Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

Американец оскорбил российский клуб и получил жесткий ответ. «Нефтехимик» назвал Гальярди балластом

Американец оскорбил российский клуб и получил жесткий ответ. «Нефтехимик» назвал Гальярди балластом

По ходу прошедшего сезона североамериканский хоккейный подкаст Spittin’ Chicklets стал очень популярен в России. Все благодаря тому, что наша страна в целом и КХЛ в частности — две часто обсуждаемые темы в этом подкасте. Авторы регулярно приглашают в эфир экс-хоккеистов, поигравших в российской лиге, и пытаются вытащить из них побольше адовых историй. С этой миссией они справляются очень неплохо. Очередным гостем Spittin’ Chicklets стал бывший форвард хорватского «Медвешчака», нижнекамского «Нефтехимика» и рижского «Динамо» Ти Джей Гальярди.

«После сезона в Швеции я подписал пробный контракт с «Сент-Луисом», но не пробился в состав и поехал домой. Какое-то время бездельничал, а потом понял, что мне нужно поиграть. После Рождества подписал контракт с «Медвешчаком» на месяц, просто чтобы освоиться в лиге. Знал, что потом уеду, у меня были варианты.

Одна из команд называлась «Нефтехимик», это в Нижнекамске, городе, о котором никто никогда не слышал. Это настоящая дыра, город входит в топ-3 дыр в КХЛ. Но они платили больше других, кроме зарплаты там были сумасшедшие бонусы за победы и очки. Я сказал: «Осталось два месяца, потерплю». Отправил жену домой и поехал туда один. Я в такой попе мира никогда в жизни не был!

Все на русском, тренер говорит на русском, занятия тоже на русском. Чувствуешь себя зомби.

Деньги платили хорошие, но со мной там случилась безумная вещь. В одном матче пропустил удар сзади и повредил кисть, мне сделали МРТ, перелома не было, но сказали, что нужно отдохнуть недельку, прежде чем брать в руки клюшку. Конечно, все это мне сказали через «Гугл транслейт». На следующий день прихожу на арену, думал позаниматься в зале, проверить запястье. В тот день была игра, и ко мне подходит наш тренер вратарей, он единственный, кроме главного тренера, говорил на английском. Он сказал, что Наззи хочет меня видеть. Нашим тренером был Андрей Назаров, который был тафгаем в НХЛ.

Захожу к нему в кабинет, и он спрашивает, что у меня с запястьем, есть ли перелом. Я все ему рассказываю, и он говорит: «Хорошо, мы тебе сделаем укол, чтобы ты смог сыграть». Я думаю: «Ну, ничего, мы играем с каким-то отстоем, ничего страшного не будет». Иду к врачу, он спускает мне штаны и делает укол в попу. Я сыграл, все было в порядке, но вечером мне стало дико плохо, тошнило и все такое. Я не понимаю, что происходит. На следующий день мне сделали, наверное, 100 уколов в вену, а еще через день я снова играл.

Меня не били, не толкали, вообще практически не касались, но после матча я едва ходил, а бедро просто разрывало от боли. И я думаю: «Так, никто меня не хитовал, я не падал, ничего необычного не было. Что-то тут не так». В общем, мне опять сделали МРТ, командный врач посмотрел результаты и сказал, что все в порядке и я могу играть. Но к тому моменту я почти не мог ходить. Набрал агенту, сказал, что у меня что-то серьезное с бедром и чтобы он звонил генеральному менеджеру и разбирался, что будет дальше. В Нижнекамске больницы были вообще жуткие, как в 1940-х. Просто отвратительные.

Генеральный менеджер предложил либо остаться и лечиться у наших врачей, либо ехать в Москву за свой счет. Я в тот же день улетел в Москву и прошел все обследования. Оказалось, что мне занесли инфекцию в бедро, когда делали укол в попу. Это был не стафилококк, а какая-то странная инфекция, которой можно заразиться только через укол. Пришлось посидеть на жестких антибиотиках, потом спорить с клубом о размере последней зарплаты. Агент сказал, что я должен приходить на арену каждый день, светить лицом, и тогда мне заплатят. Я целый месяц ходил на арену, потом вернулся домой, и мне перевели последнюю зарплату» (перевод телеграм-канала «Эпицентр»)

Спустя несколько дней «Нефтехимик» решил ответить Гальярди. Причем сделал это в социальной сети «Вконтакте», в которой американец вряд ли прочтет послание в свой адрес.

«Честно говоря, байки мистера Гальярди очень рассмешили. Похоже, что, завязав с хоккеем, Ти Джей решил переквалифицироваться в стенд-ап комика, но пока выходит так себе. Ведь в подкасте мы не услышали о танцующих под балалайку медведях на улицах Нижнекамска, о пьяных мужиках в ватниках и шапках-ушанках, а также о свирепых морозах, от которых отмерзает все. Недорабатываете, мистер Гальярди, маловато клише в вашем монологе.

Для себя вы обнаружили «задницу мира» в Нижнекамске, но мы рекомендовали бы вам, мистер Гальярди, заглянуть в свою статистику во время выступления в составе нашей команды. Вас, игрока с неплохим послужным списком в НХЛ, приглашали в «Нефтехимик», чтобы помочь ему добиться поставленной цели. Однако в то время, когда другие легионеры были лидерами коллектива, вы оказались его балластом».

Отдельно по Гальярди прошелся врач-травматолог Георгий Чебышев, в то время работавший в нижнекамском клубе.

«Ти Джей к нам пришел из загребского «Медвешчака». Это было ближе к концу сезона, перед самым дедлайном. По приезде игрок заявил, что он вегетарианец. Кстати, за любовь к фруктам и овощам ребята сразу дали ему кличку Авокадо. То, что он вегетарианец, сразу вызвало у нас удивление и одновременно опасение за его здоровье. Ведь хоккей — очень энергозатратный вид спорта, и без полноценного питания трудно ожидать от игрока отдачи. К сожалению, в дальнейшем все наши опасения подтвердились. Но обо всем по порядку.

В одной из игр, если не ошибаюсь, в Ярославле с местным «Локомотивом», Гальярди получил травму кисти руки. Как обычно бывает в таких случаях, по приезде домой сделали ему рентгеновский снимок и компьютерную томографию, которые показали, что у Гальярди банальный ушиб, который при соответствующем лечении проходит за 3-4 дня. Перед следующей игрой со «Слованом», которая состоялась через 5 дней, мы тем не менее сделали ему обезболивающую инъекцию, разрешенную Медицинским регламентом КХЛ.

Спустя некоторое время Ти Джей стал жаловаться на правый тазобедренный сустав. Магнитно-резонансная томография показала признаки воспаления. Дело в том, что суставы хоккеиста из-за специфического питания не получали в достаточном количестве микроэлементов. Потому они не выдерживали тренировочных и игровых нагрузок. Я так и сказал Гальярди, что он должен питаться нормально, в противном случае суставы будут разрушаться.

Парню обследование, проведенное в Нижнекамске, не понравилось. Тогда мы рекомендовали ему обратиться в Европейский медицинский центр, который находится в Москве. Проезд, проживание и питание было за счет ХК «Нефтехимик». Хоккеист заплатил только за консультацию. В итоге московские врачи подтвердили наш диагноз и для лечения назначили один антибиотик, подчеркиваю, в таблетках. И то, что мы якобы ему занесли инфекцию при уколах, — это бред сивой кобылы. В то время он пострадал еще и от кишечной инфекции. Дело в том, что Ти Джей в силу своих убеждений отказался от обычной еды. Но на хоккейной базе его всегда ждал вегетарианский стол. Тем не менее питался он в каком-то вегетарианском кафе за свой счет. И после очередного приема пищи отравился. В больницу идти канадец категорически отказался. Тогда нам пришлось его лечить у себя на базе».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх