Свежие комментарии

  • Виктор Санников
    Элита, твою мать.Русский хоккеист ...
  • Николай
    Это не повод что б угрожать. Не нравится не смотри. А угрозы это тянут на статью УК. Да и в принципе угрожать женшин...«Смотри, чтоб пал...
  • Андрей Баканин
    Сама никто, звать никак, зато наманикюренные факи делать умеет в инстаграмме. А чуть что в службу безопасности бегут.«Смотри, чтоб пал...

Третьяк требовал $34 миллиона и полного контроля над чемпионатом России. Из-за его условий мог сорваться запуск КХЛ

Третьяк требовал $34 миллиона и полного контроля над чемпионатом России. Из-за его условий мог сорваться запуск КХЛ

Задумывались ли вы хоть раз, что одно незначительное изменение в прошлом способно сделать будущее, то есть наше настоящее, неузнаваемым? Так называемый «Эффект бабочки», по мотивам которого снят голливудский блокбастер, сводится к тому, что даже взмах крыла насекомого может привести к непредсказуемым последствиям на другой стороне Земли.

«А что если…?» — этим вопросом можно задаться и в отношении российского хоккея. А что если бы КХЛ не существовало? Приехали бы Ковальчук и Дацюк в Россию, существуй по сей день Суперлига? Выиграли бы мы без них Олимпиаду в Пхенчхане? Быть может, были бы живы игроки и тренеры ярославского «Локомотива», разбившиеся по пути в Минск — города, куда до КХЛ российские команды не летали.

Можно представить массу сценариев альтернативной реальности в случае провала проекта КХЛ. Владислав Третьяк и по сей день был бы главным человеком в российском хоккее, а не свадебным генералом, которого отодвинули на второй план люди, приближенные к президенту страны. Третьяк до сих пор собирал бы налоги на иностранных вратарей. Уже больше десяти лет мы ничего не слышим о Сергее Арутюняне. Какой бы была нынешняя роль одиозного гендиректора ФХР, не прояви «Газпром» свои хоккейные амбиции?

А ведь именно «Газпром», а точнее — «Газпромэкспорт» в лице его главы Александра Медведева, стали движущей силой при организации новой хоккейной лиги в 2007 году. Будущего президента КХЛ называли главным идеологом, а саму КХЛ — Открытой Российской Хоккейной Лигой (ОРХЛ). И только со временем ей дали имя, дающее моральное право распространять свое влияние на весь континент. На самом же деле, подобная идея родилась еще раньше — в 2005 году — когда Вячеслав Фетисов обнародовал проект Евро-Азиатской хоккейной лиги. К его разработке приложил руку и будущий президент КХЛ Дмитрий Чернышенко — на тот момент еще молодой менеджер.

Если Фетисову, поддерживаемому клубами, предстояла недолгая перестрелка с президентом ФХР Александром Стеблиным, то Медведев ввязался в настоящую войну с его преемником — Владиславом Третьяком. Поначалу стороны хоть и спорили, но не вступали в открытую конфронтацию. Тем более, что инициативу «Газпромэкспорта» всецело поддерживали на самом верху. Эдаким смотрящим за проектом и независимой третьей стороной был поставлен Сергей Нарышкин — на тот момент вице-премьер РФ. Ну а о том, что идея создания КХЛ во многом принадлежит Путину, впоследствии говорил сам Владимир Владимирович.

Новая лига изначально задумывалась как международная и закрытая, то есть без обмена команд с Высшей лигой. Фетисов даже заручался поддержкой НХЛ, боссы которой готовы были консультировать потенциальных конкурентов. Медведев о тесных контактах с заокеанскими партнерами не говорил, но при этом признавал: КХЛ будет создаваться по образу и подобию НХЛ. Распределение хоккеистов по командам при помощи драфта, введение односторонних и двусторонних контрактов, отмена «налога на легионеров» и реально соблюдающийся жесткий потолок зарплат звучали как главные тезисы новой лиги. Кто бы мог подумать, что к жесткому потолку КХЛ придет лишь спустя 12 лет?

Так где же между «западниками» и «консерваторами» прошла трещина? Стеблин обвинял Фетисова в попытке разрушить российский хоккей. Ни много ни мало. Третьяк в отношении инициатив Медведева был более сдержан, но при этом и более конкретен. Лучший вратарь XX века был озадачен судьбой чемпионата России и определения его победителя. Владислав Александрович настаивал на том, что ФХР должна полностью контролировать новую лигу.

Сам Третьяк говорил об интересах сборной России и всего отечественного хоккея, но поссорились все, как это обычно и бывает, из-за денег. Якобы ФХР просила от организаторов новой лиги по $50 тысяч за каждый матч! По итогам сезона набегала бы колоссальная сумма — $34 миллиона. Столь завышенные финансовые требования можно было объяснить присутствием в проекте государственных корпораций. Третьяк и его правая рука Арутюнян пытались выжать максимум из сложившейся ситуации. Оргкомитет КХЛ в лице Медведева был готов поддерживать деятельность федерации, но в куда более скромных объемах. Говорилось о 125 миллионах… рублей.

Стороны активно пикировались в прессе. Медведев даже писал Третьяку открытое письмо. Звучали вполне справедливые вопросы о прозрачности деятельности ФХР. «Если мы даем вам деньги, то предоставьте полную отчетность!» — говорили люди «Газпрома». А в марте 2008 года будущий президент КХЛ встретился с представителями прессы, где выступил достаточно жестко. Медведеву категорически не понравились публичные заявления представителей федерации, которые в прессе раскрыли ход переговоров.

— Создается впечатление, что окружение Третьяка намеренно вводит его в заблуждение. Я намерен идти по пути сотрудничества до конца. Если вы помните, Третьяк написал письмо Путину, в котором обсуждались как финансовые вопросы, так и распределение контроля над лигой как «пятьдесят на пятьдесят» между оргкомитетом и ФХР. В субботу же фактически представители ФХР потребовали стопроцентного контроля над лигой. Мы такого не допустим, поскольку это идет вразрез как с мнением руководителей клубов и руководителей регионов, так и с интересами развития всего российского хоккея, — негодовал Александр Иванович.

На определенном этапе разногласия между ФХР и оргкомитетом КХЛ казались неразрешимыми. Вот-вот, и стороны бы зашли в тупик. Но спустя несколько дней после яркого спича Медведева договор был подписан. Лиге пришлось пойти на требования федерации по лимиту на легионеров. Третьяк продавил правило, по которому российский вратарь должен был провести 50% игр в регулярном чемпионате. Оставили и все международные окна, включая паузы на Евротур, хотя изначально планировалось, что на чемпионат мира в сборную отпускали бы только тех игроков, чьи команды уже вылетели из плей-офф. Прямо как в НХЛ.

Однако считать Медведева проигравшей стороной в этой битве с Третьяком было бы неправильно. Главного — стопроцентного контроля федерации над лигой — удалось избежать. ФХР сохранила ключевое слово только по вопросам, связанным со сборной. Тогда как для решения задач лиги хватало согласия учредителей и клубов. Удалось достичь и консенсуса по денежной компенсации, за которую права на проведения чемпионата страны перешли от ФХР к КХЛ. Любопытно, что Третьяк неоднократно отмечал важность того, что официальное название новой лиги звучит как «Открытый чемпионат России — первенство КХЛ» и никак иначе.

В марте 2008 года Медведев и Третьяк договорились о передаче прав на проведение чемпионата России сроком на три года. С тех пор ФХР и КХЛ регулярно подписывают новые соглашения, но уже без жарких споров и разногласий. Обострились отношения между сторонами разве что после Олимпиады в Сочи, когда сезон-2014/2015 было принято провести без пауз на Евротур. Исключением стал домашний Кубок Первого канала. До него, впрочем, Медведев в должности президента КХЛ не дотянул. В конце ноября его сменил Дмитрий Чернышенко. С тех пор борьба за власть в российском хоккее прекратилась. Но пошел ли штиль ему на пользу?

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх