Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

Им восхищался даже Гретцки. История о том, как из великого центрфорварда Федорова сделали защитника

Им восхищался даже Гретцки. История о том, как из великого центрфорварда Федорова сделали защитника

Вряд ли кому-то в России стоит объяснять, кто такой Сергей Федоров. Для кого-то, возможно, это не самый удачный хоккейный управленец, но тех, кто вспоминает этого великого игрока по менеджерской работе в ЦСКА, все же меньшинство. Прежде всего это образцовый центральный нападающий. Важная часть Русской пятерки. Первый европеец, заслуживший «Харт Трофи». Первый русский, получивший «Селке Трофи» как лучшему форварду оборонительного плана. Позже эту награду монополизирует Павел Дацюк — его наследник в «Детройте». В конце концов, Сергей Федоров уникальный в своем роде универсал. Машина, умеющая делать на льду все и даже немного больше.

Кто такой универсал в хоккее? Порой такого громкого титула удостаиваются даже те, кто умеет без проблем менять фланги. Это понятие весьма размыто. Иногда можно встретить игроков, которые в детстве играли, скажем, в нападении, а во взрослый хоккей вступали уже защитниками. В 18 лет ты гибкий, буквально как пластилин. Что слепит тренер — то и вырастет. И куда сложнее менять позицию в зрелом возрасте. Причем по ходу сезона, с листа. Именно это произошло с Федоровым, когда легендарный Скотти Боумэн впервые опробовал его на позиции защитника.

Мы знаем Федорова как превосходного центрального нападающего, но в той же Русской пятерке он был центром только номинально.

Да, вставал на вбрасывания, но при игре без шайбы третьим снизу оказывался куда более опытный Игорь Ларионов. Профессор уступил фактурному Федорову игру на точке, но оборону брал на себя. Так что еще до опыта игры в обороне Сергей успел поиграть на позиции правого вингера. А уж совсем новый опыт он получил вынужденно. «Детройт» накрыла эпидемия травм, что подоткнуло Боумэна к нестандартным решениям. После того, как выбыл Крис Челиос, у «Ред Уингз» осталось всего пять защитников. Он предложил Федорову сыграть в обороне, но согласие получил не сразу.

«Тогда ты получишь 24 минуты. И больше не будешь волноваться о том, что у тебя 18-19. И еще ты будешь в паре с Лидстремом», — этот аргумент убедил Федорова, что какое-то время, проведенное в обороне, пойдет ему только на пользу. Сергей дружил со шведским защитником, а на выездах они даже жили в одном номере. Перспектива поиграть с Никласом в одной паре явно привлекала Федорова. Реальность превзошла все ожидания. Линдстрем — Федоров доминировали на льду. Им не было равных, пожалуй, во всей НХЛ. Правда, продлилось это недолго.

«Не считайте простым совпадением, что с переводом Федорова в оборону мы стали забивать больше голов. Команда теперь гораздо лучше играет в атаке, когда у нее на льду присутствуют, по сути, четыре форварда. Реалии современного хоккея таковы, что защитники должны не только отрабатывать в обороне, но и быть активными в нападении», — пояснял Боумэн.

Но все же большую часть времени Федоров-защитник провел бок о бок с Ларри Мерфи. Разбить Федорова с Лидстремом главный тренер «Ред Уингз» решил ради баланса. Сергей и Никлас были лучшими защитниками в команде, и их помощь была уместнее в разных сочетаниях. С ветераном и будущим Членом зала славы НХЛ Федоров тоже сыгрался достаточно быстро, будто они всю жизнь выходили на лед вместе.

«Прекрасный защитник, отменно читающий игру. У нас даже была фирменная распасовка — он принимал шайбу и ждал, когда я наберу скорость в своей зоне. А потом пасом на центр площадки отправлял меня к воротам соперника. Мы очень часто пользовались этой «коронкой». Вот и сейчас я применяю те приемы, которым научился в молодости. Стараюсь не избавляться от шайбы, а найти партнера и отдать пас», — рассказывал Федоров о Мерфи.

Федоров был настолько хорош в роли защитника, что генеральный менеджер «Детройта» Джим Деваллано был убежден: проведи Сергей весь сезон в обороне, обязательно бы претендовал на «Норрис Трофи» — приз лучшему защитнику сезона. И, кажется, он не шутил. К слову, за 30 лет присутствия наших хоккеистов в НХЛ ни один наш соотечественник «Норрис» так и не выиграл. Были номинации, а Сергей Зубов подбирался к этому трофею максимально близко, но ему не повезло играть в эпоху Лидстрема.

А чего стоит похвала от величайшего игрока всех времен и народов? «Это потрясающе, как он смог играть в защите. Знаю, что у меня так никогда бы не получилось. Я не умею так кататься», — так об игре Федорова-защитника отзывался сам Уэйн Гретцки. Было бы глупо, если бы никто не использовал универсализм Сергея в дальнейшем. Концовку сезона-2006/2007 Федоров также провел на позиции защитника. Он тогда играл за «Коламбус», который тренировал Кен Хичкок — известный адепт оборонительного хоккея.

«Когда у вас в команде такой универсал, нельзя его видеть только на одной позиции. Федоров невероятно умный игрок. Потрясающе контролирует шайбу, видит площадку. Он и в роли защитника очень хорош», — а так о Федорове отзывался главный тренер «Вашингтона» Брюс Будро, который в качестве «плана Б» также рассматривал вариант с переводом форварда-ветерана на позицию защитника. Правда, необходимости в этом так и не потребовалось. Как и в ЦСКА, когда 44-летний Федоров-менеджер готов был выйти на лед в официальном матче и даже провел несколько тренировок на позиции защитника. В итоге он сыграл только на Кубке Шпенглера, где занял более привычное место в нападении.

В истории Федоров остался первым русским в НХЛ, набравшим 1000 очков. Эталонным центральным нападающим, по которому нынче меряют Евгения Малкина, Евгения Кузнецова и всех мало-мальски перспективных игроков этого амплуа. Легенда, спору нет. Но кем бы стал для мирового хоккея Федоров, отыграй он в обороне не несколько месяцев урывками, а три-четыре сезона? Получи он в компанию к «Харту» и «Селке» еще и «Норрис Трофи», Сергей Викторович оказался единственным в своем роде. Не только великим, но и неповторимым. Все предпосылки для этого у него были.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх