Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Сейчас живу от зарплаты до зарплаты». Денис Бояринцев — о «Спартаке», встрече с Роналду и тяжелой аварии в Казани

«Сейчас живу от зарплаты до зарплаты». Денис Бояринцев — о «Спартаке», встрече с Роналду и тяжелой аварии в Казани

После насыщенной игровой карьеры (10 клубов за 19 лет) Денис Бояринцев строит тренерскую: начинал в дубле «Торпедо» и в «Носте», выводил ивановский «Текстильщик» в ФНЛ (и признавался лучшим коучем группы «Запад» ПФЛ), а два месяца назад вошел в штаб «Камаза». Но сразу после сборов в Турции команду закрыли на карантин.

Корреспондент Sport24 Владислав Флегонтов поговорил с Бояринцевым и услышал тонну историй:

Почему не открыл свой бизнес и за счет чего живет сейчас;Как Бояринцев попал в аварию в Казани и вылетел в реку, но остался жив;Кто из игроков «Спартака» напоминал футбольный компьютер;Однажды в матче Бояринцева болельщик выбежал на поле и отменил пенальти — что это было?Чем впечатлял Карпин и что не хватало Бояринцеву от Фигу, чтобы играть в «Интере»?

— «Камаз» на самоизоляции. Соблюдаете режим?— Конечно. Есть определенные предписания, которые мы получили в аэропорту. Сейчас — 14 дней карантина, все под домашним арестом.

— Будете сдавать тест на вирус?— Думаю, нужно это сделать, хотя никаких предпосылок к этому нет — все чувствуют себя хорошо. «КАМАЗ» был на сборах с 5 марта, мы были свидетелями того, как опустошался отель. Иностранцев вывезли, остались только футбольные команды. С нами находились «Иртыш» и «Носта».

Туристов в отеле почти не было.

— Думаете, жесткие меры оправданы? Как вы сами относитесь к вирусу?— Среди моих знакомых нет зараженных, но люди, которые бьют тревогу, знают больше. Не думаю, что какая-то паника должна быть. Просто нужно соблюдать определенные процедуры. Если все это будут делать, то скоро эта зараза сойдет на нет.

— Например, запастись гречкой.— У меня супруга все подготовила! Выходить из дома нельзя, через 3-4 дня нам еще привезут продукты. Мы же оставили данные в аэропорту, нам вообще нельзя никуда выходить. В любой момент может прийти участковый или еще кто-то. Тех, кто приехал из-за границы, сейчас проверяют. Это правильно!

— Но супермаркеты опустошают вообще все.— Все индивидуально. Кто-то считает, что нужно запастись продуктами или той же туалетной бумагой. Кто-то более спокойно к этому относится. Лично я считаю, что не нужно запасаться на полгода вперед.

— В Набережных Челнах зафиксировали первый случай заболевания коронавирусом. Вы сейчас в Татарстане или Москве?— Я дома в Москве. Сидим и никуда не выходим, пока для жизни все есть.

— Все думают, что делать с сезоном в РПЛ. Доигрывать? — Когда ситуация с вирусом закончится, примут какое-то решения. Но это может затянуться. Есть идеи аннулировать этот чемпионат и начать новый — как вариант, скоро уже май. Когда играть-то? Там уже и новый чемпионат пора начинать. Если будет время доиграть, то это обязательно нужно сделать. Хотя я склоняюсь к тому, чтобы аннулировать этот чемпионат и начать новый.

— А что делать с еврокубками?— Пусть останутся те результаты, которые были в прошлом году. Те, кто участвовал в еврокубках, будут и в следующем сезоне. Не знаю, правильно это или нет, но если обнулить этот чемпионат, то этот вариант, на мой взгляд, будет логичным.

Чемпиона не будет. А команды, которые стоят на вылет, остаются. Новый чемпионат стартует, и получится, что просто мы пропустим год. Вот и все. Но еще раз: многое будет зависеть от того, насколько затянется эта история.

— В «Текстильщике» вы были главным, а в «Камазе» — только помощник. Это шаг назад?— Я так не считаю. Да, я работал главным тренером, но сейчас пришел помогать Михаилу Владимировичу [Белову] — человеку, который на протяжении многих лет был со мной. Я помню времена, когда мы вместе играли в «Носте». И тренерскую деятельность я начал именно с Михаилом Владимировичем в «Торпедо». Я вернулся к опытному человеку, у которого могу многому научиться. Тренерская деятельность — это вечная учеба.

— Что не получилось в «Текстильщике»? Вы резво начали, впервые за 12 лет вывели команду в ФНЛ, но в декабре вас уволили.— Главное — не получилось пригласить людей, которых я хотел видеть в команде. Вопрос комплектования был очень важным. Конечно, я говорил об этом руководству. Дело было в финансах, раз мне не пошли на встречу. В целом была классная команда, но для игр в ФНЛ, конечно, нужно было укрепиться. Получилось минимально. Но я доволен своей работой и ребятами. Ответственность с себя не снимаю. Было чувство невыполненного долга и осознание, что не дал лучшего результата. Увольнение — это часть нашей работы.

— Расскажите самую дикую историю из низших лиг.— О, она случилась в самом начале тренерской деятельности. Первый раз в жизни увидел, как человек спустился с трибуны и отменил пенальти. Счет был, по-моему, 1:1. Судья назначил пенальти, но после разговора со спустившимся с трибуны человеком отменил решение. Хотя все готовились пробить, мяч поставили на отметку. Я был в шоке! Тот матч мы проиграли 1:2.

— С судьями там совсем плохо?— На самом деле, есть очень сильные и во второй лиге. А есть те, кто идет в судейство, но при этом плохо понимает внутреннюю составляющую игры. Такие люди с низкой квалификацией есть как в РПЛ, так и во второй лиге. И по каким-то причинам они продолжают судить.

— Как справлялись с поражениями: музыка, отдых, алкоголь?— Не вижу смысла в алкоголе. Сегодня ты напился и забылся, а завтра проблема не ушла. Редко и в хорошей компании можно выпить. Во время игровой карьеры — да, могли погулять, но, опять же, это никогда не мешало делу. На тренировку нужно приходить свеженьким, чистым, побритым. Историй, которые шли во вред тренировочному процессу, у меня точно нет.

— Файзулин рассказывал, как в Нальчике они всей командой выезжали на отдых с 50 литрами вина. У вас такое было? — В «Спартаке» выезжали на шашлыки, хотя там даже выезжать не нужно было. В Тарасовке есть место, возле беседки. Помню, при Старкове команда собиралась с женами, детьми. Все приезжали на базу и в теплой атмосфере проводили эти встречи. Ели мясо, выпивали по паре бокалов вина — нет проблем.

В «Рубине» тоже были такие посиделки, в то время капитаном команды был Сергей Харламов. Он всегда пытался после игр всех собрать. На самом деле, в каждой команде были такие традиции.

— Вы как-то сказали, что при весе 95 кг перестали узнавать себя. Сейчас сбросили лишнее?— Да, я же работаю помощником — бывают моменты, когда нужно подключиться. В квадрат поиграть или еще что-то. Сейчас я больше стал двигаться. Можно сказать, что уже в хороших кондициях. Могу даже выйти на тайм — во второй лиге меня должно хватить! Такого катастрофического веса, как раньше, больше нет. Сейчас 87-88 кг, но хочу еще скинуть. В идеале до 80.

— Как вам диета от Сергея Овчинникова: ест один раз в день, остается без завтрака и пьет по три банки пепси. — Спортивным людям, которые заканчивают карьеру, по питанию нужно себя в чем-то ограничивать. Не знаю, с чем связаны три банки пепси — это же калорийный напиток.

Но, чтобы поесть два раза в день, например, не вижу проблемы. Или без хлеба провести какой-то период — это все будет во благо организму. У каждого вес набирается по-разному. Но вот я, как оказалось, склонен к полноте. Если у Сергея такая же ситуация и если не ограничивать себя в чем-то, то можно заплыть сильно. Я вот тоже ограничиваю себя в мучном. Стараюсь хлеб не есть, особенно на сборах. От тортиков тоже отказываюсь. Но у каждого своя диета, свой организм.

— В 2003 году в Казани вы попали в аварию, в которой чуть не погибли.— Была плохая погода. Центр города, машину занесло — вылетел в реку. Но вылез живым и невредимым! Можно сказать, отделался легким испугом.

Хочу отметить качество машины — 1,5 часа в воде работали фары! Вот это было удивительно. Через три дня после ДТП играли с «Ростовом». Победили, а я забил два своих первых гола в РПЛ.

— Что Бердыев сказал?— Чтобы свечку поставил в церкви. На самом деле, второй день рождения.

— «Рубин» — один из главных клубов в вашей карьере. Чем еще запомнилась Казань и работа с Бердыевым?— Это было лучшее время, время моего становления. Для меня Казань после Москвы — второй дом, очень люблю туда приезжать! А работа с Курбаном Бекиевичем стала определяющей для моего карьерного роста. Он очень много сделал для меня. И в сборную я попал из Казани. Всегда вспоминаю столицу Татарстана с теплотой.

— Вы ведь и тренерскую стажировку у Бердыева проходили. — Когда приехал, увидел Курбана Бекиевича уже в другом качестве. Еще больше открыл его как человек. Ну то есть с ним очень интересно общаться в качестве игрока, а как тренер с тренером — это совершенно другие эмоции.

— Ходили слухи, что Бердыев брал откаты с зарплат футболистов.— Помню, кто-то что-то об этом говорил. Не хочу это обсуждать. Но могу сказать точно: когда я был игроком «Рубина», такого и близко не было. Бред какой-то.

— Вам не обидно, что сейчас футболисты зарабатывают в разы больше, чем в ваше время?— Конечно, не обидно. У каждого свое время. В мои годы мы ведь тоже зарабатывали больше, чем предыдущее поколение. Сейчас это поколение зарабатывает больше, чем мы. Ничего страшного в этом нет. Главное, чтобы после окончания карьеры было все хорошо. Пускай зарабатывают, чтобы могли обеспечивать себя и свои семьи.

— А вы что-то скопили? Есть какой-то бизнес?— Нет, к сожалению. Так получалось, что всегда была необходимость в чем-то. Например, купить квартиру. Потом дача, дом построить. Не было возможности, чтобы в какие-то проекты влезть. Всегда жизнь диктовала свои потребности, поэтому никаким бизнесом я не занимался. Сейчас живу от зарплаты до зарплаты. Живу как все люди.

— В «Спартаке» вашей самой узнаваемой фишкой стали голы на последних минутах. Это больше фарт или желание пробиться в основу?— Прежде всего это огромное желание быть полезным. Когда сидишь на замене и смотришь со стороны игру, всегда испытываешь чувство неудовлетворенности. И когда я получал игровые минуты, то всегда хотел доказать свою состоятельность.

Например, самый яркий гол в карьере для меня — «Нальчику» на 96-й минуте. Мне даже женщина в аэропорту, которая проверяет багаж, однажды сказала: «Денис, гол «Нальчику» — это что-то». И тогда я понял, что раз женщина делает такой комплимент, значит, он действительно самый крутой.

— С кем-то из того «Спартака» поддерживаете связь?— Когда Войцех Ковалевски приезжает в Москву, встречаемся с ним. С Максом Калиниченко, с Сашей Павленко. Периодически с Егором Титовым видимся. Но чаще всего общаюсь с Лешей Зуевым.

— Во втором сезоне в «Спартаке» случилась легендарная поездка на игру с «Интером» на метро. Помните, как это было?— О! Как это забыть! На Лигу чемпионов на метро — это на всю жизнь. Мы выехали как обычно, было сопровождение ГАИ. На Проспекте Мира еще смогли объехать большую пробку, а когда выехали на Садовое Кольцо, даже сопровождение нам не помогло. Встречный поток тоже стоял, протиснуться было нереально. Сначала шутили, что сейчас на метро поедем, а когда еще час простояли на одном месте, действительно решили спуститься в подземку. Сумки в зубы — и вперед. Помню, как много было болельщиков — все ехали на матч. В итоге мы и фотографировались, и автографы раздавали.

— 29 марта — ровно 11 лет со дня смерти Владимира Федотова. Чем он запомнился?— Очень хорошим юмором, таким — советским. Владимир Григорьевич мог разрядить любую ситуацию! Помните его пресс-конференцию, когда зазвонил телефон, а на рингтоне — гимн Лиги чемпионов? Вот он такой и в жизни был: очень душевный, добрый. И, конечно, опытнейший тренер, который работал с мэтром футбола, Константином Ивановичем Бесковым.

— Самый сильный футболист в «Спартаке», с которым вы играли?— Титов. Мне как крайнему полузащитнику играть рядом с таким футболистом — чистое удовольствие! Сразу вспоминается его передача, когда я забил «Динамо» в «Лужниках». Егор — это футбольный компьютер. Не знаю, когда еще появится такой футболист в «Спартаке».

— В 2007-м «Спартак» был близок к титулу. Вынос Домингеса из пустых ворот, который принес чемпионство «Зениту», — самый обидный момент сезона?— Да, тот эпизод если не самый трагический в карьере, то очень близкий к этому. Наверное, футбол и хорош тем, что он настолько непредсказуемый. Ведь в том году мы обыграли «Зенит» и в Кубке, и в Питере. Но в концовке они нас обогнали. У нас в раздевалке было огромное опустошение. Чемпионство, можно сказать, уплыло из рук.

— После этого вы ушли в «Шинник», но вернулись в «Спартак» в 31 год.— Помимо «Спартака», звали «Динамо» и «Локомотив». А уход из «Спартака» был связан с тем, что большую часть времени я проводил на лавке, выходя на замену, хотя по статистике провел больше всего матчей.

Поэтому в «Шинник» перешел из-за амбиций и желания больше играть. В Ярославле у меня все получалось: я провел отличный сезон, наколотил много голов. Жаль только, команда вылетела.

А когда поступило предложение от Карпина, я даже не думал. Получается так: ушел из «Спартака», чтобы вернуться в команду на коне. Правда, спустя два года снова покинул клуб. Там произошло много разных событий… Сейчас понимаю: зря я тогда в «Сатурн» дернулся, нужно было оставаться и спокойно доигрывать.

— С Карпиным многие ругались. Какие у вас были отношения?— Все было нормально, по-рабочему, так сказать. Мы и сейчас видимся, общаемся. Тогда Георгич только начинал карьеру. Но прежде всего Карпин запомнился тем, что когда подключался к тренировкам, то мог фору дать многим футболистам. Он реально очень большой мастер.

— У вас в карьере есть шесть матчей за сборную России. Один из них — 1:7 с Португалией.— На тот момент они были очень сильны. Плюс все залетало — нас просто разорвали. Только начинал юный Роналду. В тот вечер он мне позвонки покрутил, конечно, нормально!

— Чувствовалось, что Роналду — будущая мировая звезда? — Такого игрока на всю жизнь запомнишь: очень быстрые ноги, еще эти финты… Остаться один в один с ним — без шансов. Я ни разу не смог у него отобрать мяч за все время, которое находился на поле. Поэтому, да — было видно, что в будущем это игрок высокого уровня. Так оно и произошло.

— Самый крутой футболист, против которого вы играли?— Луиш Фигу. Мне бы его технику со своей скоростью, я бы тоже в «Интере» играл.

— О чем сейчас мечтает Денис Бояринцев?— Хочется реализовать себя в тренерской деятельности. Если коротко, то возглавлять хороший клуб, который играет в Лиге чемпионов. Нужно к этому стремиться. А как иначе без мечты?

— Многие спортсмены после карьеры идут в политику. Вы не собираетесь?— Я вообще не лезу в политику. Наверное, это неправильная позиция…

— За поправки в Конституцию пойдете голосовать?— Я о них ничего не знаю, поэтому пока не берусь о них судить. Если эти поправки в будущем сыграют положительную роль, то пусть они будут. Но сначала нужно ознакомиться с ними. Так что сейчас у меня вот такая нейтральная позиция.

— Но про уровень жизни и зарплат учителей вы же знаете. Недавно Беленов сказал, что его родители получают пенсию в 12 тысяч рублей.— Да, я читал. Конечно, мы хотим, чтобы у наших родителей была достойная пенсия. Если нет какой-то поддержки от молодежи старикам, то им тяжело живется. Люди отдают стране свое здоровье: кто на предприятиях, кто еще где-то. Хочется, чтобы послерабочий остаток жизни у пенсионеров был достойнее. Чтобы они могли ездить и отдохнуть куда-то, а не считали копейки, чтобы купить молоко и хлеб.

В Москве в этом плане полегче, мне кажется. Но нужно, чтобы везде пенсионеры жили достойно. Мы вот приезжаем на сборы, а там в основном европейские старики. Наши же без помощи детей эти поездки не могут себе позволить. В этом плане мы, конечно, отстаем.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх