Свежие комментарии

  • mark kapustin
    Живя в России была скромницей, уехала в Штаты и понеслось, ну выложила и выложила......«Ух, как горячо. ...
  • Екатерина
    Судя по нaстроениям избирaтелей в бюллетень придется добaвить грaфу "Только НЕ ЗА ЕДИНУЮ РОССИЮ"Вяльбе собирается...
  • кузнецов владимир
    и вот такие милоновы сидят у нас в руководстве страныМилонов — о транс...

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф

Кирилл Петров — один из неожиданных героев нынешнего плей-офф Континентальной хоккейной лиги. Габаритный форвард стал настоящим лидером «Ак Барса» в розыгрыше Кубка Гагарина и закончил его в статусе второго бомбардира клуба. В первом за долгое время большом интервью Петров рассказал о работе с Дмитрием Квартальновым, феномене Даниса Зарипова, мужестве Дмитрия Воронкова и многом другом.

— Ваша битва с «Авангардом» была, пожалуй, самой захватывающей серией плей-офф за последние несколько лет. Ощущалось ли, что это противостояние получилось особенным?

— Не скажу, что эта серия чем-то отличалась от остальных. Возможно, ее отличие получилось в том, что дома мы проигрывали, а на выезде выигрывали. Но если смотреть в общем, то каждая игра была кость в кость. В некоторых матчах все решалось на последних минутах. Малейшие ошибки наказывались.

А что касается особенного накала в этой серии… Мне кажется, что в каждом матче плей-офф есть накал. Соглашусь с тем, что некоторые ошибки стоили нам очень дорого: где-то чуть-чуть не дотерпели, не сыграли правильно. Но мы были готовы к этой серии, да и нет разницы в том, где выигрывать: дома или на выезде. Мы весь сезон дома хорошо играли, а в плей-офф получилось так, что большого значения домашняя поляна не имела.

— После регулярного чемпионата сложилось впечатление, что ваша команда настоящая машина: после серий с «Торпедо» и «Салаватом» это впечатление усилилось. Назовите пару сильных сторон «Авангарда», которые не позволили вам пройти в финал?
— Во-первых, дисциплина. Хотя и у нас она тоже была на уровне. Ну и, во-вторых, фартануло им в каких-то моментах. Где-то от нас удача отвернулась, а к ним повернулась. Переломной стала пятая игра серии, по ходу которой мы вели, а затем откатились и за минуту до конца пропустили гол. Но все равно, мы поехали в Балашиху и там добились победы. Ну а в седьмой игре, при счете 3:2, стали играть поближе к своим воротам.

Сами видели, какие голы в этой серии залетали: то с угла, то человек с неудобной руки тыкает шайбу и она летит в девятку. Что тут скажешь? Где-то им фартило, где-то нам. По итогу получилось, что мы остались за бортом.

— Что переживает человек, когда в овертайме седьмого матча в ваши ворота влетает шайба? Какие первые эмоции?
— Проиграли, да, очень обидно. Для других ребят, возможно, это в диковинку, многие в первый раз так далеко проходят. У меня просто так сложилась хоккейная карьера, что в последние 4-5 лет я доходил до финала. Честно сказать, обидно очень. Но на этом жизнь не заканчивается. Думаю, сейчас все проведут работу над ошибками, и в следующем году мы будем еще сильнее.

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф
(Светлана Садыкова, photo.khl.ru)

— Как сильно на вас влияла информационная война, развернутая в средствах массовой информации во время серии «Ак Барс» — «Авангард»?
— Знаете, ту же историю с Лешей Емелиным вообще обсуждать не стоит. И спекулировать на ней — это неправильно. Я до конца не знаю, что у него и как, но слышал, что он уже был на хоккее, и все нормально. Это самое главное. Ситуация могла повернуться по-другому, и хорошо, что все сложилось вот так. Если у человека реально проблемы со здоровьем, то смысл об этом писать?

Некоторые ребята читают новости, но я стараюсь во время игр этим не заниматься. Мне неинтересно, что там пишут. Куда ни посмотришь, везде эксперты. Всем не угодишь.

— Если вернуться чуть назад — тяжело ли было играть против финского звена «Салавата Юлаева»?
— Да, тяжело. Они могут сделать гол даже из полумомента, поэтому с ними нужно быть всегда начеку. Первые два матча серии были особенно тяжелыми, мы же конкретно против них играли. Два наших звена постоянно играли с ними, приходилось всегда быть сосредоточенными. Но нам все-таки удалось их закрыть и пройти дальше.

— Вы закончили плей-офф в роли второго бомбардира клуба. По ощущениям для вас лично это лучший плей-офф в карьере?
— В плей-офф все индивидуальные показатели отходят на второй план, мы же на победу играем. Тут уже нет разницы, кто забьет, а кто отдаст. Суть ведь не в этом.
Да, так получалось, ребята создавали моменты, мне удавалось забивать. Безусловно, это приятно. Голы — это хлеб нападающего, можно так сказать.

— Дмитрий Квартальнов определил вас в третье звено. Какие задачи перед вами ставились?
— У нас нет ярковыраженного разделения на первое-второе-третье-четвертое звено. Не скажу, что мы именно третьими всегда выходили. Бывало, мы были и первым звеном, и вторым.

Что касается задач, то мы всегда выходили против первых двух звеньев соперника. Так же, как это сейчас происходит у Хартли в «Авангарде». Там тоже два определенных звена играют против лидеров соперника.

При этом мы могли и в обороне хорошо сыграть, и в атаке. В этом все и заключалось.

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф
(Ильнар Тухбатов, photo.khl.ru)

— Расскажите, в чем феномен молодежного суперзвена Воронков — Сафонов — Галимов? Почему в регулярке более-менее заметен был только Воронков, а в плей-офф все трое так зажгли?
— Сафонов — большой габаритный парень. Придет его время, и будет давать результат. То же самое можно сказать и про Воронкова с Галимовым. Они уже подросли и понимают то, что от них требуют. Они молодцы, не зазвездившиеся, нормальные пацаны. На них также кричат, ругают, бывает, сажают на лавку. Но в этом году Галимову и Воронкову удалось улучшить свои качества: они работают над собой каждый день. Думаю, у них все будет хорошо.

— Расскажите про феномен Зарипова. Какую роль он выполнял в этом сезоне?
— У него была травма, которая помешала ему сыграть столько, сколько он хотел. Это Человек с большой буквы, его все очень уважают и ценят. Он полезен на льду, и даже когда он не играет, то может зайти в раздевалку и что-то сказать или подсказать. Ребята вдохновляются его словами. Всем бы иметь таких людей в команде, которые столько всего видели и выигрывали. Одно его присутствие в раздевалке уже помогает ребятам. Он большой молодец, и, надеюсь, в следующем году мы с ним будем играть вместе.

— Много ли он помогает молодежи? Может, прорыв звена Воронков — Сафонов — Галимов связан с фигурой Зарипова?
— Он всем помогает. И мне может что-то сказать. Может, кто-то что-то неправильно делает, тогда он подскажет. В этом плане у нас в команде всегда царила хорошая атмосфера, все друг к другу прислушиваются, мы как одно целое. Не скажу, что кто-то тянул на себя одеяло, такого не было. Мы все отвечаем за результат, и так принято, что ты можешь кому-то что-то сказать, выразить свое мнение. Это раньше, лет пять назад, если что-то скажешь кому-то, то человек мог обидеться. А сейчас все всё прекрасно понимают и спокойно к этому относятся.

— Понятно, что решение о продолжении карьеры будет принимать только сам Зарипов. Но, как вы считаете, он все еще может быть полезен «Ак Барсу» или любой другой команде?
— Думаю, Данис подлечит свои болячки и покажет даже лучший результат, чем в последние два-три года. Реально, он очень полезен. Для «Ак Барса» этот игрок очень многое сделал, и клуб для него тоже. Думаю, они найдут общее решение. В следующем сезоне он еще всем покажет.

— Воронков доигрывал плей-офф с переломом челюсти после того, как лег под шайбу в серии с «Авангардом», позже оказалось, что он даже не может говорить. Стало ли для вас открытием то, что он такой характерный парень?
— Нет, он всегда был таким. Никогда ничего не боялся, шел во все стычки. То, что он поймал шайбу лицом — это дорогого стоит. Он до конца доиграл тот матч, и только после его окончания выяснилось, что у него челюсть сломана. Он спокойно к этому отнесся. Сразу видно, что человек с характером, настоящий боец.

— Расскажите о работе с Квартальновым. Есть мнение, что Дмитрий Вячеславович порою чрезмерно строгий тренер?
— Он абсолютно нормальный человек. Да, он может накричать, но это все по делу. Если тренер тебе ничего не говорит, значит, он от тебя на льду и не хочет ничего. Если ты все выполняешь правильно, то Дмитрий Вячеславович тебя не трогает. Проблем никаких нет.

Не знаю, почему все выставляют его так, будто он перегибает палку. Он очень изменился с тех пор, как ушел из ЦСКА. Хоккей меняется, игроки меняются, и тренеры тоже не исключение. Да, в последние годы нам не везет. Должны были дальше проходить, но не сложилось.

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф
(Александр Мысякин, Sport24)

— Квартальнов очень экспрессивен на лавке и во время пресс-конференции. Какой он человек в раздевалке?
— Всего везде в меру. Может и отпустить команду, и завести, и наругать. Команда — это же живой организм, 30 человек. Бывает, что не у всех игра идет. На людях он стал спокойнее, и это для него большой плюс.

— Говорят, что Квартальнов отлично развивает молодежь. Это благодаря ему молодые хоккеисты «Ак Барса» сделали такой шаг вперед?
— Он очень много внимания уделяет молодежи. И в этом ничего плохого нет. В России принято работать на результат, и для этого многие набирают уже готовых игроков. А у нас есть еще и собственные воспитанники, которые играют ведущие роли. Квартальнов очень много времени с ними проводит. Многие тренеры боятся это делать, потому что их могут убрать, если результата не будет. А он этого не боится.

— Лучшие сезоны по статистике получались у вас именно при Квартальнове. Почему так происходит?
— Когда вернулся из Америки, он меня реанимировал очень сильно. Мне комфортно с ним. Думаете, Дмитрий Вячеславович на меня не кричит? Просто я уже знаю, что через некоторое время он отходит, и не стоит концентрироваться на этих вещах. Он — топовый тренер.

— Когда вы только приехали обратно в Россию в ЦСКА как раз к Квартальнову, он на пресс-конференции после вашего первого матча сказал следующее: «Мы должны немного изменить Кирилла Петрова». Вы поиграли под его руководством в ЦСКА, затем работали с Никитиным, потом вернулись обратно на малую родину и снова к знакомому тренеру. Ему удалось вас изменить?
— Как только я вернулся из Америки, мне сразу сказали, что нужно поменять. Мы в том году проиграли «Магнитке» в финале, и я был в команде неполный сезон. В следующем сезоне я уже полностью прошел предсезонку и понял, что от меня хотят.

При Квартальнове у меня результаты всегда вверх идут. Он знает, как достучаться до меня. У нас хорошие отношения, но при этом он может наорать очень сильно, и мне тоже прилетало, это нормальное явление. Если Дмитрий Вячеславович видит, что я играю недостаточно хорошо, то он всегда это скажет в глаза, не станет что-то говорить за спиной. Главное — после этого исправить свои ошибки, и все будет нормально.

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф
(ak-bars.ru)

— Вас выбила команда Хартли. Вы провели один сезон под его руководством. Чем отличаются системы Хартли и Квартальнова? Что можете сказать про канадского специалиста?
— Они играют в скоростной хоккей, и мы тоже, они идут в прессинг, и мы идем в прессинг, мы сушим, они тоже сушат. Все решают маленькие детали. Он — тоже сильный специалист, делает свою работу. Самое главное — результат. В финал прошел, значит, результат есть.

— За всю карьеру вы провели уже 11 сезонов в «Ак Барсе», родились и начали играть в хоккей тоже в Казани. Хотите продолжать играть тут и завершить карьеру в родных стенах?
— У меня еще есть год контракта, и я не хотел бы куда-то уходить. Это мой родной город, у меня здесь семья, много друзей и знакомых, а также дети: у меня два пацана, одному 3 месяца, а другому 4,5 годика. Мне здесь комфортно жить, и в плане хоккея тоже все устраивает. Здесь одни из лучших условий в России. Все создано для игроков: приходи, тренируйся и играй, ни о чем думать не надо. Все выстроено таким образом, чтобы хоккеисты ни о чем не переживали. И тут любят хоккей: и руководство клуба, и президент Татарстана. Они очень много времени уделяют этому.

— Во взрослом хоккее вы дебютировали еще во времена Суперлиги. В чем разительное отличие того времени и нынешней Континентальной хоккейной лиги?
— Раньше молодым было тяжелее пробиться в большой хоккей, чем сейчас. Тогда не было никаких потолков, а сейчас все по-другому. Первый матч я сыграл против «Крыльев Советов», у них там как раз были какие-то проблемы с составом. У меня так получилось, что я попал в первую команду очень рано. Давали по 5-6 минут игрового времени, но даже это было для меня большим шагом вперед.

Было непривычно. Когда я пришел, в команде были такие звезды и звери… Илья Никулин, Данис Зарипов, Алексей Морозов, Сергей Зиновьев, Алексей Терещенко, Саня Степанов, Воробьев. Все топовые ребята, выигрывали все, что можно. Сами понимаете, какие были чувства, когда в первый раз вошел в раздевалку. Смотрел на всех с открытым ртом.

Что касается организации, то все идет в лучшую сторону: самолеты поменяли, например. Раньше молодые игроки таскали баулы, а теперь в этом нет необходимости, всем занимается персонал. Ты прилетел и сразу едешь в гостиницу. А раньше клюшки таскали, баулы, и это было нормально.

— Во сколько лет вы пошли в хоккей? Расскажите, как приняли решение заниматься этим видом спорта.
— Пошел в 4-5 лет, но кататься научился раньше. Дедушка был тренером, дядя раньше играл в Суперлиге. Отец тоже имеет отношение к хоккею. Что могу сказать, мне нравилось заниматься, я постоянно во дворце был. То мама на тренировки водила, то дедушка. Постоянно бегал с клюшкой. Сначала чуть-чуть получалось, а потом все больше и больше.

— По молодежи вы достаточно часто набирали больше очка за игру. Сказывались большие габариты?
— Сами понимаете, в команде 30 человек, и не могут же они все попасть во взрослую команду. Я достаточно много занимался, работал над всеми компонентами. И на льду, и вне льда. Но нельзя сказать, что в детстве я как-то доминировал. Был наравне со всеми. Просто в определенный момент у меня стало все лучше получаться. Мог обыграть, бросить.

Да и не сказать, что по детству я был габаритным игроком. Вырос только в 17 лет примерно.

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф
(ak-bars.ru)

— Мы уже говорили про задачи, которые ставит Квартальнов перед вами и вашим звеном. Расскажите, в чем ваши сильные стороны как хоккеиста?
— Раньше я больше крутился у бортов, потому что габариты есть, могу шайбу укрыть и вылезти на ворота. И с каждым годом делать это все сложнее, защитники катаются хорошо, все по позиции играют. Но я этого не боюсь: лезть на ворота тоже очень важно, это дает результат.

Сейчас уже мало осталось красивого, кружевного хоккея. Все больше играют в скоростной, силовой манере. Стараешься при возможности шайбу сразу доставлять к воротам. И в матчах плей-офф такие моменты особенно тяжело даются.

Некоторые же вообще не лезут к бортам, стараются играть на пятаке. А кто-то же должен это делать в звене. Я этого не боюсь, знаю, что найду способ вылезти на ворота. Так что с этим проблем нет.

— С годами ваша подготовка к сезону изменилась?
— Сейчас уже все не так, как раньше. Летом стараюсь больше проводить время с семьей, детьми. Раньше постоянно катались с ребятами, а сейчас клуб рассылает нам программы, ходишь, поддерживаешь форму. В Казани еще дворцов много, в этом плане повезло. Катаюсь по вечерам, 2-3 раза в неделю по 1-1,5 часа. Чисто для себя, без смен, аэробная работа. А так, хожу в зал, занимаюсь. Сейчас ведь всем программы дают, у тебя там все расписано. Есть числа, к которым надо подготовиться, а там уже приходишь в нормальной форме и спокойно набираешь общую физику.

— Расскажите, как пережили пандемию в самом ее расцвете. Как долго не видели льда?
— Дома сидели. Долгое время вообще никуда не выходили, просто сидели дома. И тренироваться негде было, все было закрыто. А так, нормально, провел время с семьей. Непривычно, конечно, но ко всему со временем привыкаешь. Нормально отнесся к этому, что уж тут сделаешь? Я сам переболел, это нормальное явление.

— Следите ли сейчас за НХЛ? С Капризовым вы пересекались в своем последнем сезоне за ЦСКА, ожидали ли, что он сходу сумеет стать лидером «Миннесоты» и будет главным претендентом на «Колдер Трофи»?
— Слежу за счетами, но игры не смотрю. Сейчас можно посмотреть, а когда у нас были свои игры, то было не до этого.

Что касается Капризова, да, мы с ним пересекались, но сейчас не общаемся. Он сам все прекрасно понимает, у него все получается. Капризова ждет там большое будущее.

Так же, как и Григоренко, который просто поехал не в ту команду. И Нестеров тоже. Думаю, эти ребята найдут себя все равно.

— В 2018 году вы играли за ЦСКА в финале против родного «Ак Барса». Какие были чувства при поражении? Жалели ли вы, что оказались по другую сторону баррикад?
— Так получилось, что проиграли. Это спорт. Да, неприятно было, конечно. Причем, когда я уже ушел из ЦСКА, меня обменяли в Омск, и армейцы на следующий год выиграли Кубок. И если в этом году «Авангард» победит, то вообще повеситься можно будет (смеется).

«Квартальнов меня сильно реанимировал после Америки». Петров — неожиданный герой «Ак Барса» в плей-офф
(hawk.ru)

— Следите ли сейчас за финальной серией ЦСКА — «Авангард»? Все-таки играют ваши бывшие команды.
— Счета вижу, смотрел последнюю игру, когда ЦСКА выиграл (второй матч серии. — Sport24). А так, нет большого желания смотреть.

— Назовите трех людей, на мнение которых по хоккейным и нехоккейным вопросам вы опираетесь.
— Конечно, такие люди в жизни есть. Я могу им позвонить, спросить, посоветоваться. Тот же Данис Зарипов, Илья Никулин. Поддерживаю с ними связь, могу им позвонить, они помогут, подскажут. Это дорогого стоит, когда есть друзья, которые могут что-то посоветовать и подсказать.

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх