игре. Чем больше игровых упражнений — на движение, выбор и смену позиции — тем быстрее развивается вратарь.

Раньше как было? Работали вообще без тренеров вратарей. Подойдет помощник главного, потренирует удар в руки, отскок — и все. Сейчас сначала активация, работа над основами техники с мячом, выполнение конкретной задачи на тренировке в зависимости от направленности тренировки.

Больше всего бывает ошибок не технических, а тактических. Самые частые — выбор позиции, стойка, первый шаг, положение рук (прижаты они или расставлены).

Ценит стабильность вратарей и микроклимат — поэтому не склонен к перетасовкам в бригаде. Максименко и Сафонов были нужнее в молодежке и развивались там благодаря практике

— Как вы оцениваете игру на выходах? У Шунина и Дюпина одинаковое количество выходов, при этом Шунин забирает мяч в руки чаще, у Дюпина этот показатель один из худших в лиге. Вам это важно?
— Игра на выходах зависит от того, как голкипер занимает позицию. Чем дальше мяч от ворот, тем выше должна быть активная позиция вратаря. Это отрабатывается на тренировке. Разбираем моменты через видео. Это необходимо тренировать — но, кстати, не с малых лет. Вратаря до 12 лет вообще нельзя тренировать глубоко специализированно. Это уже нужно делать с 12-14 лет, а как профессионала — и вовсе, на мой взгляд, с 17 лет.

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче
(Александр Мысякин, Sport24)

Почему еще на выходах плохо или совсем не играют: мало соответствующих тренировок. Удары тренируют больше, чем выходы. Все показывать надо: если мяч здесь — стой здесь. Пробуй, и тогда поймешь, правильно ли занимаешь позицию, успеваешь к мячу или нет. Если не успеваешь — переключаешься на защиту своих ворот.

— Есть ли шанс пробиться в сборную при практически полном отсутствии игры на выходах? Максименко делает это редко и не слишком уверенно.
— Когда просматриваю игру всех вратарей, важно, чтобы голкипер стабильно держал свой уровень. Принимаем во внимание, как он реагирует на собственные ошибки и как ведет себя при хорошей игре.

Повторю: вратарь — позиция, где очень важна стабильность. Можно менять полевых игроков, но если начнешь это делать с вратарями, то получишь большую проблему. Команды, в которых такое происходит, редко добиваются успеха.

Если же вратарь начинает постоянно ошибаться, очень важно определить причину.

— Хочется детально обсудить Максименко. Он кандидат в сборную, пробивается в Лигу чемпионов — при этом к нему обычно больше вопросов, чем к Сафонову (по крайней мере было до травмы Матвея). Пример: Александр хорош на линии ворот, но слабо играет ногами, часто отбивает мячи перед собой.
— Максименко пока со мной не работал. Ранее Саша не вызывался в национальную сборную. Но у меня есть вся необходимая информация о нем. Что-то конкретное пока говорить не стану: на практике еще вместе не встречались в сборной.

— Сафонов получил вызов в сборную только в ноябре прошлого года, Дюпин в марте. Почему вам важна стабильность вратарской бригады?
— Вратари — команда в команде. Там должен быть хороший микроклимат. Голкиперы почти везде — лидеры: кто-то капитан, кто-то вице-капитан. Вратари должны отбросить свое эго и помогать друг другу, развиваться.

А быть недовольным тем, что в стартовом составе сборной играет кто-то другой — путь в никуда. Так тоже строится коллектив: смотришь, как они между собой общаются. Если вратари друг друга ненавидят, значит, ничего хорошего не будет. Если ты в этот организм внесешь инфекцию, он развалится.

— Почему Дюпин раньше не вызывался в сборную?
— У нас вызывалась обойма голкиперов, которой мы были довольны, она играла и приносила результат. Этим все сказано. Также есть еще один момент — раньше Дюпин и с «Анжи», и с «Рубином» не боролся за высокие места в турнирной таблице. Сейчас ситуация изменилась, а значит другим стало и его состояние, и уровень ответственности.

— Сафонов один из праймовых вратарей РПЛ, доступных сборной, сыграл в ЛЧ, в целом стабилен, что вы цените. Почему его долго не было в сборной?
— Сафонов и Максименко боролись в составе молодежной сборной за чемпионат Европы. Сколько лет у нас молодежка не попадала на Евро? Ему практика была нужна. Взять Матвея и посадить на лавку, чтобы он потом сказал: «Я был в сборной»? Кому от этого польза будет?

— Вам с Черчесовым не было пользы познакомиться с Матвеем, донести свои требования, сблизить с опытным Шуниным?
— Вратарь развивается, когда имеет постоянную игровую практику. У них [в молодежной сборной] тоже была своя конкуренция, своя командная задача. Россия уже восемь лет не выходила на молодежный Евро. Зачем их было дергать из команды в команду? В ноябре у молодежки не было официальных матчей, и мы вызвали Сафонова. Жаль, что он в ходе сбора заболел коронавирусом.

— Какие впечатления остались?
— Еще ни один игрок, приезжавший в сборную первый раз, никогда не чувствовал себя уверенно сразу. Это стрессовая ситуация. Некоторые слишком хотят хорошо себя показать. Часто им это мешает, и у них ничего не получается. Их надо сначала успокоить и объяснить все нюансы. Не надо требовать ничего сверхъестественного. Понемногу мы их вводим в рабочий процесс, в коллектив, и тогда они начинают чувствовать себя увереннее.

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче
(Александр Мысякин, Sport24)

— Наш приоритет — первая сборная, даже на фоне клубов. Чем быстрее игроки туда попадут, привыкнут, тем лучше, разве нет?
— Могу тебе привести такой пример. После одной игры «Баварии» к Ули Хенессу подходит корреспондент: «Тони Кроос сыграл свой первый матч, а уже отдал голевую передачу. Звезда». Хенесс отвечает: «Слушай, ты игру смотрел? Сегодня лучшим был Лусио. Выключил нападающего, перехватил все передачи соперника, не совершал ошибок. А Кроосу дайте возможность развиваться».

Когда тебя начинают восхвалять, говорить, что ты лучший, часто футболист перестает прогрессировать.

— Критика полезнее поощрения?
— Все должно быть в меру. Нельзя только хвалить. Даже в хорошей игре бывают просчеты. Если позиция неправильная или какая-то другая ошибка, ты должен об этом сказать — тогда будет рост. Бывало и так: берешь игрока из дубля в основу, а когда возвращаешь обратно, он уже не хочет туда, по-другому себя ведет. Ему там неинтересно. Приходится объяснять, приводить аргументы.

Кто поедет на Евро-2020 в составе сборной России: итоги сезона, статистика, роль в команде

Гильерме нет из-за нестабильного 2020-го, Шунин вырос ментально, преодолев семейные проблемы, третий вратарь — не для атмосферы

— Летом и осенью Гильерме играл плохо, но вызывался в сборную. Весной тащил «Локомотив», но не вызывается в сборную. Почему?
— Мы с Гилей в основном составе уверенно вышли на Евро. Из девяти игр тогда шесть он сыграл на ноль. В прошлом году у него не получалось выступать на таком же высоком уровне. И мы об этом с ним говорили. И дело не только в одной игре против Сербии.

— И до сих пор не получается? Чего из желаемого вы не видите?
— Просто на мартовский сбор мы решили вызвать других вратарей. А ему дали время для самоанализа и переоценки. Сейчас видим, что он в хорошем состоянии.

— Еще раз: в чем Гильерме сдал?
— Не буду выносить это на всеобщее обозрение. На каждом сборе говорили с ним, что нужно изменить в игре. И он это знает.

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче
(Александр Мысякин, Sport24)

— Шунина вы помните по «Динамо», где работали с Черчесовым. Антон стал другим?
— Конечно! В психологическом плане ему тогда было непросто. Имели место семейные проблемы, беспокоила травма, и это все вместе Антону сильно мешало. Можно сказать, он не мог тогда полностью сконцентрироваться на футболе. Сейчас Шунин — капитан, лидер своей команды и показывает стабильный футбол.

— Как понимали в «Динамо», что с Шуниным что-то не так?
— На тренировках всегда обращаешь внимание неправильные действия, движения. Язык тела выдает все. Человек идет — ты можешь сразу увидеть, боится он или нет. Это психология. Вратарю нельзя показывать, что ты не уверен в себе. Даже если не уверен, должен подавать себя так, чтобы такое впечатление не создавалось.

— У Джанаева тоже были психологические проблемы в «Спартаке». Их реально было исправить?
— Я мог вовремя ему подсказать, что нужно посерьезнее относиться к тому, что бывает после футбола. Он молодой был, а я упустил, не объяснил вовремя определенные вещи.

— Как Сослан перенес ошибки с «Крыльями» и «Спартаком»?
— Трудно. Такое случается, но нужно идти дальше. Если ты не сдаешься, то становишься сильнее. И Сослан доказал, что не сдался. До сих пор играет на высоком уровне.

— Вы тогда говорили: «Только Маслаченко верно подметил, в чем нужно прибавлять Джанаеву: вратарь в рамке должен летать. Я как тренер вратарей знаю, что он имел в виду». Что именно?
— Ошибки случались из-за неправильного принятия решений — я говорил, что все идет от этого. Джанаев с тех пор стал увереннее. Игрой и отношением к делу он доказывает, что не случайно вызывается в сборную.

— В чем роль третьего вратаря для команды?
— В принципе в сборной нет разделения на первого, второго и третьего голкиперов. Это скорее условности. Я уже объяснил до этого принципы живого коллектива. Внесешь в него со стороны чужеродное тело — все может развалиться. Тогда [на ЧМ] тройка Акинфеева, Лунева и Габулова была лучшим вариантом. Все подходили друг другу, помогали на тренировках, способствовали взаимному развитию.

— Как помогал коллегам более опытный Габулов — возможно, ментально? Поддерживал атмосферу, наставлял как старший?
— Эта вратарская семья работала в сборной практически два года. Была нацелена на результат.

— Не говорю, что Черчесов вызывает своих знакомых осетин — Слуцкий тоже говорил, что третий вратарь важен для микроклимата. Как на климат влиял Габулов?
— По-вашему получается, он ни за что кроме микроклимата не отвечал? Каждый вызванный в сборную вратарь создает конкуренцию, благодаря которой все находятся в тонусе и не теряют форму.

Акинфеев отказался брать записку с пенальтистами Испании на ЧМ — Стауче показывал с лавки. Игоря не уговорить на камбэк

— Финал Кубка России-93/94, вы отражаете два пенальти от ЦСКА. Помните?
— Два подряд, да. Тогда бьющих не изучали — смотрели на разбег, ударную ногу.

— Как отбить пенальти? Давайте попробуем уложить лекцию в пару абзацев.
— Среагировать почти невозможно. Только если удар не сильный, и мяч летит где-то рядом с тобой. Главная проблема — мяч стоит. Иначе было бы хотя бы 50 на 50: и бьющему было бы тяжело, и вратарю.

Важны бьющая нога, угол разбега и то, останавливается ли исполняющий пенальти игрок перед ударом.

— Реально ли морально задавить соперника?
— Я своим подопечным такого не говорю. Иногда это самому вратарю мешает сконцентрироваться.

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче
(Александр Мысякин, Sport24)

— Вы рассказывали о работе с Акинфеевым перед серией пенальти с Испанией ЧМ. Аспас пробил, как вы и планировали?
— В принципе все пенальти Аспас исполнял в правый от вратаря угол. Мы это изучили и предположили, что так будет и в нашем матче. Игорь стоял до конца, так как знал этот нюанс и отразил одиннадцатиметровый удар. Хотя испанец пробил не в угол и не по центру, а где-то между.

— Вы допускали, что придется включать ногу?
— Нам было важно определить угол направления мяча свойственно манере бьющего. Акинфеев все равно следил за мячом и благодаря этому среагировал.

Для меня большим разочарованием стала Хорватия.

— Почему?
— Хорваты в серии пенальти делали ровно то, что мы и ожидали. Но все решили нюансы. Брозович пробил чуть выше, чем обычно. А после удара Модрича мяч от руки Игоря отлетел в штангу и пересек ленточку. Очень обидно. Мы хорошо играли в этом матче, оставалось сделать буквально один шаг. Но удача отвернулась от сборной России. С испанцами она была с нами, с хорватами — наоборот.

— Как именно вы доносили до Игоря, кто куда бьет?
— Как только становился известен соперник, брал весь состав (у нас это Испания и Хорватия), изучал удары всех игроков, делал нарезки. Накануне матча с Игорем их смотрели: кто как разбегается, как исполняет удары.

Обсудили, нанесли все на листок: фамилия, напротив описание удара. Я перед серией пенальти спросил у Игоря: «Возьмешь записку с собой?» Он отказался: «Вы мне будете показывать рукой».

— В чем для вас Акинфеев особенный?
— Тем, что столько лет играл в сборной России без замен. Умеет держать свой уровень, несмотря на травмы. Некоторые бы после таких давно закончили.

— Знаю, что Игорь серьезно похудел по диете Овчинникова, чтобы разгрузить колено, и продолжает закачивать его в зале.
— Вот ты и ответил. Игорь любит свое дело, хочет всегда быть в футболе, не сдается. Самое трудное — это когда тяжело, а не когда все хорошо. Сколько надо пролить пота, сколько надо вложить в себя заново, чтобы вернуться! Это не всем дано. Железный характер нужен. У Игоря именно такой.

— Игорь выдерживал нагрузки в сборной? Или вы видели: приезжает из ЦСКА — и его хватает с трудом?
— Никаких проблем не было. Работал на всех тренировках добросовестно и ответственно.

— Игроки ЦСКА мне рассказывали о переменах в Игоре после ЧМ: с молодыми защитниками он уже не так брутален. При вас у Акинфеева случались срывы — например, после пропущенных?
— Вратарь должен подсказывать защитникам. Если он на кого-то накричал, это не говорит о нем плохо. Мы все отвечаем за результат. Если недоработал — надо сказать.

Мы же говорили о психологии. На одного можно накричать — на другого ни в коем случае.

— Что нужно, чтобы Игорь вернулся?
— Он уже принял решение, которое мы уважаем. От нас здесь ничего не зависит.

— От ваших просьб передумать — тоже?
— А почему мы должны просить?

— Вы сами сказали про уровень Акинфеева и его стабильность в сборной. И он все еще лучший в стране.
— Игорь всем все объяснил (9 мая Черчесов позвонил Акинфееву и услышал, что Игорь не готов ехать в сборную. — Sport24).

«Говорили с Акинфеевым 2 дня назад — он не готов помочь, история закрыта». Черчесов — о составе сборной на Евро

Не видит революции в игре Нойера — она случилась в 1992-м, когда поменяли правила. Русские вратари не боятся играть ногами, дело в тактике

— Помните своего тренера вратарей?
— В сборной СССР U-16 — Алексей Поликанов. А в клубе — только в «Галатасарае». В «Спартаке» — или помощник Бескова и Романцева подходил на пару минут, или мы сами тренировались. А в Турции тренер готовил уже недельный цикл по работе с вратарями.

Причем после, в «Дуйсбурге», тренер вратарей приходил пару раз в неделю нас тренировать. Массово специалисты вратарского профиля стали появляться ближе к 2000-му.

— Как вы себя развивали? У кого учились?
— Многое перенимал у тренера «Дуйсбурга» — спрашивал упражнения, пробовал их сам. Стажировался тоже в Германии.

Даже если тренер тебе не нравится, ты что-то у него возьмешь. У каждого надо почерпнуть что-то хорошее.

— Футбол меняется — вратари играют все выше, часто на линии с защитниками, начинают атаки.
— Все говорят: игра поменялась. Слушайте, она поменялась в 1992 году — когда согласно правилам запретили брать мяч в руки после паса ногами. Сколько с тех пор поколений выросло? Новшеством это было для нас. Было время, когда меня штрафовали, если я отбивал мяч ногой. В 22 года пришлось переучиваться.

Где Гильерме? Акинфеев — все? Почему не вызывали молодых? Большое интервью тренера вратарей сборной России Стауче
(Getty Images)

— Нойер революции не произвел, я правильно понял?
— Все вратари сейчас умеют играть ногами. Тренировки уже 30 лет как на это направлены. И все равно лучший вратарь — надежный вратарь.

— Вратарь «Алании» Солдатенко говорил мне, что наши вратари боятся играть ногами — в приоритете как раз сэйвы, но не начало атак.
— Точно нет ни страха, ни скованности. Гвардиоле, например, нужен вратарь, который будет помогать при выходе из прессинга и менять вектор атак. На предсезонных сборах видел, что «Алания» тоже играет высоко. Солдатенко используют во многом как последнего защитника, он часто начинает атаки своей команды. Вообще каждый тренер выбирает свою тактику, которая приносит результат и согласно которой, соответственно, строится игра голкипера.

— А уезжать им надо? В Италию и Испанию переходили игроки атаки.
— Все зависит от самих вратарей. Вопрос в том, есть ли соответствующие предложения.

— Топ-3 вратаря мира?
— Сейчас не назову. Из тех, кто играл в мое время, нравились Дзенга — техникой, спокойствием. Прюдомм — прыгучестью. Шмейхель — против него я играл и за «Галатасарай», и за сборную.

Стирал свои перчатки только сам, главный провал в карьере — первый матч за «Спартак» (из-за самоуверенности), за игру ногами Стауче заставляли отжматься

— Вы говорили, мать растила вас и еще двух сестер одна. Почему одна?
— Родители разошлись, когда мне было пять лет. После этого мы мало общались с отцом. А мама нам говорила: «Моей главной задачей были вы».

Мама работала 24 часа в сутки, чтобы нас вырастить. Вечерами шила или торговала на рынке — а для этого нужна была лицензия. Мы видели, как она старалась — и тоже старались, сами убирались. До сих пор помогаем.

Детство у нас было хорошим. Никакой нужды. Даже не ощутили, что что-то было не так. Она научила не сдаваться и не показывать свои слабости. Только недавно мама призналась: «Думала, когда вы вырастете — тогда мне станет легче».

Вообще она многое мне дала. Когда мне исполнилось три года, маме предложили работу в деревне Падауге, где мы жили. Но ради детей переехала в город Алитус. Там было больше возможностей для нашего развития. Пять лет ей пришлось там работать, чтобы могла стать в очередь на квартиру. Останься я в деревне, не факт, что стал бы футболистом.

— Это с тех пор у вас аккуратность, о которой рассказывал Борис Игнатьев? У других игроков вещи в комнатах разбросаны, а у вас постелена газета, на ней — обувь.
— С малых лет так меня воспитала мама. Для меня порядок и сейчас главное. Порядок дома — порядок и в голове. Тренер в Литве тоже был примером: на тренировки нельзя было приходить в грязных бутсах. Прививали ответственность.

А уже в юношеской сборной СССР Игнатьев водил в мою комнату других, показывал как образцовую: «Смотрите, как должно быть! Бутсы чистые, форма тоже». Я всегда стирал ее сам, и перчатки тоже. Это же мое, как может кто-то другой делать за меня? Бросят потом твои перчатки, высушат как попало — это же кощунство.

— Помните свои первые перчатки?
— Мама сшила, по каталогу «Бурда Моден». Там был спортивный раздел, я увидел перчатки. Взял какие-то зимние, простые. К ним приклеили с одной стороны поролон, для другой, чтобы сделать знак, взяли круглый мягкий материал из пудреницы, вроде латекса. Повязки использовали теннисные, на запястье такие носят.

Первые настоящие достались после того, как заняли третье место на юношеском чемпионате Европы в Греции U-16. Двести долларов дали, половину потратил на перчатки Uhlsport. Два года я примерял их только перед зеркалом — жалко было. А потом выиграл в них Евро U-18.

У меня до сих пор партнерство с Uhlsport. За деньги с первого контракта в 2000 году я купил себе машину — минивэн Volkswagen Sharan.

— Когда стали платить первую хорошую зарплату?
— В Турции. С нее помог сделать маме ремонт. Деньгами вообще никогда не сорил. Их никогда много не было, довольствовались тем, что имели.

— В 18 лет вы попали из Литвы в «Спартак». Что там было тяжело?
— Ничего вокруг не знал, на русском в совершенстве не говорил, Тарасовка за городом. Только по базе и ходил, никуда не выезжал. Помогали вызовы в сборную. Две недели на сборе — а потом опять в Тарасовку. В Литву приезжал тогда только в период зимнего отпуска.

Это сейчас скайп, а тогда один телефон был на базе, и мы очередь занимали, чтобы с родными поговорить. Сложностей хватало.

— Вы говорили, что мыслите по-литовски. До сих пор?
— Это же мой родной язык. Не понимаю, как человек может забыть свой язык или начать говорить на нем с акцентом. Я таких много встречал, поверь. Видимо, хотят превознестись так.

— Русские и литовцы думают по-разному?
— Даже не задумывался над этим. Для меня было шоком, когда пошли с моими друзьями с Германии в ресторан, и каждый там платил сам за себя. Даже родители сидят со своими детьми, и счет тоже раздельный. Это как? Или отдыхали с другом-немцем в Греции, принесли счет. Он схватил, рассчитался за свои блюда — а я уж как придется. Неприятно. Мы же как привыкли: идем вместе, и закрываем тоже.

Еще интересный случай из Германии. Поехал к врачу команды с травмой. А у каждого игрока был в клубном офисе почтовый ящик. Открываю его как-то, а там счет от доктора. Ну я выбросил. Через месяц — опять тот же счет. Я по-немецки еще не понимал, опять в помойку. Третий раз, четвертый раз — уже последний, дальше только суд. Я после спросил у сотрудника клуба (он был турком): «Это что? Клубный врач выставляет своему же игроку счет?» Оказывается, у меня была страховка, по которой мне позже должны были возвратить деньги. Но сначала мне нужно было самому оплатить счет в клинике. Естественно, мне никто это в деталях не объяснил.

— Мостовой вспоминал вас как застенчивого вратаря — сами путались своего крика.
— Да ну бред, это Мост придумал. Нормальный я был.

— Что вы считали своей самой слабой стороной?
— Это легко скажу: игра ногами. Ее же запрещали. Детские тренеры нас наказывали, если отбивали мяч ногами. Например, заставляли отжиматься.

— Ваш самый провальный матч?
— Дебютный за «Спартак». Так был уверен в себе, что проведу лучшую игру! Чувствовал себя хорошо, не волновался, все супер — но, видимо, мое рвение сыграло против меня. Что пошло не так, до сих пор не понимаю. Первый мяч летел несильно, но я не зафиксировал, и его добили. Потом я решил ловить в простой ситуации и сделал это неправильно с технической точки зрения. Хорошо, соперник промахнулся.

— Когда попали из «Спартака» в «Галатасарай» — опять другой мир?
— Да, и язык тоже новый. Начал спрашивать, общаться — выучил. В итоге Турция дала мне многое, в том числе в человеческом плане. И к футболу там отношение другое со стороны от болельщиков.

Выиграли с «Галатасараем» у «Барселоны» в Лиге чемпионов. Приезжаю домой. Через минуту слышу: словно демонстрация за окном, митинг или драка. Оказывается, двести человек узнали, где я живу, пришли и стали скандировать мое имя. Приехали, просили выйти к ним поблагодарить за игру.

— Бывали напряженные встречи с фанатами?
— Проиграешь — и на базе тебя могли закидать камнями. Нас охраняла полиция. Болельщики других стамбульских команд атаковали нас и в городе.

***

— Как тренеры вы сотрудничаете с Черчесовым с «Жемчужины». Главное, в чем он с тех пор поменялся?
— C «Жемчужины» сложился наш тренерский штаб вместе Ромащенко и Паниковым. А Черчесов приглашал меня еще в «Спартак», сотрудничество началось именно тогда. Что касается вопроса, то глобально он ни в чем не изменился. Такой же человек. Весь в работе, все отдаст за команду — за игроков, за персонал. Она для Саламовича как семья.

Более того, Стас каким целеустремленным вратарем был, таким остался и тренером. Это главное его качество, по-моему.

— Обязан завизировать главную историю о вас из «Спартака», когда вы уже тренировали. Якобы однажды встали в ворота, отразили пачку ударов, а Черчесов отрецензировал: «И это только второй вратарь. Представьте, какой первый был».
— Не было такого. Помню, я только пришел в «Спартак», игроки попросили встать в ворота и начали бить с 16 метров. Думали, сейчас накидают полную корзину. Ни одного не забили! Я все взял. Только закончил карьеру игрока, еще был в форме. А Стаса рядом в тот момент не было.

С Саламовичем мы знакомы с 1989-го, сейчас общаемся каждый день. Чувство юмора у него великолепное. И вообще наш тренерский штаб сложился таким образом, где каждый на своем месте. Работаем уже десять лет в таком составе. Сейчас вот все мысли о Евро.

Подписывайтесь на 

Почему боятся Кадырова, как отказаться от встречи с Путиным, какой Черчесов кавказец? Истории Александра Бондаря Знакомим с самым быстрым футболистом России. Самошников был круче Марио, уделал Айртона и взлетел в сборную из ЛФЛ

Скачать приложение Sport24 для Android

Скачать приложение Sport24 для iOS

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх