Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Никогда не брал денег из СБР. Только вношу». Драчев — о Логинове, тренерах сборной, допинге и возможной отставке

«Никогда не брал денег из СБР. Только вношу». Драчев — о Логинове, тренерах сборной, допинге и возможной отставке

Правление Союза биатлонистов России проголосовало за внеочередную отчетно-выборную конференцию. Там могут досрочно сменить президента федерации. Место Владимира Драчева сейчас под угрозой. Он может недоработать до Олимпиады в Пекине, но не боится этого. К уходу последний обладатель Кубка мира реально готов. Об этом и многом другом он рассказал в прямом эфире инстаграма. Sport24 выделил самое важное.

О разногласиях с Правлением СБР

Сейчас надо спокойно работать, всех выслушать и потом принять решение. Может, я прав, может, другие правы. Сейчас главное — найти единственное верное решение.

Правление не совершенно против меня, но есть некоторые разногласия. Нужно не рушить все, а идти теми дорогами, которыми мы идем, постепенно поднимая российский биатлон. Есть тенденция большей части правления — все переломать и сделать все по-новому. То есть даже не по-новому, а вернуться к старому. Мы однозначно двигались правильно: посмотрели весь резерв, создали две команды.

Основной момент разногласий — состав тренерского штаба.

О новом тренерском штабе

Все началось с того, что мы поручили Польховскому провести отчеты тренеров, раздать их регионам и собрать информацию по предложениям по новым тренерам. В итоге мы получили 22 предложения регионов, их около 50.

В итоге кто проводил выборы, тот их и выиграл. Потому что многие не получили информацию, кто-то вообще не знал, что она собирается. Поэтому я и предлагал собрать более полноценные данные. Если все 50 регионов скажут, что Польховский, Кабуков и Королькевич должны стать тренерами, то какие проблемы? Но даже Редькин сказал, что выборы были проведены некорректно.

Королькевич и Кабуков — совершенно неприемлемо для России. Может, для Казахстана и Белоруссии это были подходящие кандидатуры. Ребята, мы же не можем вот так рисковать в предолимпийский сезон, тем более он будет такой сложный. Странно рассчитывать на то, что придут тренеры, которые вообще спортсменов не знают, и все у нас получится.

У Королькевича, кроме Юрьевой и Старых, еще словенка Грегорин попалась на допинге. У нас же задача в том, чтобы сборная России была чистейшей. Мы не брали тренеров, которые даже рядом проходили с допинг-случаями. Был целый пласт допинга, а сейчас говорим, что этих тренеров нужно опять взять.

Да и на что меняем? Ладно бы это был Зигфрид Мазе. Я бы поднял обе руки вверх и сказал: «Да, давайте соберем по рублю каждый и пригласим его». Но это не те тренеры, которые достойны работать в сборной. Польховский? Это не моя инициатива. Мне еще когда Нуждов его предложил, я сказал: «Зачем? Какой смысл?»

О допинге

Прошлые допинг-скандалы? Раньше у нас не существовало в законодательстве действий против тренеров и врачей. Теперь это есть. Но пока нецелесообразно этим заниматься, какой смысл уходить в это.

Допинг у Логинова? В тот момент я занимался совсем другими делами. Может, Логинов и прав. Кабуков говорит: «Саше надо пойти и признаться». А в чем признаться? Может, что-то было, может, не было. Но каким-то образом оно там оказалось. Логинов говорит: «Я не знаю». Это ведь тоже ответ!

Есть профессиональные доктора, которые этим занимаются. Вот были у нас врачи Дмитриевы. Они могли сказать, что сделают Логинову укол аскорбинки, и все. Или еще что-нибудь такое. Логинов мог и не знать про это. Ну не с губной помадой же попало, как у некоторых бывает.

Об отставке с поста главы СБР

Я стараюсь спокойно относиться к критике. У каждого есть свое мнение. Я остаюсь при своем, как и все остальные. А какое из них верное, покажет время. Но такие решения надо принимать не на удалении, а прорабатывать вместе.

Если мы хотим поменять всех тренеров, то об этом надо было говорить не на удалении, а сесть спокойно в январе и обсудить. Все должно было быть последовательно. На данный момент я категорически против новых тренеров.

У нас несколько миллионов человек разбираются в футболе, и только 22 человека в сборной ничего не понимают. Вот так и у нас. Все хотят, чтобы в один миг мы всех обыграли. Но это невозможно! Это процесс творческий. Сейчас есть много других вопросов. Если примет решение сообщество биатлона, что я не справился, то скажу так: сборная — это 10% работы, которую мы должны выполнять. А я выполнял все.

Сколько я ездил по стране, более 35 регионов, ездил постоянно. Не за один год и не за два года. Невозможно за полтора сезона что-то сделать. Понимаю, что все хотят результата сразу, чтобы мы обыграли Норвегию и Францию, но это невозможно. Чтобы сделать эту работу, нужно заложить фундамент в самом низу, в детском биатлоне, тогда пойдет, через 6-8 лет будут звезды, которых в советское время было море, сейчас нам все нужно восстанавливать. Сколько лет нужно для моей программы? Там юноши, юниоры, огромный пласт работы.

Если скажут регионы, что я плохо работал… Если человек работает, то нужно помогать ему, а не клевать. Многие из 24 авторов того самого письма, может быть, его и не видели. Коллеги, чтобы поднять биатлон, нужно работать вместе. А тут, если получится — молодец, не получится — заклюем. У людей мнения расходятся. Нам нужно не разъединяться, а объединиться и сделать шаги в развитии биатлона. А сейчас мы самую тяжелую ситуацию пытаемся сделать еще хуже.

Об ошибках в работе

Не готов сказать, что я сделал плохого. Какие-то моменты мы упустили. Мы потеряли в «вводных» этапах Кубка мира, когда была плюсовая температура. Мы уже нашли ошибку, готовы ее устранить, нашли специалистов, шлифт-машину. Как только попадаем на такие этапы Кубка мира — проигрываем по несколько минут.

О финансовых проблемах

У моей жены не было водителя. В октябре 2018 года она родила, да и до этого три месяца не ездила. Кому нужен водитель, если человек не пользуется транспортом? Я контролировал все ее выезды. Ладно, я спокойно к этому отношусь. Никогда не брал денег из СБР. Только вношу.

Почему спонсоров нет? Спонсоры появились бы, если федерацию восстановили на сентябрьском конгрессе. А взамен мы получили миллион евро долга. Если бы нам не нужно было его выплачивать, мы бы купили самую лучшую экипировку, платили премиальные и так далее. Все это из-за наших старых заслуг.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх