Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Писали: «Хочешь похайпиться на беде». Помощь на карантине, новый контракт, интерес из Америки — интервью Красикова

«Писали: «Хочешь похайпиться на беде». Помощь на карантине, новый контракт, интерес из Америки — интервью Красикова

К 24 годам за плечами Красикова уже четыре сезона за «Сибирь». Нынешний год выдался особенно удачным: Алексей улучшил свои статистические показатели, а новосибирская команда впервые за четыре сезона вышла в плей-офф, где в первом раунде обыграла «Автомобилист». Через полтора месяца после досрочного завершения сезона из-за пандемии коронавируса Красиков подписал новый трехлетний контракт с клубом из Новосибирска. Чуть ранее он сделал другой, более важный поступок для города, в котором играет.

Благотворительность

— Общественность восхитило ваше желание помочь нуждающимся с продуктами во время карантина. Как эта идея вам пришла в голову?— Мы с Илюхой Морозовым как-то сидели, общались после тренировки и обсуждали, как Виталий Кравцов решил помогать людям во Владивостоке. Мы подумали, что в такой ситуации можем сделать то же самое в Новосибирске. Так зародилась наша идея помочь тем, кто нуждается, и подать пример для тех, кто может помочь.

— Как вы искали тех, кому нужна помощь?— Началось все с моего поста в инстаграме о том, что можно писать нам с Ильей в директ. Стали обращаться не только те, кому нужна помощь, но и другие люди, которые знали тех, кто нуждался. Нам давали контакты многодетных матерей, пенсионеров, которые не могут выйти в магазин.

Очень помог клуб, а также некоторые общественные организации. К примеру, благотворительный фонд «Добродомик», помогающий пожилым людям. Мы у них взяли около 20-30 адресов на первый день. Это бабушки, которые самостоятельно воспитывают маленьких детей. Были просто пенсионеры, которые в силу возраста не в состоянии сходить за продуктами. Мы постарались за эти несколько дней помочь всем, кому смогли. Много людей откликнулось на помощь в развозе продуктов. Волонтеры-добровольцы доставляли даже в область.

— В основном люди, которым нужна была помощь, это были пенсионеры? Или были и молодые семьи, в которых взрослые потеряли работу?— Были люди разного возраста. Не только пожилым нужна была помощь. Из-за коронавируса и режима самоизоляции многие потеряли работу, люди заплатили кредиты, потому что боятся потерять дом, а на еду денег просто не хватило. Банальные подгузники детям не могли купить. Таким людям мы старались помочь в первую очередь. Были и те, кто просто скидывал номер карты и просил перевести деньги. Мы посчитали, что так делать будет не очень разумно, и старались помогать именно продуктами и лекарствами.

— Виталий Кравцов рассказывал, что многие нуждающиеся посчитали его желание помочь разводом и послали далеко и надолго. Сталкивались ли вы с такой реакцией?— К сожалению, было и такое. В директ писали: «Хочешь похайпиться на беде», «Никому не поможете, все вы одинаковые» и дальше в таком духе. Я старался не обращать внимания на такие комментарии, а просто помогал людям.

Жизнь на самоизоляции

— Как у вас проходит карантин?— В сезоне очень мало времени проводишь с женой и ребенком, а сейчас оно появилось. С одной стороны, здорово, что я могу наблюдать, как растет и развивается мой сын. Но с другой, карантин ограничивает очень многие сферы деятельности: ты не можешь с ребенком выйти погулять в парк, сходить в зоопарк, в кино, выехать на прогулку. Сейчас это и опасно, и запрещено. Двоякая ситуация получается. Хочется поскорее все это пережить, чтобы все были здоровы. Дома на карантине занимаемся с женой спортом. Правда, по очереди. То я играюсь с ребенком и укладываю его спать, а она делает упражнения, то наоборот. Нужно в любом случае поддерживать себя в форме. Когда хоккей вернется, мы должны быть готовы.

— С маленьким ребенком тяжело в четырех стенах?— Он еще маленький — восемь месяцев. Так что ему дома хорошо. На улице он только спит в коляске. Сейчас на балкон ставим коляску, качаем его, и сын засыпает. Дома с ним интересно: я постоянно смотрю, как он растет, какие у него новые движения появляются.

— В Новосибирске люди ответственно подошли к вопросу самоизоляции?— По моим ощущениям, довольно ответственно. На улицах не так много людей, большинство выходят только в магазин или аптеку. Считаю, что люди молодцы. Поэтому и ситуация в городе более или менее под контролем.

— Вы часто выходите за продуктами или только доставкой пользуетесь?— Славу богу, магазин у нас прямо рядом с домом. Иногда приходится выйти за продуктами, если чего-то нет в доставке. Детскую еду нужно самому покупать. Также приходится гулять с собакой, его в четырех стенах не запрешь. Но я соблюдаю все меры предосторожности: надеваю перчатки, маску, антисептик в два кармана. Плюс людей сторонюсь, держу дистанцию. Если каждый будет ответственно относиться к своему здоровью, то мы быстро победим эту заразу.

Новый контракт в КХЛ

— Сложными ли были переговоры с «Сибирью»?— Переговоры были конструктивными и продуктивными. Обе стороны выслушивали друг друга и в итоге без особых проблем пришли к одному мнению. Не скажу, что переговоры были сложными, скорее разумными. Все получилось очень удачно и довольно быстро. Я счастлив, что остаюсь в Новосибирске еще на три года.

— Удивил как раз срок — три года. Чье это было желание: ваше или клуба?— Это в России срок в три года считается большим. Но у нас несколько лет назад Александр Шаров подписывал контракт на четыре года. Это тогда никого особо не удивило. Не считаю, что три года — большой срок. Это время пролетит как мгновение. Главное выбрать организацию, в которой ты хочешь играть и тебе там комфортно. Мне нравится играть в «Сибири», находиться в этом городе, поэтому я только рад такому сроку.

— Учитывая введение жесткого потолка зарплат, пришлось ли вам пойти на уступки в финансовом плане?— Нет, на моем контракте это никак не отразилось. Повторюсь, что переговоры были очень разумными, и в них учитывалось абсолютно все, в том числе и потолок зарплат. Считаю, что жесткий потолок хорош для уравнивания конкуренции в лиге.

— В прессе сообщали, что переговоры затянулись, потому что ваш агент потребовал очень большую, в районе 45 млн рублей, для вас зарплату?— Я не могу разглашать условия контракта, но огромных денег не было запрошено от клуба. В конечном итоге и меня, и клуб устроила и сумма соглашения, и его срок.

— Серьезны ли были разговоры о вашем переезде в НХЛ?— Разговоры действительно были, интерес был. Но взвесив все «за» и «против», я понял, что мне есть много чего доказывать в КХЛ. Гораздо лучше для моего развития будет остаться в Новосибирске и здесь выйти на новый уровень. Возможно когда-нибудь я попробую свои силы за океаном, но не в ближайшие три года.

— Какие клубы вами интересовались?— К сожалению, не могу их назвать. С несколькими клубами я общался, а интересовалось мною немного больше команд.

— Почему вы все-таки не воспользовались шансом уехать в Америку? Не увидели должного интереса, поняли, что не сможете сразу попасть в НХЛ?— Сложилось несколько факторов: ситуация в мире, рождение ребенка, общение с моей семьей, отношение «Сибири» ко мне. Я увидел то, что им нужен, что могу помочь клубу. Именно поэтому я и принял такое решение.

Конкуренция среди вратарей

— По статистике у вас один из лучших сезонов в карьере. За счет чего добились прогресса?— За эту статистику я могу сказать огромное спасибо всей команде, которая ложилась под шайбу, отлично играла в обороне. Ребята подчищали в моментах, когда мне могли забить. Нельзя сказать, что статистика показывает только то, что я в порядке. Без команды, где все друг за друга, никогда у вратаря не будет хороших показателей.

— Правда ли вы такой вратарь, для которого конкуренция внутри команды просто необходима для роста?— Мне кажется, любому спортсмену конкуренция идет только на пользу. Ты видишь, как играет твой партнер, твой конкурент. Он играет хорошо, а ты в этот момент сидишь и думаешь: «А чем же я хуже?» У тебя есть бешеное желание выйти и показать, что ты можешь быть только лучше. Это идет на пользу команде.

— Прошлым летом вы понимали, что Сятери будет первым номером?— Я бы не сказал, что в этом сезоне сыграл сильно меньше, чем Сятери. Я никогда не буду себя позиционировать как второй вратарь. Если человек говорит, что он второй номер, согласен со своей ролью и смирился с ней, то какой смысл ему дальше играть в хоккей? Я понимал, что Харри сильный голкипер, что мне нужно будет показывать хорошую игру, чтобы тренер мне доверял. Получилось сыграть 30 матчей за регулярный чемпионат — это почти половина. Считаю, что это вполне хороший результат. Когда в команде два сильных вратаря, это очень здорово для коллектива.

— Не всегда у вратарей в команде складываются дружеские отношения. Смогли ли найти общий язык с Харри?— Сятери — отличный человек что на льду, что вне его. Не могу ничего плохого о нем сказать. Мы отлично общаемся, иногда можем посмеяться. С тренером вратарей всегда разбираем наше выступление, чтобы видеть все ошибки, которые допускаем. Когда один играет, а другой сидит на лавочке, то в перерывчике можем сказать друг другу: «Давай-давай, осталось 10 минут, потерпи». В общем, у нас сложились отличные рабочие отношения. Но при этом мы не забываем о конкуренции на каждой тренировке.

— «Сибирь» три года подряд не выходила в плей-офф. По ходу сезона это давило на вас, добавляло больше ответственности?— Мы понимали, что уже несколько раз подвели наших болельщиков, и пора бы уже подарить плей-офф городу. Все осознавали, какая на нас лежит ответственность. При этом тренерский штаб делал так, чтобы эти мысли на нас не давили и не мешали играть.

Как похудеть на 26 кг

— После того, как вы прошли «Автомобилист» в пяти матчах, было ощущение, что способны и до финала конференции дойти?— Не было никакого ощущения, была полная уверенность в своих силах и друг в друге. Мы очень хорошо готовились ко второму раунду и понимали, что можем достичь высокого результата.

— Представляю, как игрокам «Сибири» было сложно принять новость о том, что сезон будет досрочно завершен.— Мы были готовы вылетать на игры с «Барысом», собрали все вещи, а тут приходит новость, что нужно ждать. В итоге все отметилось. Мы действительно очень расстроились, потому что чувствовали, что способны на многое.

— В последние годы у «Сибири» каждый сезон серьезно обновлялся состав, сейчас команда изменится не так сильно. Это придает уверенности, что в следующем сезоне все будет только лучше?— В прошлом сезоне мы смогли оставить большую часть основных игроков. В этом получилось сохранить практически всех ребят. И это очень хорошо. Мы друг друга отлично знаем, ребята сыграны. Это точно придает больше уверенности. Мы просто продолжим успешный сезон.

— Два года назад вы сбросили 26 кг за несколько месяцев. Что вас сподвигло на такой поступок?— Это началось пять лет назад перед моим первым сезоном в КХЛ. Я понимал, что мне нужно соответствовать той лиге, в которой буду выступать.

— Говорил ли вам кто-то тогда, что вам надо похудеть?— Ну я же не дурак, все сам понимал. Если я не буду физически готов, то просто умру после первого периода КХЛ. Наш тренер вратарей Константин Капкайкин занимался со мной все лето. Это принесло свои плоды.

— От какой еды вы отказались полностью?— Ничего сверхъестественного. Убрал сахар, соль, фастфуд. Держал диету 100-150 гр углеводов в день, 1500-2000 калорий в день. Этого вполне достаточно при тренировочном процессе, чтобы бешено худеть. Прям действительно бешено.

— Сложно удерживать нынешний вес?— Нет, совсем не сложно. Просто надо заниматься спортом и никакого обжорства. Лучше не злоупотреблять сахаром, солью, газировкой. Иногда, конечно, можно съесть шашлычок, но потом лучше пару часов велосипед покрутить.

— Получается, что лишний вес был связан с переходным возрастом?— Вполне вероятно. Но я не углублялся. Забыл о нем, как о страшном сне. И сейчас все хорошо.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх