Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«10 минут третьего периода — и я бы умер». Русский хоккеист пережил кому, а теперь играет в Англии

«10 минут третьего периода — и я бы умер». Русский хоккеист пережил кому, а теперь играет в Англии

Хоккейная биография Николая Лемтюгова — это 17 клубов в 5 странах мира. В 2019-м российский нападающий переехал в Англию, где подписал контракт с «Шеффилд Стилерс». В интервью Sport24 форвард рассказал, как его занесло в Британскую элитную хоккейную лигу, вспомнил страшную травму из 2017-го и назвал самый необычный запрет, с которым столкнулся в Южной Корее.

Сталевары Шеффилда, Пантеры Ноттингема, инглиш хоккей

— Вспомните тот день, вам звонит агент и говорит: «Коля, есть вариант играть в Англии». Не в футбол — в хоккей.— Еще год назад мне набрал экс-тренер «Медвешчака» Аарон Фокс. Говорит: «Лемти, я тебя помню, давай к нам в Англию». В Британскую элитную хоккейную лигу. Ну, честно, по деньгам — предложение не очень. Хотя в Загребе два месяца я вообще бесплатно проиграл — команда обанкротилась, никаких претензий.

И все равно — я готов был остаться в Хорватии. Если бы вся команда осталась. Но все разъехались. А играть вместе с хорватами против канадцев и получать кошелку каждую игру… Сорри, ноу.

Стал думать об Англии. До Фокса звонил Майк Гарнетт. Ну, канадский вратарь, который как следует попылил в КХЛ. Он сейчас играет тоже в БЭХЛ, за «Ноттингем Пантерс». Туда и звал.

Я в Англии вообще никогда не был.

Друзья говорили: «Какая Англия? Там все дико дорого — тебе на еду не хватит и т. д.». Кстати, «Ноттингем» и «Шеффилд» в Англии — это как «Спартак» — ЦСКА в России. Главное — вынести принципиального соперника, остальное неважно.

— В общем, у вас есть предложения от ЦСКА и «Спартака», но жить надо в Англии.— Ха-ха, типа того, да. Отказал и «Спартаку», и ЦСКА. Сказал как есть: «Парни, простите, нет». И позвонили из Кореи — поехал туда в «Анян Халлу» поддерживать форму, не карьеру же заканчивать. Ну и деньги неплохие, не скрываю. Не жалею, но играть там долго не хотелось, конечно.

Откатал сезон — и в Азиатской лиге поменялся лимит на легионеров. Больше двух иностранцев в команде нельзя. Надо искать клуб… В июле вдруг снова звонит Фокс: «Ну давай, Лемти, у нас тут в Шеффилде зашибись, организация — шикарная!» Я ему: «Наверное, такая же, как в Загребе, ха-ха?»

Он такой: «Да нет, совсем другое, не переживай!» Я чекнул в Интернете, что вообще за клуб. Приятно удивился: новый дворец, по 6-7 тысяч болельщиков собирается каждый матч, классная атмосфера… В КХЛ такое разве что в Питере и Казани есть. И то на плей-офф.

Я когда выложил первое видео с матча «Шеффилда» в инсту, мне друзья начали писать: «А ты где вообще? В Англии? Да хватит заливать — там не так…» Арена битком, шоу на трибунах, кричалки, атмосфера — чума. Рубрика «Да ладно, а так можно было?»

Плюс в «Шеффилде» пошли мне навстречу. Я сказал: «Дайте время до начала сборов КХЛ. Если не найду работу там — в Европе буду играть у вас». Контракт снова был скромный, но получше, чем предлагали год назад. 1,5 месяца люди ждали моего ответа. В КХЛ не вышло устроиться — и я с удовольствием приехал в Шеффилд. Потому что хотел играть в хоккей — дело не в деньгах. Такая история.

В плане жизни — ноу проблем. Город неплохой, квартиру дали, машину дали, зарплата по расписанию 4 раза в месяц, обучение для детей бесплатно, медицина для детей бесплатно. Все благодаря «Шеффилду» — жаловаться не на что.

— Что такое «английский хоккей»? Какое место «Шеффилд» занял бы в КХЛ?— Все просто — это североамериканский хоккей. Тут же, в основном, главные звезды — канадцы, американцы. Британцы обычно не на первых ролях, хотя тоже есть хорошие ребята. Жесткий, быстрый, результативный, порой бессистемный хоккей.

Место в КХЛ? Ух… Честно, не думаю, что «Шеффилд» был бы хуже «Амура», «Куньлуня» и так далее. Примерно одинаковый уровень. У нас тоже есть люди с опытом игры в НХЛ, в КХЛ, в серьезных лигах. Но за хорошие места в КХЛ «Шеффилд» бы не поборолся, конечно. Для этого нужно другое финансирование.

— Футбол сильно мешает популярности хоккея?— Не сказал бы. Понятно, что Англия — всегда история про футбол. Я как-то ходил на матч «Шеффилда» в АПЛ — с «Арсеналом». Фунтов 50 стоил билет, по-моему. Ну здорово на футболе в Англии, вопросов нет.

Но хоккей для нашего босса — серьезный проект. Он зарабатывает на «Шеффилде», в клубе делают все для каждого болельщика, для поддержания интереса. Ну, конечно, и билеты на хоккей намного дешевле — фунтов 10 обычный.

Помню, у нас было два матча предсезонки на другой арене — раскупили все билеты за неделю до игр. На предсезонку! Выходишь на тренировочный матч, а арена битком… Класс.На плей-офф уже разобраны все билеты. В ложу для семей хоккеистов надо заранее сказать, сколько тебе нужно мест. Иначе не останется. Короче, все тут в порядке с популярностью хоккея.

Гостевые матчи в Британии — тоже супер. Приезжаешь в отличные города — Кардифф, Белфаст, Глазго, Ноттингем — почти везде арены битком. Фанаты в Британии понимают хоккей — не просто сидят как в театре. А, гол и гол. Нет — кричалки, поддержка нон-стоп, эмоциональная реакция на любой эпизод. У нас вот есть вратарь — Дуба. Так после его сейвов весь стадион в Шеффилде как начнет: «Дууууууууууба! Дуууууууууууба!» Поверьте, это впечатляет.

— Супер, но выиграть в Англии что-то реально? «Шеффилд» — претендент на титул?— Да. Мы одна из лучших команд в БЭХЛ. Но есть вещи, которые иногда мешают: глупые удаления, непонятные ошибки, нестабильность некоторых ребят. А так, «Шеффилд» сейчас на первом месте в регулярке. Прорвемся!

Я к тому, что для меня выиграть Элит лигу в Британии — круто. Достойная задача. Не считаю, что я «уехал в жопу мира», «играю непонятно где» и так далее. Да, предложений из КХЛ не было. Когда набрали из Румынии, я правда сказал: «Сори, но точно нет». В Англии мне очень хорошо — как хоккеисту, как человеку, мужу, отцу.

И я тут не «объезжаю всех на одном коньке». Ничего подобного. Просто ловлю кайф от игры.

— Хорошо, а с британским судейством как? Все гуд?— О нет… Катастрофа с судейством, реально. Очень низкий уровень арбитров, очень. Столько непонятных, странных, смешных решений… У нас в команде матом ругаются только два человека — я и один чех. Я вот стараюсь избавиться в Шеффилде от этой привычки, но когда смотришь на решения судей… Сдержаться тяжело.

Например, в одном матче нашему игроку с локтя выбивают зуб. И… ему дают 2 минуты! За игру высоко поднятой клюшкой. Человек просто пытался добить шайбу на пятаке, ему заехали по физиономии — он весь в крови… Но удаляют его самого! Мы такие судье: «Are you serious?!»

В другом матче проброс фиксирует помощник арбитра. Главный свистит — все как обычно. И вдруг я понимаю, что игра продолжается! Оказывается, главный зафиксировал… ошибку своего помощника. И поэтому свистел. Гениально.

Я люблю контролировать шайбу, возиться с ней — так что меня часто бьют. И это вообще не свистят… Только если хлещут подряд раз 10 — тогда судья такой «ладно, так уж и быть, 2 минуты». Но с арбитром спорить смысла нет. Наши порой бесятся и кричат ему: «What’s the fuck?!»

Кстати, в Англии есть русский судья. Линейный. Я не знал, идет матч, вдруг он такой: «Че, русский?!»

— А ты че, русский?— Да, из Питера.— А я из Челябинска.— Так я тебя знаю, Николай. Чего тут забыл-то?— Да в хоккей играю, видишь! С тобой сейчас говорю, ха-ха!

Теперь часто, когда я русским матом возмущаюсь, он мне: «Коль, Коль, ну я все слышу же…» «Так не передавай главному!» Но понятно, британские арбитры понимают, что я таким тоном явно не говорю, какое классное у нас судейство…

— У вас были идиотские удаления в «Шеффилде»?— Ну, подрался как-то. С машиной одной… Последняя минута, ведем 4:2, убиваем время, возня у борта, пытаемся оставить шайбу в углу. И тут этот громила как разбежался и в нас с защитником впечатался. Я хоть боковым зрением его увидел, а партнеру жестко досталось. Ну я этому балбесу: «Ты чего, совсем?!» И понеслась…

Килограмм 110 мужик весит, наверное — ну он меня неплохо уработал… Нет, я не упал, но получил — бьет он нормально!

Визиты на ферму, амурские тигры в Англии, работа 1 января

— Работа работой, но что русскому человеку делать в Шеффилде? Я прошелся ночью по центру города — дважды мне предлагали крэк, один раз — кое-что похуже.

— Ну, такое может быть в любом городе после полуночи. А так — мне здесь реально в кайф.Куча парков в городе. И они шикарные! Очень многое сделано для людей с ограниченными возможностями. На паркинге в ТЦ, например, для них полноценная парковка. Не как в России 5-10 мест непонятно где, и все.

Гламура — ноль. На ногах рваная обувь — плевать. Никакого лжепафоса, как в Москве. Где человек может арендовать «Бентли», при этом ему жить негде. Но главное — попонтоваться. В Шеффилде даже у богатых людей часто обычные тачки. Или вообще на трамвае передвигаются — удобный вид транспорта.

Минус один: бывают такие дожди, что город затапливает. Все перекрывают, ездить невозможно. Надо по 30-40 минут делать крюки, вода везде стоит. Ничего, привыкаешь. Когда в новостях говорят: «Сегодня Шеффилд затопило». Я такой: «Ну ок».

— Знаю, что для Николая Лемтюгова жизнь без зоопарка — это не жизнь. В Шеффилде он есть?— Да, люблю контактные зоопарки. Посмотреть на коз, овец, тюленей. В Шеффилде доезжали до зоопарка, конечно. Но он меньше, чем в российских городах. Паблик зоопарк, ничего эксклюзивного. Но амурские тигры есть! Притом на вольере по-русски написано.

Регулярно сталкиваемся с нашими. Как-то гуляли в парке, дети прыгают на батуте, а ко мне подходит дедушка: «Привет!» На чистом русском. Притом это коренной англичанин — профессор, преподающий в Шеффилде русский язык, много раз был в России в 80-х. О как. Или вот маникюр моей жене делает девушка из Белоруссии.

Иногда болельщики «Шеффилда» просто пишут мне в директ: «Лемти, приезжай ко мне на ферму». Серьезно. А что, я разок приехал! Тут в Шеффилде много ферм, это нормальная история. Поболтали с болельщиком, пожарили стейк, отужинали на природе. Обычный британский вечер, делов-то.

В пабе может подойти простой англичанин и сказать: «Давай с нами посидим!» И плевать, что ты не очень говоришь на инглише. Находим общий язык, обнимают тебя как лучшего друга, в Шеффилде дико вежливые люди. Свои в доску.

— По-английски вы говорите фром юр харт?— Май англиш из вэри, вэри бад! Как я всем говорю. На представлении команды перед сезоном каждый игрок должен был выйти на сцену и что-то сказать. Я сразу: «Ай донт спик инглиш!» Болельщики все засмеялись, никакого негатива. Тут все просто и по-человечески. Не как в России.

Недавно ездили на интервью с болельщиками в бар. Игроки садятся за стол, и фанаты задают им любые вопросы. Интерактив такой. Тоже нормал, я не стеснялся, даже что-то говорил. «Тебя называть Лемти или Никки?» — главный вопрос фанатов. Ответил, что мне и так, и так нравится. С тех пор я и Лемти, и Никки.

— Футболисты в АПЛ не могут нормально отметить Новый год — матчей в праздники даже больше, чем в обычное время. Как у хоккеистов?

— Так же! У «Шеффилда» будут матчи 30 декабря, 1 и 2 января. Я не переживаю, но оливье в Новый год будет обязательно. Я вообще не ресторанный мальчик, благо жена хорошо готовит. Борщ вот регулярно делает — мы и англичан угощаем. Говорят: «Вери тэйсти суп!»

— У вас же сын занимается хоккеем, так? Разве Англия — подходящее для этого место? Сириосли?— Вполне. То, что происходит с хоккеем в Москве… Нет, спасибо, не надо. Ребенок должен 5 дней в неделю по 1,5 часа заниматься, еще и подкатки… Которые якобы необязательные, но на деле обязательные. Пропустишь подкатку — твое место займет другой ребенок. Короче, в 6 лет уже начинается отбор. Вы можете в шесть определить, станет ли мальчик звездой хоккея, новым Овечкиным и т. д.? Бред.

У нас в России родители просто «убивают» ребенка этими бесконечными занятиями, поездками туда-сюда по 5 часов. Лет в 12 пацан скажет: «Мам, иди сама катайся. Меня уже тошнит от этого льда».

В Англии лучше — здесь и сейчас для моей семьи и детей. Они ходят в чисто английскую школу, учат язык, 2 раза в неделю спокойно занимаются хоккеем в хороших условиях. Плюс еще легкая атлетика. Человек развивается, без лишнего давления, как в России.

Маска Путина, хейт русских фанатов, хет-трик Манчестеру

— Даже из Англии вы взорвали русский Интернет, надев в Шеффилде маску Путина. Как это вышло?— У меня не было спешл плана. За несколько дней до Хеллоуина мы гуляли по торговому центру с женой и детьми, искали наряды на праздник. И вдруг я вижу маски Трампа и Путина! На одной полке. Говорю жене: «Слушай, прикольно, надо на игру приехать в такой». Представляете, цивильный костюм и лицо Путина! Неплохой фан, да?

Но все же решил не покупать маску, забыли. И вот, домашняя игра с «Манчестером». Не «Юнайтед», но тоже ничего. Мы уверенно побеждаем, я делаю хет-трик, меня признают главной звездой матча.

А в Англии есть такая фишка — MVP должен как-то развлечь зрителей. Устроить мини-шоу, все дела. Так вот, объявляют меня, выходит болельщик, которому вручают мой свитер. И мне надо что-то делать… Вдруг администратор «Шеффилда» дает маску Путина и говорит: «Жена просила тебе передать. Сказала, ты знаешь, что с ней делать!»

Ну, у меня не осталось выбора, ха-ха! Оказывается, Лена купила маску. И партнеры по команде говорят: «Давай, Ники, будет круто!» Думаю: «Ну ок». И как только я нацепил маску Путина — зал просто «взорвался». Болельщики были в экстазе. Потом мне несколько недель подряд писали в директ инстаграма: «Лемти, это был лучший перфоманс в истории». В общем, Путин в Шеффилде зашел на ура.

— Русские тоже писали в инсту?— О да… Но если у англичан был только позитив, то наши… Много меня оскорбляли, поливали, типа «ты ху.ло, как ты мог надеть маску Путина» и т. д. Одна сплошная грязь. Я в шоке был. Но не реагировал, ни с кем в перепалку не вступал. Смысл?

Смешно, что я больше ждал негатива от англичан. Мол, какой нахрен Путин в Англии, че ты творишь? А вышло наоборот: британцы — в восторге, Русские — в бешенстве. Я до сих пор получаю эти месседжи… Про то, какой я мудак, что посмел нацепить маску нашего президента. Ужас.

— Не жалеете, что устроили все это?— Нет. Мы с женой читали сообщения от русских и смеялись. Удивительно, как одна персона может повлиять на столько людей. Притом просто резиновая маска, Господи. Я же не встал на баррикады против людей, Белый дом защищать! Блин, да это просто шоу, никакой политики.

— Короче, вы из Putin Team?— Нет-нет, ничего такого. Я из Sheffield Team только, ха-ха! Но здесь, в Шеффилде, меня постоянно спрашивают: «А правда Путин такой крутой, правда?!» Никто не говорит про медведей или водку. А вот про Путина — постоянно.

Селезенка, овощ, борьба за жизнь

— С Англией все понятно — теперь про Россию. Сразу главный вопрос: есть обида на «Авангард», что после истории с удаленной селезенкой с вами не продлили контракт?— Ха-ха, вас кто попросил этот вопрос задать — Малицкий? Если серьезно, то очень сложно ответить. Честно. Скажу «нет» — совру. Скажу «да» — тоже не совсем правда…

Скажу так: сейчас я успокоился. Но определенная обида, конечно, есть. Я слишком был привязан к некоторым людям, к Омску, к «Авангарду». Неприятно, когда ты откровенен с человеком, а потом это выливается куда-то… Да, обидно, что со мной так поступили.

Я говорил Максиму Сушинскому: «Деньги неважны. Просто дайте мне шанс вернуться, подготовиться к сезону. Если я буду не готов — окей, вопросов нет. Меняйте, выгоняйте, я все понимаю».

Клуб ничего не терял, разорви он контракт в конце сезона или после предсезонки. Но для меня это была бы огромная помощь. А в итоге как котенка выбросили… Мол, тяжелая травма, слишком большие риски. В общем, обидно.

— Сори, но я должен спросить: вы помните, что вообще случилось в том гребаном матче с «Барысом» 10 октября 2017-го? Как вы поняли, что потеряли селезенку? — А я не понял. Просто почувствовал боль после рядового игрового эпизода. Доиграл второй период с неприятными ощущениями, но вообще не осознал, как все страшно. Ну болит и болит, тоже мне.

Если бы не массажист «Авангарда» Виктор Крувшиц — я бы вышел и на третий период. Но в раздевалке он вырос передо мной как гриб и сказал: «Все, забудь про игру, ты едешь в больницу. Срочно». Я ему: «Не, Витя, ты чего, я хочу играть, бла-бла-бла…»Ага. 10 минут третьего периода — и я бы просто умер. Была бы еще одна трагическая история для омского хоккея… Спасибо Виктору, что вовремя все понял и помог мне. Обкололи обезболивающими в раздевалке. Я там уже валялся никакой…

Ехал в скорой и понимаю, что отваливаюсь. «Вить, набери моей жене, набери жене», — еле говорю. Телефона с собой не было, но ее номер помнил наизусть, даже в таком состоянии. Сказал просто: «Не переживай, но я еду в больницу». Без подробностей. Но понимал: дело — дрянь.

Когда подъехали в больницу, я спрашиваю: «Вить, скажи, я умру?» Он: «Да прекрати уже… Все будет норм».

Потом сестра меня раздевает, я ей: «Э, э, подожди!» «Да чего я там не видела у вас, я каждый день голых людей вижу». Ну я хоть посмеялся. Но потом железная, холодная каталка… Супернеприятно. Пытаются надеть на меня кислородную маску, я сопротивляюсь. Сестра: «Хорош брыкаться».

— Я вообще проснусь или нет? — спрашиваю врача.— Проснешься, не переживай.

Дальше я ничего не помню. Очнулся — пришла медсестра, болеет за «Авангард». Говорит: «Коля, тебе дико повезло, что на смене был хороший доктор. Иначе… Мы всей больницей за тебя молились». Веревкин Александр Сергеевич — говорят, он реально вытаскивает людей. Спасибо, что вытащил меня… Сделали операцию, я потерял больше трех литров крови. Случись со мной такое на улице — я бы сдох сразу.

Хорошо, что был на игре. Хорошо, что отвезли к хорошему врачу. Я был на адреналине, поэтому сердце дубасило по полной.

— Проснулись после операции…— Первые два дня в сознании я не помню. Вообще. На третий я просто начал задыхаться. Знаете, как в кино: «Ааааээээ… Помогите…» Вставили в трубку, хоть выжил. Медсестра ломанулась ко мне. Отвезли в реанимацию — я впал в кому. Острая двусторонняя пневмония легких.

— Сколько были в коме?— 10 дней. Учился заново говорить, ходить, не мог просто стоять. После двух шагов от кровати до стены поднимался гемоглобин — и все. Хватаюсь за стену и не могу обратно идти.

Я думал: «Все, приехали». Я овощ. Депрессия — это слабо сказано… Был уверен, что нормальная жизнь закончена. После комы я 15 минут пытался объяснить маме, мямлил, что хочу прочитать статью про селезенку. Понять, что со мной дальше будет, как теперь жить…

Я не хочу никого разжалобить, просто ну вот было такое… Помню, в «Локомотиве» тренер Николай Борщевский, у него тоже удаляли селезенку, когда он играл в НХЛ. Но одно дело, когда ты в сознании приезжаешь в больницу — бам-бам, все убрали, через 2 дня ты почти здоров.

Тут другой случай: я лежал в больнице на лавке, и мне поставили болевой шок второй степени. Четвертая — это когда солдат бежит без руки и пытается стрелять, думая, что она у него есть. Фантомные боли. Короче, я так поздно приехал в больницу, что хорошо только одно: я не умер.

Владимиру Тимофеевичу Шалаеву хочу сказать огромное спасибо — на седьмой день комы он был в больнице. И попросил оставить меня в спорте. Обычно на седьмой день тебе врезают трубку в легкие — после такого я бы вряд ли вернулся в хоккей.

По просьбе Шалаева дождались десятого дня. Взяли анализы — они были немного лучше ожидаемого. Вытащили трубку — вывели из комы. Да, я не мог ни ходить, ни говорить, ничего. Мне мыли голову прямо в кровати… Даже этого я не мог сам. Плакал и все.

Страх умереть во сне, 635 сообщений, история с «Авангардом»

— Заснуть не боялись?— Безумно боялся. Думал, что если засну, — больше не проснусь. Жена и родители приходили каждый день. И я просил жену посидеть со мной, пока я сплю. Мол, дай я посплю при тебе 15 минут. Подремлю — но чтобы ты видела, что все ок. Потом проснусь, тогда уйдешь, ладно?

А до этого не спал всю ночь. В 6 утра приходили няни, чтобы меня мыть — одна добрая бабуля грела воду. Только мне. Остальных в больнице обычно моют холодной водой.Засыпал после мойки, просыпаясь, был в ужасе: «Зачем заснул? Какого черта? Ты умереть хочешь, что ли?!» Нельзя спать.

Столько в голове передумал за это время… Как хочу жить, как хочу быть нормальным, что дальше… Ты как мешок с картошкой пытаешься встать — не выходит. Няни тебя поднимают… Чувствуешь себя жалким. Че за фигня происходит…

Потерял 20 килограмм. Глаза внутри головы, кожа висит, зубы жуткие, на лицо страшно смотреть. Про Лешу Черепанова часто вспоминал. Он умер 13 октября. И я впал в кому 13 октября…

— Врачи часто говорят одно больному и другое — родственникам. Что слышала от них ваша жена?— Когда я впал в кому, ей сказали: «Ждите. И будьте готовы ко всему. Ну, вы поняли…» Да и мне врачи говорили: «В твоей ситуации выживают 10 процентов».

Папа, когда увидел меня в коме, сказал: «Я к нему не пойду. Пусть сам ко мне идет. Он чувствует, выздоровеет и подойдет через день-другой. Я верю». Потом, когда я начал потихоньку ходить и понял, что буду жить, меня долго не выписывали из больницы. Несколько недель лежал, просто потому что они боялись. Боялись, что я еще не здоров.

Нельзя было толком ничего есть. Была одна медсестра, которая однажды принесла мне огромный чан с жареной картошкой и селедочкой: «Ешь, Коленька, ешь». А я: «Ну мне же нельзя…» Такая картина, будто меня в тюрьме держат, ха-ха.

Медсестра настаивала: «Да поешь, не слушай врачей!» Я чуть-чуть покушал, вкусно… На следующий день принесла каши, хотя тоже нельзя. Папа притаскивал с собой мячики, мы играли, чтобы хоть координация восстанавливалась.

Неделю на вторую проверил телефон. В вотсапе было 635 неотвеченных сообщений. Поддерживали, спрашивали: «Ну ты как, живой?!» Разгребал три дня все месседжи… Постарался ответить всем. Даже многие болельщики «Авангарда» нашли мой номер. Было дико приятно, правда.

— Ну и, наконец, вас выписали?— Вроде бы… Я сам говорю: «Ну выпишите, домой хочу, к жене, детям. Обещаю приходить к вам на контроль 2 раза в неделю». Даже лечащий врач говорил, что можно уже. Окей, наконец-то — в понедельник домой!

Ага… В воскресенье я лежу, радостный такой, и вдруг дикая боль… Почечные колики. Нереальные, с левой стороны. Я полез на стену… Не рожал, но, говорят, как схватки.Оказывается, в тот день мне сделали укол, который не должны были. И из-за него пошла такая реакция… Короче, все же выписали.

После этого месяц реабилитации в Германии. «Авангард», кстати, все оплатил. Хирург говорит: «Швы отличные, все тебе грамотно сделали в России». И тут я спросил про питание: мол, нельзя то, другое. Он: «Чего? Ешь что хочешь! Я тебе сейчас посоветую ресторан, езжай туда — и закажи хорошую, большую рульку. Ну если станет после нее плохо — тогда будем разбираться. Но есть можно полноценно, все это ерунда. Переходи на свой обычный режим питания».

— Германия помогла — в России что было?— Вернулся в Омск. Потихоньку начал кататься на льду, вроде нормально. Но меня часто просто выгоняли с площадки: «Тебе еще рано такие нагрузки получать!» А я хотел прийти в себя к плей-офф, все дела… Когда я был в больнице, боссы «Авангарда» всегда говорили: «Давай-давай, восстанавливайся, мы тебя ждем». Ну ок, здорово.

Через несколько месяцев поехал в офис КХЛ — получать допуск к соревнованиям. Мол, что я здоров и мне можно играть в хоккей на профи уровне. Я дыхнул там в трубку, и врач мне: «Ты пловец, что ли? 6 литров объем легких, ничего себе…» Я ответил, что всего-то хоккеист.

Короче, все тесты прошел, допустили меня! Я реально был счастлив, дали эту волшебную бумажку. Что я снова полноценный спортсмен, могу играть в хоккей за «Авангард» в КХЛ… Супер.

Сыграл наконец-то — три товарищеских матча за «Авангард». Шалаев говорил: «Не переживай, никто тебя не выгонит, возвращай былую форму». Но потом Владимир Тимофеевич из клуба ушел…

Меняется руководство. В клубе мне вручают награду «За преданность лиге» — за 10 лет игры в КХЛ. После чего Сушинский говорит: «Зайди ко мне».

— Коля, приходит новый тренер. Вот его список, кто из игроков не нужен. Ты в нем. Извини…— У меня еще год контракта. Пусть посмотрит, в каком я состоянии, как играю. Не понравлюсь тренеру — ноль вопросов, я сам уйду, — отвечаю Сушинскому.— Нет… Я тебе сказал как есть. Другого выхода нет.

Окей… Я собрал вещи, и мы с семьей уехали в Москву, домой. Все. Вот обидно бы вам было, услышь вы такое?

— Мягко говоря.— Да уж… Я не был в ярости, но что я могу?

— Ну вы не думали, что просто Хартли сказали: «Этот только что чуть не умер. Играть в хоккей он не готов». И все? Логично, что после такого он внес вас в список «на выход».— Кто сказал?

— Кто-то из боссов «Авангарда». Вам виднее.— Сомневаюсь… Я ведь и Сушинскому, и другим говорил, что готов пройти все тесты — Купера, какие угодно. И пройду их не хуже, чем до истории с селезенкой. Если не лучше.Я звонил агенту, спрашивал: «В чем вопрос-то? В деньгах? Давай я упаду в деньгах, плевать». Или, может, доктор командный сказал: «Там такой диагноз, что нельзя рисковать…» Это все домыслы. Я реально не знаю.

Но в России такой менталитет: если ты хоть раз оступился, если ты без ноги или руки — все. Ты нахер никому не нужен. Вот КХЛ хочет быть не хуже НХЛ, да? А как у них — обнаружили рак у игрока «Нью-Джерси» Брайана Бойла. Его сослали, разорвали контракт, отправили куда подальше?

Нет. Наоборот, его поддержали все. Помогали морально, финансово, как угодно. Клуб, болельщики, телевидение — все были за Бойла. И он вылечился. Он снова играет в хоккей. Он теперь чуть ли не звезда, снимается в рекламе и т. д. Так красавец!

— И контракт ему новый предложили.— Именно. Мужика не бросили. Выплатили все по тому контракту, который действовал уже во время болезни. Сейчас дали новый, да. Вот как надо к людям относиться.А у нас — перемололи и выкинули. Не нравится — пошел вон. Возьмем нового. Я сейчас не про себя говорю. А в целом про ребят в КХЛ.

В КХЛ на торжественное вбрасывание приглашают Бузову. Моуринью. Какой нахрен Моуринью? Понятно, что он отличный человек, футбольный тренер. Но он приехал тупо за бабки — при чем тут «Авангард»? Пригласите ветеранов. Вручите им какие-нибудь памятные медали. Дайте премию за заслуги перед клубом. Нет, лучше идиотский PR с Бузовой и Моуринью.

— КХЛ — та лига, по которой стоит скучать?— Понятно, что это сильный чемпионат, родной для меня. Но… Знаете, я тут недавно читал одну статью в российском СМИ. Про наших легионеров за рубежом. И вот уважаемый автор в конце пишет: «А вообще, какое нам дело до австрийского чемпионата, британской лиги, румынской… Это просто не уровень для российских хоккеистов». Супер. Какое нам дело… Нельзя так плоско думать: «Мы КХЛ, а вы говно». Даже если сказать, что КХЛ на втором месте после НХЛ — некоторые лиги не поймут. В Швейцарии, Германии, Австрии тоже очень хороший уровень.

Сколько на матч КХЛ пришло в Вене? Правильно, полупустые трибуны… Не надо себя переоценивать. Кто зарабатывает в КХЛ деньги? СКА? Если только они, и то немного… «Куньлунь» — для чего эта команда в КХЛ? Чтобы посадить 100 военных на трибуны стучать в барабаны?

Сделайте не 20, а 16 команд. И уровень хоть будет выше. Сейчас акцент на том, что каждая команда в КХЛ может обыграть каждую. Мол, круто. Но можно посмотреть иначе: уровень упал. Нет почти топ-игроков. Старики подсели — с тем же Серегой Мозякиным я еще в детстве играл вместе. Он восхитительный игрок, но тоже не молод. А новых звезд не появляется.

Почему ЦСКА выиграл чемпионат? Потому что планомерно, с умом строил команду. А 90 процентов команд КХЛ — это истерика каждый год. 15 игроков отдали — свободны. 15 взяли новых — кого попало, никакой системы.

Сумасшедший Сумманен, памятник Gangnam Style, запрет на сморкание

— Вашу карьеру не обсудить и за 24-часовое интервью, но давайте немного о других клубах. Вопрос такой: из какой команды Лемтюгов зря ушел? Поторопился? Вот остался бы — и по сей день там бы круто играл?

— «Ак Барс». Да, есть такой клуб, честно признаю. У всех бывают ошибки. Уйти из Казани — большая ошибка. Я был в хорошей форме, с большими амбициями, у нас была неплохая тройка с Терещенко и Скачковым. Играли очень прилично, много забивали.

И вот меня вызывает Билялетдинов: «Николай, мне не нужны твои голы. У нас есть кому забить. Нужна твоя игра в обороне. Всегда надо играть на ноль, понимаешь? Мы не должны пропускать».

Ну… Э… Я вроде и понимал: есть Морозов, Зарипов, Каппанен, другие сильные игроки. Но с другой стороны, у меня была хорошая статистика в атаке.

— Зинэтула Хайдярович, ну если я бросаю шайбу, и она залетает — что делать-то? — пытался я что-то сказать.— Коля, ты не понял. Мы сейчас собрались в моем кабинете в последний раз. Но я не услышал Билялетдинова… Хотя должен был.

— Реально? По-моему, после такого уйти — правильное решение…— Нет… Надо было перебороть себя. Свои амбиции. Да, порой было дико обидно — скажем, мы громим соперника 6:2. Я забиваю 2, мы звеном — 3. Зашибись, да? Нет.

Потому что в концовке наше звено пропустило гол. При 6:1! Но для Зинэтулы Хайдяровича это знак, что в концовке матча он тебя выпускать не будет. В самый важный момент ты будешь на скамейке.

Да, тяжело иногда наступать на горло собственной песне. Но ради «Ак Барса» стоило. Может, спустя 2-3 года уже я был бы тем, чьи голы нужны. Ну, серьезно. Заслужил бы такой статус. Зря ушел, в общем.

Стоило послушать Билялетдинова. Он был прав.

— Еще об одном тренере, с которым вы работали: говорят, что Раймо Сумманен просто псих.— Так и есть. Немного сумасшедший товарищ… Да, правда, что он иногда в раздевалке боролся с кем-нибудь из хоккеистов. Обычно выбирал защитника и говорил: «Камон!» И они устраивали настоящую борьбу в середине комнаты… Серьезно так, жестко.

Очень странный человек. Неадекватный. Тренер он сильный: сильная система, сильное видение игры, сильное построение обороны. Слушаешь его установки и прямо думаешь: «Wow, и правда так лучше!»

Но поведение Сумманена… Вот встречаю я его на завтраке. Он меня обнимает, целует, говорит: «Лемти, ты the best! Счастлив, что ты в нашей команде». Ну здорово, спасибо. Поели, спускаемся в раздевалку, и вдруг: «Hey, you, fucken piece of sh, you fired!» При всех. Ты сидишь такой и не понимаешь: что он сказал? Я уволен? Что происходит вообще? Он же мной очень доволен…

Заканчивается собрание. В коридоре Сумманен подбегает и снова кричит как безумный: «Какого хера ты здесь сидишь? Езжай нах в Красноярск в фарм-клуб!» Иду к президенту.

— Меня тренер отправил в Красноярск, что мне делать?— Серьезно? Почему?— Я не знаю… За завтраком целовались, а потом наорал при всех.— Понятно… Извини. Мы с ним разберемся.

После этого Сумманен снова с тобой вежлив. Ты в команде… И так происходило почти с каждым. Юмор у него такой? Поверьте, нет… Все эти разносы были серьезные. Но никто не понимал, к чему они вообще.

Один раз летели из Казани на гостевой матч. На взлетной полосе он пытался самолет остановить! Уже переднее колесо отрывается — а он кричит как безумный: «Stop the fucken plane!» Во все горло. Мы испугались, думаем: «Падаем, что ли?!»

Но Сумманен просто хотел высадить из самолета одного хоккеиста. Заслуженного ветерана. Раймо принесли статистику, и он как завопит: «Ты ни разу не бросил по воротам! Почему, fuck?!» Ему ветеран пытается объяснить: «Не было возможности, принимал правильные решения».

Сумманену плевать. Там реально пилоты были в шоке. Еле взлетели из-за очередной истерики финна.

— Был уже такой вопрос про Англию, теперь про Южную Корею — что там вообще за хоккей? Он существует?— Вполне. Корейские парни — очень техничные. Но. Только на тренировках… В игре азиаты очень зажаты, стесняются, не рискуют. Я часто говорил кому-нибудь из моего клуба «Анян Халла»: «Мужик, ну вот сделай так! Скреативь, обостри, обведи, ты же умеешь». Кореец мне в ответ: «Окей! Завтра сделаю! На тренировке…» И в игре даже не пробует. Занавес.

Тренеры многие — канадцы. Так что в командах все на серьезном уровне. Но канадцы затачивают корейцев под прямолинейный хоккей. Вот они и не готовы раскрывать свои технические качества. Это не очень правильно.

Ведь у корейцев — идеальное катание. Шорт-трек дает о себе знать — шикарная посадка, катят так… Смотреть — одно удовольствие. Но на этом все в хоккейном плане.

В Южной Корее хоккей, как ни странно, спорт для богатых. Такой местный гольф или большой теннис. Возьми любого моего партнера по «Анян Халле» — богатый человек. Не он сам, а его семья, отец и так далее. У кого-то небоскреб в центре города, у кого-то сеть супермаркетов, у третьего сеть небоскребов… Поэтому для парней хоккей — скорее, хобби. Понятно, что у них есть контракты, но это формальность. Деньги этим людям не нужны. И страсти в их игре не хватает.

Ну и с болельщиками тухло все в Корее — вот в Японии ходят на хоккей. В Корее — нет. На пару игр нагнали военных. Они пели весь матч военные песни… Я их, конечно, не понимал, но было забавно. Люди отработали свой отгул на хоккее, так сказать.

— Как возник вариант поработать хоккеистом в Корее?— Все очень стремительно вышло: позвонили — сделали предложение — через 3 дня прилетел в Корею — через неделю уже играл в хоккей в Корее.

Уровень организации — высочайший. Сразу спросили, где хочу жить: в квартире или отеле. Семью не перевозил, так что выбрал гостиницу. Отличная, недалеко от Сеула, комфортно, приятно, о тебе заботятся.

— Главное, о чем Николай Лемтюгов вспоминает, когда говорят про Корею.— О традициях. Невероятная страна. Например, молодой не имеет права взять еду, пока не начнет есть самый старый. У нас так в команде всегда было: ребята сидят перед пищей молча. Не трогают ее. Только когда главный ветеран приступал к еде — тогда и они.

Наливать напиток старшему надо двумя руками. Строго. Бутылку воды берешь двумя руками и подаешь. Старшему нельзя протягивать руку — это неуважение. Тебе скажут тогда: «Ты чего, парень, совсем поехал?!» Можно только если он сам тебе ее протянул. А так, надо просто поклониться.

Наливает водку старший — ты обязан согласиться. Надо. Потому что старший оказал тебе честь выпить с ним.

В центре города среди небоскребов стоит какой-нибудь древний храм. Ему тысячи две лет… И все просто ходят вокруг него. Впитывают историю. Удивительно.

Еще сморкаться нельзя! Шмыгать носом — тоже неуважение. Что, если приспичит? Надо терпеть!

Ну и был на Гангнем-стрит, где огромный бронзовый памятник знаменитого жеста пальцами этого PSY, исполнителя. И написано: «Клип Gangnam Style посмотрели столько-то миллиардов человек…» Забавно. И вообще, это район для богачей. Они там реально пересаживаются из «Бентли» на спортивный «Феррари».

— Напоследок прямой и простой вопрос: Шеффилд Шеффилдом, но вы все еще хотите играть в КХЛ? В «Авангарде»?— Мне каждый день задает этот вопрос жена… Про Омск. Знаете, у меня остался рубец. Сильный. Это не гордыня, но я рубился за «Авангард», отдавал всего себя, почти погиб тогда… После такого вернуться тяжело.

Сегодня ты в России — король, ведущий игрок. Завтра — никто. И никому ты не нужен. Хорошо, у меня жена чудесная и адекватная, прекрасные дети. А так — знаете, сколько «друзей» перестало со мной общаться, когда я ушел из КХЛ?

Надо жить только сегодняшним днем. Сейчас я на позитиве — это главное. Еще напишите — передаю большой привет Омску. Я до сих пор очень сильно благодарен людям в «Авангарде», всем болельщикам.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх