Свежие комментарии

  • Любовь Прокофьевна
    О! Давно не было слышно про этих предателей! Как говориться "рыбак рыбака видит из далека".Предавшие Россию ...
  • Серж Южанин
    Депутат Лебедев п...
  • Кузя Домовая
    Плющенко шестёрка Рудковской с кастрюлей на голове и чемодан без ручки фирмы Луи Витон! Рудковская держит его как руч...Радимов: «Плющенк...

«Кто это такой? Он не умеет играть в хоккей!» Палат не нужен был клубам НХЛ, а теперь играет в финале Кубка Стэнли

«Кто это такой? Он не умеет играть в хоккей!» Палат не нужен был клубам НХЛ, а теперь играет в финале Кубка Стэнли

Sport24 адаптировал на русский язык историю форварда «Тампы» Ондржея Палата, которую на днях опубликовало издание The Athletic.

Андре Руэль очень хорошо запомнил, как чертовски холодно ему было, когда он впервые увидел Ондржея Палата. 70-летний Руэль был скаутом и тренером в QMJHL (юниорская лига Квебека) с 1975 года и посещал самые странные места по всему миру. Тем апрельским днем Руэль был в Торуне (Польша), на чемпионате мира до 18 лет в высшем дивизионе.

Руэль работал скаутом «Драммондвилля», он приехал в Польшу, чтобы увидеть старшего брата новичка «Блэкхокс» Доминика Кубалика — Томаша, который играл за сборную Чехии, не попавшую в основную сетку турнира. Руэль, не зная языка, ходил по центру польского города со словарем.

Когда он попросил таксиста отвезти его на арену, Руэля привезли на футбольный стадион. Руэль удивился:

«Вообще-то я ехал на хоккей».

«Что это за вид спорта?» — отшутился таксист.

Наконец, Руэль приехал на арену Tor-Tor — настоящий сарай, построенный 50 лет назад и расположенный около кладбища. По его оценке, там было около 3 скаутов, которые постоянно мерзли. Чтобы иметь возможность писать свои отчеты, в перерывах между периодами они бегали в раздевалку — грели руки об трубы с горячей водой.

Именно в тот день Руэль записал в своем блокноте фамилию Палат. Он точно не догадывался, что когда-то об этом парне узнает весь хоккейный мир.

«Я сразу влюбился в Ондржея и его данные. Отличный IQ, мастерство, особенно его агрессивность. Я видел его хит перед точным броском, когда его команда увеличила счет до 7:0. Я подумал: «Вау», — рассказывает Андре сегодня.

В Кубке Стэнли — 2020 Ондржей — один из лучших игроков «Тампы» с 8 голами в активе. 29-летний Палат всегда оставался незамеченным в своих тройках, начиная с их сочетания с Кучеровым и Джонсоном в 2015 году и заканчивая тройкой этого года — с тем же Кучеровым и фаворитом «Конн Смайт Трофи» Брэйденом Поинтом. Такая же ситуация была и в юниорской команде «Драммондвилль», где он был в тени Шона Кутюрье — нынешнего форварда «Филадельфия Флайерз» и нового обладателя «Селке Трофи».

Поэтому если бы Руэль не увидел Палата в тот холодный апрельский день в Торуне и не забрал его в Северную Америку, кто знает, что было бы с ним сейчас? В следующем году Палат страдал от мононуклеоза (вирусное заболевание. — Sport24) во время чемпионата мира среди юношей до 18 лет, и это привело к тому, что второй год подряд он остался незадрафтованным. Но его игра за «Драммондвилль» все-таки подтолкнула «Лайтнинг» забрать Ондржея на драфте-2011. Правда, очень низко — только в седьмом раунде, под 208-м номером. До конца церемонии оставалось всего три выбора, когда чех все-таки нашел себе команду.

Спустя 9 лет Палат занимает 10-е место по количеству очков, 15-е место по количеству голов и 14-е по числу матчей среди всех хоккеистов, выбранных на драфте-2011. Кто впереди? Никита Кучеров, Габриэль Ландескуг, Марк Шайфли, Джон Гудроу и тот самый Кутюрье.

«Возможно, это лучший выбор в седьмом раунде за все годы. У Ондржея получилась отличная история. Он обладал навыками и волей. Его дух соперничества зашкаливает. За 25 лет работы тренером среди юниоров я никогда не видел подобного. Он может сделать на льду все, что угодно, чтобы помочь команде. Лучший командный игрок», — восхищается Руэль.

Палат вырос в чешском городе Фридек-Мистек. Это промышленный город с населением около 70000 человек, его жители — рабочие-угольщики и металлурги. Мать Палата была школьным учителем, его отец Павел — футбольным тренером, который и сейчас руководит местной молодежной академией. Палат благодарен своим родителям за поддержку. Они покупали или одалживали для него использованную хоккейную форму, когда Ондржей был маленьким. Когда Палату исполнилось 10, они наконец-то смогли позволить себе купить ему коньки Nike, о которых мечтал мальчишка. Увы, через пару недель семья оставила сумку с коньками в машине и ушла в продуктовый магазин. Когда они вернулись, то обнаружили, что сумку украли. Палат был раздавлен.

Тот случай Ондржей запомнил навсегда. В 2004-м в его город приехал Кубок Стэнли — его привез защитник «Тампы» Павел Кубина. На историческую родину хоккеист приехал не только с серебряной чашкой, но и с формой для детских команд. Спустя 15 лет Палат свяжется с руководителями своей хоккейной школы и предложит помощь — через месяц его родители уже вручали первую партию экипировки Bauer воспитанникам клуба из Фридек-Мистека.

«Это невероятно. Это город «Молний». За Ондржея болеет не только весь город, но и вся область. Он местный герой», — восхищался директор хоккейной школы.

Одним из первых кумиров Палата был Мариан Хосса — словацкий нападающий, член Зала славы и один из лучших игроков поколения. Вряд ли вы найдете между ними много сходств, но Палат также склонен к бэкчекингу, безжалостному форчекингу и почти идеальной позиционной игре — все это сделало его влияние на любую команду, в которой он играл, огромным.

Руэль после того, как увидел Палата в Польше, пытался уговорить его приехать на сезон в Северную Америку. Но форвард сказал, что его родители хотят, чтобы он закончил среднюю школу. Они были не против самого отъезда, но хотели, чтобы у сына хотя бы был диплом. Поэтому Андре не волновался, даже зная, что права на Ондржея принадлежат команде из Сиэттла — Палат все равно никуда не собирался.

«Драммондвилль» забрал чеха под 10-м номером на импортном драфте, и тогда над клубом и хоккеистом чуть ли не смеялись:

«Я помню, что в Red Line Report писали, что он был худшим на всем импортном драфте. Потому что они не видели его тогда в Польше. У них там никого не было. Они только что видели его в роли 13-го нападающего. Такое часто случается с парнями из Чехии. Все, кто не видел его в Польше, говорили: «Кто это такой? Он не умеет играть в хоккей». К счастью, я так не думал».

Первый сезон в лиге Квебека Палат смазал, а перед следующим набрал почти 7 кг мускулов, и тренеры поставили его в первую тройку к Кутюрье. Палат забил 39 голов и набрал 96 очков в 61 игре. Кутюрье также набрал 96 очков (36 голов), но в случае с ним это совсем не удивляло — Шон был 8-м, а не 208—м номером драфта.

«Ондржей не был крикливым ребенком. Он делает много полезных вещей, но люди их не замечают. У него есть способность подстраиваться под товарищей по команде и партнеров по звену, поэтому он может играть с отличными игроками. Он не боится «копать», он играет во всех зонах и борется за шайбу. Он борется в углах и закрывает обзор вратарям, а талантливым игрокам это нравится. По большей части он делает грязную работу, но при этом он умен, это отличный игрок», — говорит бывший тренер «Драммондвилль» Марио Дюамель.

К тому моменту, как дело дошло до поздних раундов на драфте 2011 года, «Лайтнинг» уже задрафтовали нескольких игроков. Пока другие команды не торопились брать русских и чехов, генеральный менеджер «Тампы» Стив Айзерман открыл скаутам «молний» целый мир. Игравший рядом с «Русской пятеркой» в «Детройте» Айзерман ничего не боялся — взял Владислава Наместникова в первом раунде, Кучерова во втором раунде (58-й номер), Никиту Нестерова в пятом. У Стива оставался один выбор в седьмом раунде и один игрок, которого он хотели взять — нападающий Мэтью Пека.

В Палате были заинтересованы несколько клубов, но ни один из них не был уверен, что чех потянет уровень НХЛ. Пришлось включиться Руэлю — он подошел к тренеру «Лайтнинг» Ги Буше и буквально потребовал:

«Сделай уже что-нибудь, чтобы внести этого парня в свой список. Вы не можете пропустить его. Вы должны задрафтовать Палата».

«Тампа» рискнула и вряд ли когда-то пожалела об этом. В следующем сезоне Дюамель ждал чешского нападающего в юниорской лиге, но тут уже вовсю зажигал в АХЛ рядом с будущим партнером по «Тампе» Джонсоном. Они помогли «Норфолку» выдать победную серию из 29 матчей и взять Кубок Колдера. У команды некоторые проблемы с травмами, но ее тогдашний тренер Джон Купер все-таки добрался до титула.

«Одна вещь, которую он никогда не позволит мне забыть, — он говорит, что я посадил его в запас в «Норфолке». Действительно был момент, когда мы думали либо отправить его обратно в юниорскую лигу для получения игровой практики, либо оставить его у себя. Но мы чувствовали, что у него есть дух и качества, которым невозможно научить. Они либо есть, либо их нет», — делится воспоминаниями Купер.

В 2015-м Палат уже играл в финале Кубка Стэнли с «Лайтнинг» и вообще за годы в клубе стал его ключевым игроком. Но прошлым летом впервые оказался близок к смене команды. У Ондржея вышел смазанный сезон — перелом ноги, всего 68 матчей и 8 голов. А тут еще вылет в первом раунде от «Коламбуса». Тренеры вызвали чеха и сказали, что за лето он обязан стать быстрее, иначе… Впрочем, сейчас никто не хочет думать, что могло бы случиться.

Палат изменил свои тренировки, перейдя с силовой программы на программу, посвященную скорости. Только прыжки, спринты, упражнения с собственным весом и никаких тяжелых весов. Когда нападающий «Молний» явился в сентябрьский лагерь, все увидели разницу. Он просто летал по льду.

«Я чувствую себя намного лучше. В прошлом году я вечно пропадал в тренажерке и весил на 3 кг тяжелее. Но, пробежав 15 секунд по льду, я задыхался. Я не мог пошевелиться. Теперь все наоборот», — радовался Ондржей прошлым летом.

Тогда же Палат пообещал, что станет быстрее и опаснее. Слово он сдержал — в регулярном чемпионате забил 17 голов, войдя в ТОП-6 командного списка снайперов. В феврале из состава выбыли капитан Стивен Стэмкос, и это позволило Палату подняться в первую тройку — к Поинту и Кучерову. Сейчас их трио доминирует в плей-офф, Ондржей снова играет в финале.

Палат говорит, что после игры рядом с Кучеровым и Стэмкосом он понял, что ему не всегда нужно играть в обороне. Важно создать пространство для своих партнеров, но при этом он по-прежнему должен представлять опасность:

«Мы играем уверенно. Мы не обманываем хоккей. Мы все делаем правильно. Мы правильно действуем с шайбой и стараемся ее не терять. Я думаю, что все четыре наших звена играют в хороший хоккей».

Руэль, который сейчас работает с агентом Пэтом Бриссоном, говорит, что он смотрел большинство игр плей-офф «Лайтнинг» и гордится Палатом. Он смеется, пересказывая историю о том, как нашел Палата в Польше, и пытался сделать все, чтобы согреться и суметь написать свои отчеты. Любой скаут мечтает найти игрока-сокровище, которого не замечали другие — Андре это удалось:

«Если бы он не поехал в Драммондвилль и если бы я не настаивал на его переезде, то что бы было тогда? Все бы получилось по-другому. Но Палат все заслужил. Ему повезло, что на драфте его выбрали третьим с конца, но это лучший игрок, который, имея такой низкий номер на драфте, попадал в НХЛ».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх