Свежие комментарии

  • Alex
    Каспарайтис может падать ниц перед кем угодно. Если ему так хочется изображать Пятницу, то он даже зад может целовать...Каспарайтис: «Не ...
  • Владимир Ильин
    Гениальные спортс-мены и -вумены! верните России кредит, выданный вам, для достижения гениальных результатов, потом -...Россию готовы пок...
  • Светлана Чайковская
    Идёт война на всех фронтах. И на спортивном тоже. Если нужно бабло, так и озвучивайте родители бегунов своих. Так пон...Россию готовы пок...

«Я бы доплачивал деньги за критику в адрес ВФЛА». Эдуард Безуглов — о допинге, тренерах и кризисе

«Я бы доплачивал деньги за критику в адрес ВФЛА». Эдуард Безуглов — о допинге, тренерах и кризисе

Сейчас Эдуард Безуглов спасает не только футболистов сборной России, но и нашу многострадальную легкую атлетику. В марте он был избран на пост вице-президента федерации (ВФЛА), а также стал председателем антидопингового комитета и медицинской комиссии. Пандемия коронавируса не помешала Безуглову сделать много продуктивных дел. Например, провести конференцию «Российская легкая атлетика: пути выхода из кризиса» и принять участие в создании базы данных обо всех допинговых случаях в этом виде спорта за 20 лет.

На ютуб-канале МитькOFF говорили тоже исключительно о легкой атлетике. Главные цитаты — на Sport24.

О ситуации с долгом перед World Athletics

По моей информации, средств пока нет. Спортсмены правильно сделали, что сами активизировались. Открытое письмо Минспорта говорит о том, что люди в курсе ситуации. Мы все надеемся на благополучный исход. Надо понимать, что $5 миллионов — первая часть штрафа. Ведется огромнейшая работа по поиску средств не только для выплаты этой суммы, но и для дальнейшей деятельности ВФЛА.

Есть два варианта, где взять деньги — государство или меценаты. Думаю, оба этих направления отрабатывались. Если все же деньги не найдутся, пострадают не только спортсмены. Я так понимаю, будет лишение аккредитации.

Тогда снова начнется длительный путь восстановления. Все заинтересованные лица должны понимать, откат назад усложнит задачу. Деньги все равно придется платить.

Трагедия спортсменов в том, что каждый старт на счету. Я рассчитываю на здравый смысл, понимание и правильное донесение информации до людей, принимающих решения в нашей стране. Если так будет, то проблема решится. Представить чемпионаты мира и Олимпийские игры без российской легкой атлетики — сложно.

О кризисе мировой легкой атлетики

World Athletics пострадала с кенийцами, сейчас опять скандал с Коулманом (чемпион мира в беге на 100 метров. — Sport24), опять же, допинг у девушки, которая бежала 400 метров с третьим результатом в истории [Сальва Эйд Насер].

Мировая легкая атлетика находится в жестком кризисе. В этой ситуации 5, 10 или 15 российских спортсменов, которые точно чисты, должны быть лакомым кусочком. Я считаю, что посыл должен был быть коммерческий. Сейчас же после каждого крупного марафона все с ужасом ждут перепроверки проб. А тут у вас есть 10 чистых россиян. Это же то, что привлекает людей на стадионы, спонсоров. Если интересы соприкасаются, зачем гнобить ребят в этой ситуации?

О работе в ВФЛА

Пока я не начал там работать, слышал один негатив. Когда я столкнулся с сотрудниками… Сейчас в ВФЛА около 10 человек. Они круглосуточно работают. Зарплата — погрешность, а не зарплата. Люди там профессионалы, они в теме.

Там же все делается практически вручную. Спасибо Евгению Валерьевичу Юрченко, сейчас будет запускаться информационная и аналитическая системы. Мы живем в 21 веке, а крепостное право отменили почти 200 лет назад. Здесь есть изменения, работа ведется. Члены президиума — это тоже неравнодушные люди. Сейчас работа не так видна, но в конце июня и июле все увидят проекты, которые делаются за счет средств президиума и энтузиазма ее членов.

Взаимодействие в ВФЛА? Любой член президиума может позвонить, написать или что-то предложить Евгению Валерьевичу. У нас есть общий чат, где можно пообщаться. Было три заседания бюро, проходят голосования по комиссиям. Процесс потихоньку идет.

О помощи Слуцкого тренеру Загорулько

Леонид Викторович Слуцкий — порядочный человек. Когда прочитал интервью Евгения Петровича, я был уверен, что кто-то из футбольных тренеров с ним свяжется и поможет. Он же там рассказывал не только об операции. Загорулько правильно задал вопрос «Где они?» о тех, кто носил его на руках, восхищался.

О тренерах в России

«Вы устраиваете охоту на ведьм с этим допингом, вы этими санкциями лишите страну лучших специалистов», — когда такое говорят, мне хочется спросить: «А вы знаете, сколько у нас тренеров?» Люди, которые претендуют на глубину знания вопроса, этого числа не знают. Сейчас в стране около 4000 тысяч тренеров.

Должны ли в легкой атлетике работать тренеры, у которых спортсмены дисквалифицированы за нарушение антидопинговых правил? И вот говорят: «Должны! Это же наша гордость». Эта гордость нас утопила, мы утонули. А они продолжают работать.

Надеюсь, к 22 числу закончится громадная работа по допингу в российской легкой атлетике за 20 лет. Я читал, и у меня кровавые слезы. Там нет и речи о нулевой толерантности. Начиная с того, что турниры проводятся на призы дисквалифицированных спортсменов. И это включено в календарный план. У нас были случаи, когда спортсмена дисквалифицировали, а он через год начинал работать тренером в региональном ЦСП. Есть региональные руководители, которые имеют 8-10 дисквалифицированных спортсменов. О чем тут говорить? И это все открытые источники.

Правда, есть понимание, что ситуацию можно изменить в короткие сроки. Нужно начать образовывать тренеров, повышать им квалификации, давать гранты и создавать условия. Тогда все будет хорошо.

О планах ВФЛА

Если говорить про антидопинг, то ноль положительных проб. Путь к этим пробам не должен быть основан на каких-то наказаниях. Он должен основываться на повышении квалификации всех тренеров, спортсменов, функционеров и врачей. А также за счет повышения компетенций всех субъектов и перехода от слов к делу. Поговорить про нулевую терпимость к допингу у нас много мастеров. Любое интервью — нулевая терпимость.

Медицина, наука, антидопинг — три блока. Образование, конечно же. У нас есть специалисты, которые разбираются в проведении соревнований. А вот как их упаковывать — нет. Отстаивать наши интересы за рубежом тоже должны профессионалы. Я могу судить по Российскому футбольному союзу, где президент делегировал полномочия. Он жестко следит за их выполнением. Пытаться во всем разобраться самому — бесполезно.

Конференции, интервью — это маленькие шажки. И уже сейчас я вижу следующий шаг. Пока мы никому не интересны. У нас нет науки. Когда мы сделаем какие-то три шага, у нас будет база.

Не надо думать, что весь мир ополчился против нас. Я часто бываю за границей и могу сказать, что к нам нормально относятся, готовы делиться знаниями, приезжать и принимать нас у себя. Нужно только улыбнуться и признать, что нам есть куда расти». Нужно начать движение вперед. Пока мы стоим на месте и рассуждаем.

О критике ВФЛА спортсменами

Я считаю, что критика нужна. Люди, которые это делают, они самые ценные для нас. Не надо публично хвалить. Конструктивная критика реально позволяет двигаться вперед. В этом нет ничего плохо. Я доплачивал деньги, если бы люди говорили: «Ребят, вот ваши недостатки».

Кто виноват в сложившейся ситуации? Нынешнее руководство или предыдущее — лирика. Виновата ВФЛА и лично я, потому что являюсь ее вице-президентом. Снимать с себя ответственность — глупо. Если кто-то скажет, что я пообещал и не сделал, то и трех секунд не проведу в этой должности. Напишу заявление об уходе.

Об изменении ситуации в ВФЛА

Если федерация будет делать правильные шаги, на Олимпийских играх все должно быть хорошо. Мне кажется, нам нужно смотреть на самих себя. А также спрашивать с себя максимально строго: «Что ты мог сделать? Чего не сделал?» И самое главное — начинать общаться. Не надо оглядываться вокруг. От наших разговоров недоброжелатели не поменяют своего отношения.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх