Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Не следил за российским футболом, но слышал о Кокорине». Первое интервью Имбула в «Сочи»

«Не следил за российским футболом, но слышал о Кокорине». Первое интервью Имбула в «Сочи»

Появление Джанелли Имбула в «Сочи» — самое неожиданное событие зимы в РПЛ. Француз играл за молодежную сборную Франции, сверкал в «Порту» и «Марселе», а также становился самым дорогим новичком «Сток Сити».

Дальше были аренды в «Тулузу» и «Райо Вальекано», разрыв контракта с «Лечче» и слухи о переговорах с «Локомотивом». Но в последний день трансферного окна с Имбула договорился «Сочи»: несколько дней ушло на урегулирование бумажных дел с федерациям Италии, Англии и России (в это время захлопнулось трансферное окно), после чего «Сочи» разрешили дозаявить Джанелли после дедлайна. Официально сделка закрылась во вторник, а через пару дней игрок дал эксклюзивное интервью Sport24:

Были ли у Имбула варианты, кроме «Сочи»?

Почему Джанелли не любит Марка Хьюза, но уважает Бьелсу?

С кем советовался перед переездом в Россию?

Питер Крауч — легенда?

— Как появился вариант с «Сочи»? Что заинтересовало в этом клубе?— Мне позвонил владелец моего агентства и позвал в этот проект. Я сразу понял — будет что-то особенное, потому что это редкость, чтобы он сам занимался трансфером. Сразу решил, что я в игре.

— В итальянских медиа писали, что вы могли оказаться в «Локомотиве».— Если я начну обсуждать все предложения, которые у меня были во время этого трансферного окна, то на это уйдет все интервью.

Сейчас я в «Сочи», и готов весь свой опыт и навыки отдавать этой команде.

— После неудачного трансфера в «Сток Сити» некоторые называли ваш переход в «Сочи» ошибкой. Что ответите этим людям? — Я не комментирую слова «каких-то» людей. Могу лишь добавить, что я был и до сих пор остаюсь самым дорогим трансфером в истории «Стока». Как говорят в моем агентстве: «Игра покажет». Ждать осталось недолго.

— Тогда с примерами: бывший тренер «Стока» Марк Хьюз говорил, что вы не приспособились к АПЛ. Согласны с ним?— Вы же журналист и легко найдете информацию, как часто Марк Хьюз отзывался подобным образом об иностранных игроках. Я не первый и не последний, кто слышал от него подобное. Справедливости ради, именно Хьюз слил «Сток» во вторую лигу, когда я был в аренде в «Тулузе», и хорошо себя там проявлял.

— Вы что-то знали о российском футболе перед переходом?— Признаться честно, я не следил за российским чемпионатом. Да и вообще довольно редко смотрю футбол. Я в него играю!

— С кем-то советовались перед переходом? Может, с Матье Вальбуена, с которым вы играли в «Марселе»?— Я говорил с Адилем Рами, так как он был тоже приглашен в этот проект. Мы оба решили довериться нашему руководителю.

— В «Марселе» вы работали с Марсело Бьелсой, которого называют сумасшедшим гением. Чем он запомнился?— О, он для меня не просто Бьельса, а Дон Бьелса! Таких людей в футболе осталось очень мало. Человек действительно им горит и болеет всей душой. Вся его жизнь — футбол. Он очень прямой человек, который никогда не поступит подло и не примет подлости от других.

Бьельса очень нестандартный. Все тренеры мира сидят на скамейках или стоят в технической зоне. И только он один сидит на ящике с водой! И знаете, это точно не для привлечения внимания — оно ему просто не нужно. Скорее, чтобы никто не мешал — настолько он погружается в работу.

— В «Порту» вы работали с Хуленом Лопетеги…— Без комментариев.

— Вы удивились его увольнению из сборной Испании прямо перед ЧМ-2018 из-за договоренности с «Реалом»?— Тренер — часть команды. И принцип команды — быть вместе до конца. Например, у Франции в 2006 году был слоган: «Мы живем вместе, мы умрем вместе». И это то, как я воспринимаю команду и сам футбол. Тренер должен быть частью команды от начала и до конца. Нельзя бросать своих в разгар битвы из-за каких-то личных интересов.

— Вы родились и выросли в Европе, но выступаете за сборную ДР Конго. Уровень футбола в Африке — какой он?— Очень высокий. Смотрите сами, сколько игроков из африканских национальных команд сейчас играют в лучших клубах мира: Марез из Алжира в «Манчестер Сити», Мане из Сенегала в «Ливерпуле». Плюс Салах, Яя Туре, Это’О, Дрогба…

Огромное количество игроков из Европы имеют африканские корни. Я сам играл в молодежке Франции и, признаться честно, — у 80 процентов ребят были корни в Африке.

— В «Стоке» вы пересеклись с Питером Краучем. Там к нему относились как к легенде?— Для англичан он, вероятно, и правда легенда. Но для меня понятие «легендарный игрок» — более узкое. Легенда — это Марадона. Если говорить об английском футболе, то я назову Бобби Чарльтона.

— Вы сказали, что обсуждали трансфер в «Сочи» с Рами. Его переход в команду — плюс для вас в плане адаптации?— Конечно, это поможет. Мы играем на близких к друг другу позициях и говорим на одном языке. Адиль — один из 23 лучших игроков планеты, чемпион мира. Он большой профессионал и просто отличный парень. Все это большой плюс.

— Кого еще знали из состава «Сочи»?— Я слышал о Кокорине.

— Когда вас ждать на поле?— Как только тренер решит — выйду. Я готов.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх