Свежие комментарии

  • юрий
    утопить обоих в этом озере.Как выглядит дочь...
  • Владимир Горякин
    Да они учать Не верь глазам своим. То что жируют начиная с маленькой церквушки и кончая высшими чинами. Но даже мален...Роднина отреагиро...
  • Николай Герасименко
    Да нет, уже вмэрла экономика окончательно. Потеря производственных связей с Россией, оказалась смертным приговором дл...Суркис: «Надо дог...

Брат умершего 22-летнего футболиста «Локомотива»: «Не понимаю, как такое могло произойти в профессиональном спорте»

Брат умершего 22-летнего футболиста «Локомотива»: «Не понимаю, как такое могло произойти в профессиональном спорте»

Василий Самохвалов, брат 22-летнего игрока «Локомотива» Иннокентия Самохвалова, рассказал о смерти футболиста, который скончался в апреле этого года во время индивидуальной тренировки.

Савин: «Четыре года назад у твоего брата выявили проблемы с сердцем. Были ли у него до этого проблемы и когда он почувствовал, что что-то происходит не так?»

Брат: «Да, были проблемы, это случилось в 2016 году. Он подцепил какую-то инфекцию и с ней потом тренировался или играл. Вследствие этого получил осложнения на сердце. Его сразу начали обследовать врачи. По их мнению, это могла быть миокардия».

Савин: «То есть в 2016 году он впервые почувствовал проблемы с сердцем. До этого у него никаких проблем не было?»

Брат: «До этого никаких проблем со здоровьем не было. Во-первых, он никогда не жаловался. Во-вторых, врачи на него пристального внимания не обращали. Слава богу, со здоровьем все было нормально. Вот до этого момента».

Савин: «Его отстраняют на год. Ставят диагноз, который несовместим с профессиональным спортом. Сажают на антиаритмики. Хоть один доктор в команде приходил в семью или звонил маме и говорил: «Вы понимаете, что при худшем стечении обстоятельств он может умереть прямо на поле?»

Брат: «Нет, такого не было точно.

С братом мы все время общаемся, то есть контролируем. Он все-таки младший брат, и ответственность также на нас. Но если врачи ни нам не звонят, ни родителям, ни ему не говорят, что что-то есть опасное… Мы информацией этой не располагаем, поэтому были не в курсе. Мы знали, что Кеша проходит лечение, выполняет рекомендации врачей, следует всем указаниям. А что-то серьезное, что должно прекратить его деятельность — об этом мы не знали».

Савин: «Как ты думаешь, если бы пришел доктор команды и Кеша узнал о том, что действительно есть огромные риски, то он бы закончил карьеру? Или он бы никого не послушал и шел дальше?»

Брат: «Конечно, закончил бы. Тут вопрос в том, что он даже сам говорил: если врачи скажут. Это очень важный момент».

Савин: «То есть он говорил такое?»

Брат: «Да. Спортсмен понимает, что есть профи, который может ему сказать, может он заниматься или не может».

Савин: «Многие сейчас говорят, в том числе Талалаев на «Матч ТВ», что твой брат играл по расписке. То есть он давал расписку клубу, что берет ответственность на себя. Я знаю, что юридически такие бумаги никакого веса не имеют, но тем не менее спрошу: эта расписка действительно была или нет?»

Брат: «Нет, расписок не было, никаких».

Савин: «Вот сейчас, уже по истечении времени, у тебя есть обида и злость на клуб, что четыре года назад они могли это предотвратить?»

Брат: «Просто непонимание, как такое может произойти. Потому что это профессиональный спорт, все под контролем. Если человек сам себе будет допуски писать, сам будет следить за тренировочным процессом, сам себе нагрузку давать, тогда я не понимаю смысл этих структур. Поэтому, естественно, вопросы есть, но их нужно задавать тем людям и организациям, которые ведут эту деятельность».

Савин: «За два месяца до смерти твой брат поехал на просмотр в «Торпедо» из Жодино. Насколько я знаю, он туда не подошел во многом потому, что тренер ему сказал обратить внимание на свой пульс, что у него сердце не восстанавливается на тренировке по датчикам. Брат говорил тебе что-нибудь об этом?»

Брат: «Мы больше переписывались и игровые моменты с ним обсуждали, то есть он скидывал игры, я комментировал. Знаю, что мама с ним говорила, и он ей пожаловался, сказал, что устает как-то быстро. Мама его, естественно, спросила, говорит: «Ты считаешь это нормальным? Что вообще врачи говорят?» Он сказал: «Я не знаю пока, буду сейчас аккуратнее».

Савин: «Перед тем как уехать на просмотр, он сдавал холтер-обследование, которое потом нам показало, что у него большой регресс и пограничные показатели экстрасистолов. Он едет, он себя плохо чувствует на просмотре, он возвращается, ему не делают дополнительных обследований, и его подпускают к тренировкам с «Казанкой».

Брат: «Когда он приехал, он пошел делать обследование. Сказал, что сейчас пойдет проверяться. Он, видимо, понял, что в Белоруссии было что-то не так. Тем более тренер ему писал, советовал посмотреть на пульс».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх