Свежие комментарии

  • Владимир 12315 января, 9:26
    А принимать антинародные законы у тебя руки поднимаются.Шипулин — о работ...
  • Константин Самарин13 января, 9:39
    Это и называется "политизация спорта". Но,если подходить к проведению чемпионатов с такой стороны, на территории США ...ИИХФ получила пре...
  • Странник8 января, 5:14
    и правда дегенераты«За секс с женой ...

Данченков: «Широков мог извиниться по-человечески, но никакой человечности с его стороны не было»

Данченков: «Широков мог извиниться по-человечески, но никакой человечности с его стороны не было»

Футбольный арбитр Никита Данченков, избитый экс-футболистом «Зенита» и сборной России Романом Широковым, рассказал о ходе судебного заседания в пятницу.

— Разговора у нас с Романом никакого не было, мы даже не поздоровались, — передает слова Данченкова корреспондент Sport24 Александр Сергеев. — Роман вел себя как обычно: сидел, ничего не говорил и отвечал на вопросы судьи. А так, меня спрашивали по поводу самого дела и были различные вопросы со стороны защиты Романа Широкова.

— Вы удовлетворены итогами сегодняшнего заседания? — В принципе, да. Сегодня был обычный опрос потерпевшего.

— Как вы отреагировали на решение, что в процессе будет участвовать адвокат Добровинский?— Только позитивно. Я с ним лично не знаком, но знаю, что он профессионал своего дела и он поможет нам в этом деле.

— Что-то Широков сказал удивительного для вас? — Нет, вообще ничего такого. Он, как и на прошлом заседании, ничего вообще не сказал. То есть он отвечал только на вопросы судьи.

— Сегодня на слушании не было свидетелей, правильно?— Нет, они будут на следующем заседании.

— Судья не спрашивал, примирились ли вы с Романом? — Нет, вопрос был только по поводу извинений со стороны Романа. Я сказал, что он принес их только на очной ставке, но эти извинения я не принимаю.

— Не было уточнений, почему вы их не принимаете?— Нет, не было.

— Роман пытался принести извинения сегодня?— Нет. Сегодня устанавливали личности потерпевшего и подсудимого. Также опрашивали меня по ходу дела и задавали соответствующие вопросы. Были вопросы о том, был ли я главным арбитром, чем я руководствовался во время принятия решения и такие же уточняющие вопросы.

— Прошлый раз вы сказали, что немного волнуетесь. Уже свыклись с этим?— Нет еще, сегодня пришлось стоять у трибуны, и это было тяжело психологически, потому что ты стоишь один на один и смотришь в лицо судье. Понимаешь, что ничего кроме правды не скажешь, но это все равно стрессовая ситуация.

— Вы говорили, что примирения с Широковым невозможно. Почему?— Если бы человек сам хотел примирения, это было бы достигнуто сразу. Это было бы видно по его реакции, по его действиям. Извиниться по-человечески, а никакой человечности с его стороны не было.

— А как бы вы хотели, чтобы он извинился?— Никак. Человек мог просто не допускать такого действия, но он мог довести до больницы, проявить человеческое отношение и помощь, например.

— А деньги он предлагал?— Нет, и данный вопрос меня не интересует.

— Если на финальном этапе вдруг сторона Широкова предложит любую сумму, вы ее называть не будете?— Нет, меня не интересует финансовая часть в данном вопросе. Для меня главное — добиться правосудия. Это дело чести не только для меня, но и для нашего судейского общества.

— Вы общались с тем арбитром из Грозного, который тоже столкнулся с наглостью футболиста?— Нет, не общался, к сожалению.

— Что вам сказало судейское сообщество? Что сказал Василий Казарцев? — Мы с ним списались, он выразил слова поддержки и сказал, что правосудие будет.

— А с Хачатурянцем и Кашшаи общались?— Нет.

— Планируете это делать?— Пока даже не думал, честно говоря. В любом случае, думаю, будет какой-то контакт по окончании всего этого.

— Как долго все это может затянуться?— Догадываюсь, что до февраля-марта минимум.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх