Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Я не верил в Загитову». Первое и последнее интервью Леонида Слуцкого о фигурном катании

«Я не верил в Загитову». Первое и последнее интервью Леонида Слуцкого о фигурном катании

А вы знали, что Леонид Слуцкий — большой фанат фигурного катания? Главный тренер «Рубина» вживую смотрел битву Евгении Медведевой и Алины Загитовой на Олимпиаде, отличает прыжки, общается с Алексеем Ягудиным и Максимом Траньковым и готов задать несколько вопросов Этери Тутберидзе.

В новом выпуске программы «Фигурка» Слуцкий дал свое первое и последнее интервью о фигурном катании. Ведущая Эмма Гаджиева знает об увлечении футбольного тренера еще с Олимпиады, когда больше двух лет назад он уверенно говорил о будущем Аленой Косторной и Александрой Трусовой, которые тогда были мало знакомы широкой публике.

— Как начался интерес к фигурному катанию?— Все же я из советской эпохи. А там, думаю, любой человек знал пару Роднина/Зайцев с их знаменитой «Калинкой». У меня бабушка очень любила этот вид спорта. На телевидении тогда не показывали ничего кроме футбола, хоккейных суперсерий и соревнований по фигурному катанию. Я был всеяден в плане спорта и с удовольствием смотрел. Тем более наши фигуристы были очень успешны. И так получилось, что я стал увлекаться этим. Перед Сочи начался большой ажиотаж ко всем зимним видам спорта, и я не мог не знать имена наших ребят, а уж в Пхенчхане вообще очень сильно переживал за наших девушек.

— Два года назад юниорские старты вообще не показывали. А вы знали информацию о наших девочках. Откуда брали ее?— Если честно, я не помню. Когда появляется тренер масштаба Тутберидзе, ты автоматически начинаешь следить за коллегами. Опыт любого выдающегося тренера может тебе помочь в работе. Я начал интересоваться деятельностью Этери Тутберидзе, наверное, после Юлии Липницкой. Потом пошли Медведева, Загитова и так далее. Я начал понимать, что это чемпионский конвейер. Мне было интересно узнать, за счет чего достигаются такие успехи.

Я, конечно, не владею техническими моментами, но стилистически — очень интересно. Когда погружаюсь в изучение какого-то вида спорта, возникает большое количество вопросов. Леша Ягудин прилетал снимать программу «Тает лед» ко мне в Арнем. Мы сидели, и я ему задавал много методических вопросов, которые меня волновали.

— Выявили секрет успеха Тутберидзе?— Он в таланте и трудолюбии. Думаю, что ее методы также важны: огромные объемы тренировочной работы, хорошая команда с узкопрофильными специалистами, неприкасаемый авторитет и полная управляемость девчонками и мальчишками в группе.

После Липницкой все молодые таланты начали стремиться к ней в группу. Думаю, уровень селекции тоже там высокий. Она себя мощно зарекомендовала. По юниорам, конечно, много школ пытаются с ней конкурировать, но многие все равно хотят работать только с Тутберидзе.

— Да, у девчонок сумасшедшая конкуренция с самого раннего возраста. А была ли у вас возможность встретиться и поговорить с Тутберидзе?— Нет, я думаю, что Этери Георгиевна не знает, кто я такой. Мы с ней случайно столкнулись в коридорах ледового дворца Пхенчхана, где я подошел и пожелал удачи. Это было еще до произвольной программы. Вот единственная наша встреча, о которой она, наверное, и не помнит даже.

— А какие бы вопросы задали ей?— Управление людьми — это свойственно любому тренеру. Важна и специализированность работы. Один из основных вопросов, который я задавал Ягудину, был о Татьяне Анатольевне Тарасовой. Это единственный тренер на моей памяти, который работал во всех видах фигурного катания. У нее были чемпионы и в парах, и в танцах, и тот же Ягудин с Водорезовой, и Мао Асада. Я у него спросил: «Какими качествами нужно обладать, чтобы совмещать несовместимые вещи?»

Сейчас мир стал таким узкопрофильным. Очень сложно представить, что Орсер или Тутберидзе будут работать с парами или танцевальными дуэтами. А Тарасова это делала. Для меня это была большая загадка.

Этери Георгиевне я бы задал массу вопросов. Например, о методике, возрастных особенностях. У меня же есть футбольная школа, где я использую похожие методы. Тоже считаю, что дети мало тренируются. А в фигурном катании этот объем просто запредельный. Хочется узнать, как такие нагрузки влияют на юношеские организмы.

— Может, стоит ее пригласить в тренерский штаб «Рубина»?— Думаю, страна мне этого не простит. Пусть каждый занимается тем делом, которое у него лучше всего получается.

— За последние два сезона фигурное катание изменилось. Мир разделился на два лагеря. Одни за новшества и участие молодых спортсменок в соревнованиях. А другие хотят старое фигурное катание, когда Слуцкая, Бутырская, Волчкова выигрывали по пять чемпионатов Европы подряд и выступали по 10 лет. Какой лагерь вам ближе?— Кроме Слуцкой, Бутырской или Катарины Витт были еще Тара Липински, Оксана Баюл. На всех этапах истории были разные примеры. Понятно, сейчас результаты учениц Этери Георгиевны связаны с их физиологическими особенностями. Юля Липницкая была на волне успеха два года, потом Женя Медведева и Алина Загитова столько же. Сейчас новое поколение девчонок пришло. Надеюсь, они задержатся подольше.

Прыжковые элементы и вращения легче изучать, когда ты в ином весе, теле и с другими морфологическими особенностями. Олимпийские победы Липницкой, Загитовой или Сотниковой, хоть она и не воспитанница Тутберидзе, не становятся менее значимыми. Наверное, когда-то можно будет осуждать Этери Георгиевну за то, что у этих девчонок могут возникнуть проблемы в зрелом возрасте. Пока же — победителей не судят. Думаю, Алина Загитова, в которую я не верил, благодарна своему тренеру.

— Вы не верите в то, что она вернется в спорт?— Она может и вернуться, но в сборной очень большая конкуренция. Вряд ли Загитова сможет навязать борьбу Трусовой, Щербаковой и Косторной. Через некоторое время и Валиева появится со своим четверным. Сейчас без изменений технических правил ей будет невозможно соревноваться с юниорками.

Не думаю, что Алина сможет выучить в таком возрасте сложные прыжки. Наверное, я навлеку на себя гнев ее фанатов, но это так и есть. Если ей нравится кататься и соревноваться, как Алене Леоновой, пожалуйста. Я не верю в спортивную составляющую.

— Это будет катание для болельщиков, которые всегда рады ее видеть.— У меня есть близкий друг — Дима Федоров. Как-то он привел мне пример того, что все великие спортсмены уходили на спаде. Владислав Третьяк последний матч в карьере проиграл, Александр Карелин не смог победить в финальной схватке и так далее. Вовремя уйти — искусство. Алина ушла действующей чемпионкой мира. Вряд ли кто-то вспомнит финал Гран-при этого года. Нужно иметь большое мужество, чтобы решиться на такое. Любителям фигурного катания будет сильно не хватать Загитовой, но они смогут утолить этот голод в многочисленных шоу с ее участием.

— Говоря о четверных прыжках, здесь все стереотипы разбивает Лиза Туктамышева. Она в 23 года прыгнула четверной тулуп и продолжает делать тройной аксель.— Мишин здорово ставит прыжки, что нельзя разучиться их делать. Я видел, как она исполняла четверной тулуп на тренировках, но все же это другое. На официальных стартах Лиза его не демонстрировала. Туктамышева, правда, большая молодец, но у нее есть другие лимитирующие вещи. У нее нет такой гибкости во вращениях, она не сможет перепрыгать в произвольной программе ту же Косторную.

Когда я работал в «Олимпии», Волгоград был базовым городом для наших художниц. Они там готовили групповые выступления для поездки на Олимпиаду в Сидней. В манеже я много наблюдал за этими девчонками и понимал: «Четыре года ты работаешь ради двух программ, которые длятся полторы минуты. И одна осечка лишит тебя медали». В гимнастике очень сложно пройти две Олимпиады. Фигурное катание стало таким же. И меня это безумно поражает.

Футболист может проиграть одну игру, но у него есть следующий матч и время на исправление ошибок. А у них весь фокус только на одном соревновании. Эти хрупкие девочки вызывают у меня безумное уважение.

— Когда мы общались на Олимпиаде в Корее, еще не подозревали, что фанатское противостояние перерастет в войну. Люди, которые высказываются о фигурном катании, обрекают себя на негатив. Как вы к этому относитесь? В футболе же это норма только на стадионе.— Каждый вид спорта, который начинал становиться популярным, с этим сталкивался. Прекрасно помню, когда Прохоров пришел в биатлон с большими деньгами, Губерниев начал активнее комментировать, много спортсменов жаловались на хейт в интернете.

Самое приличное, что я читал про себя в интернете — «толстый физрук». Это самый большой комплимент. Все остальное нельзя нигде произносить.

Фигурное катание расплачивается за свою популярность. Трансляции на Первом, бесконечное количество фильмов, фанатские обсуждения, где все включили супертренеров и спорят о прыжках и недокрутах. Я столько лет смотрю фигурное катание и не могу понять этого. Даже комментаторы не сразу замечают недокруты. А болельщики все видят.

Жаль, что это сваливается на девочек. Они же все прекрасны. Иностранцы болеют за свою команду или любимого спортсмена больше, чем хейтят соперников. Если не нравится тебе Женя Медведева или Алина Загитова, это же не значит, что нужно их принижать последними словами. Все же наши девчонки.

Смена тренера у фигуристов принципиально иная, чем в футболе. В футболе тебя увольняет и назначает руководство клуба, а здесь спортсмен сам принимает решение, поэтому тут несколько иначе должны быть выстроены отношения. Я, например, могу руководить игроками, зная, что они меня не уволят, у них нет таких полномочий, поэтому у меня больше прав, чтобы применять к ним какие-то меры воздействия. А здесь: что-то не понравилось, она развернулась и пошла к другому тренеру. Это тоже специфика. Призываю всех болельщиков болеть за своих любимых спортсменов и спортсменок, максимально их поддерживать, но ни в коем случае не доводить до безумия такой прекрасный вид спорта, как фигурное катание.

— Удивительно то, что три наших девчонки, Трусова, Косторная и Щербакова, как три бандитки, в хорошем смысле этого слова, приезжают на все соревнования и забирают все медали. И они все разные. Вам кто ближе по катанию, по представлению, по энергетике, по общению со зрителями?— Знаете, я скажу так. Да, они очень разные, в этом мастерство Этери Георгиевны и ее тренерского штаба. Они понимают, что не нужно лепить роботов, которые будут похожи друг на друга. Они ухватываются за лучшие качества каждой из девчонок и развивают их.

Я не специалист, я не профессионал, мне нравится каждая по-своему. На чемпионате мира, если бы он все-таки состоялся, я бы болел за всех и был бы рад, чтобы вся наша тройка стояла на пьедестале. И так бы оно, безусловно, и было бы. Но, я, наверное, больше бы хотел, чтобы выиграла Алена Косторная.

Это сочетание моего юношеского понятия о фигурном катании, когда артистизм, женственность, образы были очень важны, со сложнейшими элементами. Да, у нее пока нет четверных, зато все, что она умеет, включая тройной аксель, у нее получается просто блестяще. Она очень стабильна и женственна.

Если Трусова откатается чисто, то это будет без шансов для кого-либо, просто без шансов. Хоть что сделай, ничего не получится. Поэтому понятно, что любая из наших других фигуристок получает шанс, когда Александра заваливает какие-то прыжковые элементы. Но если взять собирательный образ, то мне Алена ближе.

— Говорят, что если чемпионат мира бы состоялся, то психологически важнее всех было бы его выиграть именно Саше Трусовой, потому что были неудачные прокаты, и она очень переживала по этому поводу. — Да, она фаворитка с невероятной базой. Никаким артистизмом и компонентами этого не переплюнешь и ничего не сможешь сделать. Но да, то, что она сорвала большое количество прыжков и в финале Гран-при, и на чемпионате Европы, дало шанс другим девчонкам. И Алена блестяще им воспользовалась.

— Если бы вам предоставили возможность пересмотреть выступление любого фигуриста, фигуристки, пары за все время, что вы следите за фигурным катанием. Кого бы вы выбрали?— Ягудин — «Зима», Липницкая — «Список Шиндлера» и, наверное, все-таки «Дон Кихот» Загитовой в Корее. Я был на этой произвольной программе и прекрасно помню, когда она не смогла прыгнуть лутц-риттбергер, который у нее стоял первым элементом во второй половине программы, а прыгнула только лутц. У меня было такое внутреннее ощущение, когда я ждал этот второй лутц, к которому она должна была цепануть риттбергер. Я просто вскочил с места, когда это произошло. Это незабываемо.

Поэтому я взял не такой длинный отрезок времени. Хотя, знаете, я прекрасно помню времена, когда у Станислава Жука в показательных выступлениях выходили три его пары и синхронно катались. Я сейчас, наверное, не вспомню все пары, но, кажется, это были Гордеева/Гриньков, Пестова/Леонович. Это было ноу-хау, я больше никогда такого не видел. Но это показательные.

— Из нынешних юниорок кого выделите?— Валиева, понятно, и ее «Девочка на шаре», которая два года была программой, которая всех поражала. Вот, опять же, мы говорили, что Лью может сложностью убить Валиеву на ЮЧМ, но, к счастью, этого не произошло. У Валиевой тоже прекрасное сочетание сложности, хореографии. Наверное, Хромых и Усачеву я знаю хуже. Но Камила Валиева, понятно, у всех на слуху, и я видел ее программы.

— Вы человек многогранный. Вы еще и футбольный комментатор, который выиграл большое количество наград. В фигурном катании у нас такой человек — это Татьяна Анатольевна Тарасова. Она и тренер, и комментатор, и тоже выигрывает награды за свою комментаторскую работу. Вы смотрите соревнования именно с ее комментариями?— Да, конечно. Вообще, я прочитал все книги Анатолия Владимировича Тарасова, очень много общался с хоккеистами старого поколения, которые мне многое о нем рассказывали, потому что он был невероятным инноватором. И единственный тренер, который работал на самом высоком уровне, он тренировал один сезон в высшей лиге ЦСКА в свое время, будучи хоккейным тренером. Это вообще опыт, который невозможно повторить.

Понятно, что Татьяна Анатольевна стала комментатором, когда отошла от активной тренерской деятельности. Я тоже был комментатором, когда у меня был определенный простой в моей основной работе. Кроме того, что она понимает все нюансы, тонкости, все эмоциональные моменты, она своей харизмой, эмоциональностью, энергетикой всегда очень заряжает. Хотя, насколько я знаю, даже такой беспрекословный авторитет, как Татьяна Анатольевна, очень часто навлекает на себя каким-то неаккуратным словом гнев большого количества фанатов той или иной спортсменки или спортсмена. Но я не слышу какой-то предвзятости, мне кажется, что она настолько всем сердцем любит фигурное катание и болеет иногда не только за наших спортсменов, а именно за вид спорта. Я всегда с огромным удовольствием ее слушаю.

— Она всегда жестко высказывается, когда кто-то из российских спортсменов плохо катается. Про Максима Ковтуна было, например, в свое время. — Она и про Михаила Коляду жестко высказывалась. Но справедливо же. Просто она высказывается как тренер. Когда я, например, нахожусь в раздевалке, я не особо подбираю слова. Я оцениваю так, как есть, мне нет смысла смягчать. Поэтому все болельщики фигурного катания должны понять, что со всеми плюсами, которые они получают, когда комментирует такой выдающийся тренер, как Татьяна Анатольевна, они получают и некоторую категоричность, на которую большой великий тренер, естественно, способен. И какой-то политкорректности особо не будет, поэтому получайте все в полном пакете. Татьяну Анатольевну нельзя разделить по частям и сделать ее мягкой и пушистой. Если спортсмен заслуживает критики, она будет его критиковать. Может кто-то и обижается, но это неправильная реакция.

— Вы — тренер, который работал не только в России, но и в Англии, Нидерландах. Вы, мне кажется, отчасти можете понять Женю Медведеву, которая уехала в абсолютно другую страну, другую культуру. Ей надо было приживаться, жить по законам другого катания и другого мира спорта.— Женя попробовала повернуть время вспять, я скажу вам так. Когда я говорил «вовремя закончили», я ни в коем случае не имел ввиду Женю, она прекрасна. Она же тоже видела не только Загитову. Она видела и Щербакову, и Трусову, и Косторную, и Валиеву. То есть, Женя очень интеллектуальная девушка и спортсменка, и она прекрасно поняла, что если она хочет быть конкурентоспособной, ей что-то нужно кардинально поменять, потому что она понимала, что в том режиме, в котором она работала, она вряд ли будет конкурентоспособной.

Конкурентоспособной относительно первых мест, потому что второе место на Олимпийских играх — это никак не провал в любом случае. Это сумасшедшее достижение. И поэтому она выбрала, наверное, единственный для нее вариант — это полностью поменять систему. Причем не только тренировочную, но и жизненную. Систему приоритетов, каких-то вещей. Даже если бы это не принесло спортивных дивидендов в полном объеме, это принесло бы жизненные дивиденды. Пожить в другой среде, пообщаться на другом языке, понять менталитет людей, адаптироваться в этой среде. Это большой спортивный и жизненный опыт. Поэтому, я думаю, она сделала очень комплексный шаг. Мы не можем говорить, правильный этот шаг или нет. Это ее шаг, она приняла это решение.

Меня многие спрашивают: «Ты не жалеешь, что принял решение уехать, работал в Англии, в Голландии? Это не тот уровень, который был в России, когда каждый может играть в Лиге чемпионов». Я не то чтобы не жалею, я безумно счастлив, что решился на этот шаг и что у меня была возможность этой работы за рубежом, которая меня невероятно обогатила эмоционально. Я просто прожил счастливые годы. Их, наверное, сложно применить в другом смысле, вполне может быть, что те навыки, которые я приобрел в Голландии, не потребуются мне в России. Но в плане пережитых эмоций и счастья это были безумные годы. Поэтому Женю, наверное, стоит оценивать не только по спортивному результату, хотя она на прошлогоднем чемпионате мира взяла бронзу, но и комплексно. Оценить это может только она сама, а все остальные просто судачат. Раньше просто судачили дома на кухне, а сейчас активно в комментариях в интернете.

— Во время Олимпиады в Корее я работала на радиостанции, слушателями который были преимущественно футбольные болельщики. Чтобы объяснить им, насколько в Пхенчхане накал накален, я говорила, что противостояние Загитовой и Медведевой это как Месси и Роналду: обе — с талантом от бога, обе — совершенно разные, футболисты сражаются за Золотой мяч, а Женя и Алина — за победу на Олимпиаде. С кем бы вы сравнили это противостояние?— Здесь нельзя сравнивать футболистов, потому что Золотой мяч — очень условная награда, кто больше выиграет титулов. То есть, если «Барса» выигрывает Лигу чемпионов, то больше шансов получить трофей у Месси, если «Ювентус» — то у Роналду. А у Загитовой и Медведевой было прямое противостояние. Думаю, что Алина и Женя это ЦСКА — «Спартак» в российском футболе.

— Вы сами катаетесь на коньках?— Нет, вообще не умею. При том, что многие в моем окружении играют в хоккей, что очень модно. Я сына отдавал в хоккей, мечтал, чтобы он хорошо катался. Но я вырос в Волгограде, это южный город, у меня просто не было физической возможности кататься на коньках.

Расскажу о моем первом соприкосновении с фигурным катанием. Думаю, что Женя Плющенко даже не помнит этого, но тем не менее. Когда я работал детским тренером в волгоградском футболе, мы поехали в лагерь, это был 1993 год. Все виды спорта, тренеры безумно между собой дружили. И вот, там мы бежали кросс, абсолютно все. Один фигурист (как оказалось позже, Женя Плющенко) финишировал 4-м, что, когда у тебя бегут футболисты и легкоатлеты, невозможно. Я обратил на него внимание.

Вечером я спрашиваю у его тренера Михаила Хрисанфовича Маковеева: «А что это за мальчик? Он кросс так здорово бежит». Михаил ответил: «Это будущий чемпион мира по фигурному катанию». Я говорю: «Конечно, я вас уважаю, но какой из Волгограда, где всего один каток, который заливается на 3 месяца, чемпион мира по фигурному катанию?»

Мне стало интересно, как они тренируются. Я зашел к ним в зал, они отрабатывали прыжки на полу. Жене было 11 лет, но он уже тогда безумно выделялся. Даже я, который тогда ничего не понимал в фигурном катании, смог оценить уровень его общей физической подготовки. Плюс, вы же понимаете: спортивный лагерь, все друг друга задирают, фигуристы не в самых первых рядах. Но уже тогда было видно, что Женя с характером, мог за себя постоять, такой, очень дерзкий.

Думаю, Евгений не знает или не помнит, да и не должен этого делать, но я хорошо помню его первого тренера и его пророчество. Которое сбылось даже с лихвой.

— У вас невероятный инстаграм с невероятным чувством юмора. Сами ведете?— Да. Иногда мне друзья скидывают какое-то интересное видео, которое я уже как-то обыгрываю и подписываю. Но все идеи я черпаю сам.

Когда я завел инстаграм, я решил, что это не будет обычным инстаграмом тренера, где выставлены счет, фотографии с тренировки с подписями «идем дальше» и т. д. Сразу решил, что нужно делать что-то необычное, интересное людям, показать жизнь тренера и футбольной команды с несколько иной стороны. Многие думают, что футболисты — зажравшиеся высокомерные снобы. А я хотел показать, что у нас тоже есть чувство юмора, самоирония и какие-то вещи для шуток и улыбок.

Понятно, что когда что-то не получается, я получаю кучу хейта, там «квнщик, не тренер и т. д.». Потому что никто не может оценить тот уровень большой и серьезной работы, который мы проделываем, что шутка и юмор просто помогают преодолевать те огромные нагрузки и тот уровень давления, который есть на всех спортсменов и тренеров.

Я сразу решил, что это должно быть что-то новое, необычное, что, прежде всего, нравится мне самому. Понравится ли это людям, которые будут на это смотреть — хотелось бы, но главное, чтобы это нравилось мне самому.

— По роду профессии мне приходится пересекаться со спортсменами из разных видов спорта. И я вижу, что они все — простые, в хорошем смысле слова. Они с чувством юмора, но они не могут это все показывать в соцсетях, потому что люди сразу начинают писать «лучше бы потренировался». И уже не хочется ничего веселого выкладывать.— Может, так совпало, но, когда я начал вести инстаграм, там не было такого большого хейта. Потому что, если человек на тебя подписывается, то ты ему, как правило, интересен, он тебе изначально симпатизирует. Наверное, на 100 комментариев я встречаю 2 отрицательных. Именно в инстаграме я не сталкиваюсь с хейтом, потому что заходят люди, которым ты изначально интересен. Понятно, если ты начнешь читать комментарии на каких-то спортивных сайтах, касающиеся твоей персоны, там будет 90% хейта.

Один раз мой друг сказал: «Хорошо, наверное, шахматистам, они там играют, никто их не хейтит». И когда, по-моему, Владимир Крамник играл финальный матч, я зашел в комментарии, и там все было то же самое: «придурок», «куда ты пошел», и т. д. Даже шахматисты-любители осуждают чемпиона мира.

Такова жизнь, я отношусь к этому с изрядной долей иронии. Меня уже нелицеприятными комментариями вряд ли можно достать.

— Сезон в фигурном катании, как и во многих других видах спорта, завершился преждевременно. Футболистам в самоизоляции немного легче? Ведь фигуристы теряют чувство льда, что чревато долгим восстановлением.— Нет, абсолютно так же. Даже если бы у футболистов была возможность бегать, выходить на улицу, совершать пробежки и играть в теннис, ты теряешь чувство мяча, чувство игры, но хотя бы физические качества ты сохраняешь. Когда сейчас у нас футболисты на протяжении уже трех недель крутят дома велосипед, это настолько не по-футбольному, вообще никак не сочетается. Я ни разу не видел футболиста на футбольном поле, ездящего на велосипеде.

Фигуристки теряют лед, а здесь ты теряешь свои физические качества. Никто не знает, насколько долгим будет простой, как долго нужно будет восстанавливать технику, физические качества, взаимодействия между игроками. Любому спортсмену сейчас крайне сложно, разве что велосипедистам чуть легче. И шахматистам, они сейчас даже онлайн-турнир проводят.

— Вы следите за всеми видами в фигурном катании?— Да. Просто за одиночниками — в большей степени. Могу сказать, что мое персональное разочарование, как и у Татьяны Анатольевны, это Миша Коляда. Я был уверен, что после Плющенко, Ягудина и даже Ковтуна этот спортсмен сможет высоко нести честь нашего мужского одиночного катания. Но, к сожалению, вот так. В этом году здорово выступали наши юниоры, на это надежда есть.

Слежу и за парным катанием, я знаком с Максимом Траньковым, мы с ним пересекались, общались, он меня посвящал в детали. Школы Москвиной и Мозер — тоже очень интересно. Слежу и за танцами, по мере возможности.

— Мне кажется, после нашего интервью многие коллеги будут вам звонить и просить высказать экспертное мнение.— Нет, я дал первое и последнее интервью о фигурном катании. Думаю, каждый должен заниматься своим делом. Я просто любитель, который смотрит фигурное катание. Да, я смогу отличить аксель от тулупа или лутца. Но между риттбергером, сальховом и флипом я, наверное, сделаю ошибку. Три прыжка отличаю, три — не очень. Мне кажется, есть много достойных людей, которые могут гораздо более профессионально рассуждать о фигурном катании.

Подписывайтесь на youtube-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх