Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

«Если позвонил Бэбкок, я что, должен расслабить булки?» Интервью Окулова — о контракте с ЦСКА и НХЛ

«Если позвонил Бэбкок, я что, должен расслабить булки?» Интервью Окулова — о контракте с ЦСКА и НХЛ

В это межсезонье из ЦСКА в НХЛ уже уехали Кирилл Капризов, Илья Сорокин и Михаил Григоренко. Над отъездом за океан раздумывают еще ряд «армейцев». В Северную Америку сватали и Константина Окулова, но один из лучших бомбардиров московского клуба решил на год остаться в России. Мы поговорили с Константином, и выяснили, почему он принял такое решение.

— Чем занимаетесь, сидя дома без хоккея?— Наверное, как и все. Пытаюсь по возможности поддерживать форму. Заранее заказал домой беговую дорожку. Когда прилетели с женой из Москвы в Новосибирск, ее уже доставили. Конечно, не хватает льда, но это лучше, чем ничего.

— Наверное, завидуете ребятам из НХЛ, у которых есть частные дома, а там и целый тренажерный зал в подвале.— Немного есть такое, не спорю. Классно, когда у тебя на заднем дворе есть ворота и все условия. Сейчас бы это пришлось как нельзя кстати. Но ничего, это еще одна причина стремиться и работать.

— Что успели сделать из того, на что раньше не было времени?— Появилось время сделать зубы, но в Москве клиники закрыты. Займусь этим уже в Новосибирске. Дома с женой разобрали много вещей, что не нужно — отдали нуждающимся. Так что домашних дел хватает. Конечно же, смотрим и сериалы. Как без этого?

Например, «Доктора Хауса».

— Вы какое-то время были в Москве, теперь прилетели в Новосибирск. Можете оценить ситуацию в этих городах? Велика ли разница в отношении людей к коронавирусу?— Конечно, в Москве все посерьезнее. Там и количество заболевших на порядок больше. Как только мы прилетели в Новосибирск, сразу зафиксировали, где мы живем. Сейчас соблюдаем дома обязательный карантин. Звонят, спрашивают, как наше самочувствие. Надеюсь, вся страна скоро пойдет на поправку. Все этого очень ждут.

— Как на ваших родителях и знакомых не из хоккея отразилась нынешняя ситуация?— Более-менее все спокойно. Мама у меня учитель, работает сейчас на удаленке. Папа устроился на новую работу, вроде все нормально. Один друг тренировал детей, и сейчас вынужден сидеть без работы. Но ничего, помогаем как можем. Хорошо, что он с головой, отложил какие-то деньги. Есть неприятные моменты, но, думаю, и он скоро выйдет на работу и продолжит учить детей хоккею.

— Согласны, что ЦСКА больше всех потерял от остановки сезона? Удалось сохранить чемпионский состав, многие называли вас главными фаворитами. Игроки должны кусать локти.— Конечно, обидно, что не получилось доиграть сезон. Но все парни понимали, что в таких условиях продолжать невозможно. Когда «Динамо» со «Спартаком» сыграли без зрителей — это был первый звоночек. Я считаю, что если в регулярном чемпионате сыграть пару матчей при пустых трибунах — это терпимо, то в плей-офф недопустимо. Здесь даже не всегда тактика работает, зачастую матчи выигрываются на эмоциях, характере. В этом помогают именно болельщики, которые дают дополнительные эмоции. Играть плей-офф, будто это предсезонный турнир, было бы тяжело. Все прекрасно понимают, какой у нас был состав. Но даже если бы сезон не прервали, легкой прогулки за кубком у ЦСКА бы не было.

— В следующем сезоне такого шанса у вас может и не быть…— Я не считаю, что наш состав стал намного слабее. Да, ушли некоторые парни, наши лидеры. Но придут новые, голодные игроки. В ЦСКА хватает перспективной молодежи. Если ей дадут шанс, она может выстрелить.

— А как относитесь к разговорам о каком-то мини-турнире, который мог заменить традиционный Кубок Гагарина?— Я думаю, это вообще неправильно. Весь сок кубкового хоккея в матчах до четырех побед. Сегодня можно проиграть, но завтра у тебя новый день. Это особое ощущение, его нельзя подменять каким-то мини-турниром.

— Какая из команд, оставшихся в розыгрыше Кубка Гагарина, произвела на вас наиболее сильное впечатление? За исключением ЦСКА, разумеется.— Не буду скрывать, я следил в этом году за «Сибирью». Все-таки это моя родная команда. Когда они прошли «Автомобилист», я понял, что легкого плей-офф не будет ни для кого. Почему ведь еще многие расстроились из-за отмены сезона? Команды были на пике. Любой мог дойти до финала.

— Николаю Заварухину, с которым вы работали еще в молодежной команде, написали смс после прохода «Автомобилиста»?— Мы созванивались, я его поздравил. Очень круто, что в первый же сезон ему удалось так далеко продвинуться. А мог еще дальше, серия с «Барысом» получилась бы равная и интересная. Понимаю, насколько обидно городу, который так долго ждал плей-офф и так все оборвалось.

— Какая обстановка была внутри команды? Игроки боялись заразиться? ЦСКА ведь еще два года назад серьезно подкосила свинка.— Паники не было точно. Клуб очень грамотно сработал. В раздевалке сразу поставили антисептик, врачи нам выдавали противовирусные таблетки. За нами следили, не дай бог кто-то почувствует недомогание. Мы чувствовали себя защищенно. Спасибо нашим врачам за это.

— Вы как-то рассказывали, что супруга приучила вас к путешествиям. На это лето билеты уже были куда-то куплены?— Нет, мы так заранее не покупаем обычно. Хотелось, конечно, съездить в Европу. Может быть, даже на машине отправиться в путешествие. Но ничего страшного, проведем лето дома, в Новосибирске. Побудем с близкими, друзьями. Мне нужно перезагрузиться. Если честно, не до конца доволен собой, своей игрой. Есть, над чем подумать.

— Борис Михайлов и вовсе сказал, что Окулов этот сезон завалил. При этом по статистике у вас лучший сезон в карьере. Как это сочетается?— Это был не самый лучший сезон. Если говорить про статистику, то я мог набрать и больше очков. Завалил ли я сезон? Хех, надеюсь, что не так уж все плохо. Но когда такие великие люди к тебе критично относятся, значит они понимают, что я способен на большее. Наверное, Борис Петрович увидел во мне потенциал. Со мной и Игорь Валерьевич (Никитин. — Sport24) во время сезона много беседовал, но не так просто по щелчку пальцев все поменять. Были мои ошибки, я прекрасно знаю, как их исправить. Постараюсь в следующем сезоне показать свою лучшую игру.

— В чем все же крылись проблемы? Психология? Какие-то тактические недочеты?— Много моментов. Не хочу это выносить, это личное. В большей степени это вопрос психологии. Я много разговаривал с Никитиным о том, что у меня творится в голове. В плане тактики тоже были свои нюансы, например, по игре в обороне. Не то чтобы я не хотел играть в защите. Просто немного не дожимал в некоторых ситуациях. Но в целом по тактике серьезных проблем не было, все-таки я уже третий год в команде.

— Никитин неоднократно говорил, что осенью у ЦСКА было так называемое чемпионское похмелье. Вас оно затронуло?— Для меня это было в новинку. Нужно было как можно быстрее перестроиться. Еще вчера ты был на коне, а сегодня уже новый день. Но у меня не было такого, что я выходил на лед и думал «я король, я чемпион, сейчас всех на одном коньке объеду». Я в хорошем смысле эгоист, хочу забивать в каждом матче. Думаю, это нормально для нападающего. И выигрывать хочется каждый день. Думаю, мои проблемы были связаны с другим. Частично я их уже решил.

— Игорь Валерьевич не выглядит эмоциональным тренером. А ведь во время этого чемпионского похмелья наверняка нужно было встряхивать команду. Он повышал голос? Планшетки или другие предметы по раздевалке летали?— Были, конечно, определенные разговоры. Все понимали, что имея такой состав, нельзя было проигрывать по четыре матча подряд. Да знаете, дело даже не в поражениях. Не было того огня, что в чемпионском сезоне. Игорь Валерьевич это замечал и пытался донести до нас. В итоге у него получилось достучаться до команды, и к плей-офф мы подошли в своих лучших кондициях.

— Бытует мнение, что ваш спад в ноябре был связан со звонком Майка Бэбкока. В этом есть хотя бы доля правды?— Ха-ха. Окей. Предположим, позвонил мне Майк Бэбкок. Как это повлияло на мою игру?

— Вы отвлеклись, начали думать об НХЛ. В конце концов, не каждый день на другом конце провода один из лучших тренеров мира, член Тройного золотого клуба. В теории у любого может закружиться голова.— Нет, нет. Мне кажется, это не мой случай. Пообщались мы немного с Майком, никаких последствий это не вызвало. Даже если бы я уезжал в НХЛ после сезона, мне что, после звонка Бэбкока расслабить булки? Я же понимаю, что чем больше я себя проявлю здесь, в России, тем больше я потом смогу получить игрового времени в НХЛ. Можно будет поехать на другие позиции. Кто в здравом уме скажет: «ты набрал 10 очков за сезон, а у нас ты будешь играть в первом звене»?

— Игорь Ожиганов примерно так и уезжал в «Торонто». Свой последний сезон за ЦСКА он провалил, зачастую даже в состав не попадал.— Это скорее исключение. Такое возможно, если тренер видит тебя на конкретной позиции. Но даже при этом Игорь вряд ли думал «отдохну сезончик и поеду». Если честно, когда я копался в себе и пытался понять причины неудачной игры, мне даже в голову не приходило, что это связано с мыслями об НХЛ. У меня могли быть какие-то разговоры дома с супругой или родителями. Но когда я выхожу на тренировку или тем более игру, все это отбрасываю в сторону.

— То есть разговор с Бэбкоком все-таки был?— Общались пару раз, не более того. Если со мной разговаривал Бэбкок — это не значит, что я не хочу играть за ЦСКА. Люди проявляют интерес, мне это приятно. Но в тот же момент мне все нравится в моей команде. Я не хочу быть одной ногой в КХЛ, а другой в НХЛ. Нужно полностью отдаться свой цели здесь и сейчас, а потом уже думать о следующем шаге.

— Какие впечатление произвел на вас Майк в этих беседах?— Человек знает, чего хочет. Ничего не размусоливал. Сразу показал мои плюсы и минусы. Рассказал, какую роль я могу занять в команде. Все очень прямолинейно и четко. Мне это понравилось. Никто не начал мне врать, что я сразу буду играть в первом звене.

— Все понимали из того, что он говорил?— Ох, нет. С английским языком у меня пока проблемы. Мне помогали с переводом. Сам я в бытовом плане что-то понимаю, поздороваться и спросить «как дела?» могу. Или ужин заказать в ресторане. Надо уже подучить язык, конечно. Жена постоянно подталкивает. Советует смотреть фильмы с субтитрами, особенно те, которые хорошо знаешь. Очень сложно начать учить английский, но я понимаю, что это необходимо.

— На решение остаться в ЦСКА, а не уезжать в НХЛ, повлияла ситуация с коронавирусом? Все-таки с сезоном в Америке пока полная неразбериха. Непонятно, возобновится ли этот, когда начнется следующий…— Очень много нюансов сложилось воедино. В том числе и этот. Я посовещался со своим североамериканским агентом. Мы пришли к выводу, что в этом сезоне я бы все равно уже не смог сыграть, а до следующего ждать слишком долго. Я бы остался на восемь месяцев без хоккея. Второй момент — это качество моей игры. Если бы я стабильно на высоком уровне провел сезон за ЦСКА, наверное, можно было ехать. Но у меня были к себе вопросы. Нужно подрасти психологически.

— Как с вашей стороны воспринимается отъезд лидеров ЦСКА в НХЛ? Завидуете, быть может, тому же Капризову? Или, напротив, рады, что освобождаются места в ведущих тройках?— За пацанов я только рад! За Кирилла в том числе, ему давно пора ехать в Америку. Хорошо, что Григоренко освободил место (смеется). Если серьезно, то я ни капельки не расстроился бы, останься Миша в ЦСКА. Буду следить за их успехами и желаю только удачи. Думаю, у всех должно получиться.

— Буквально пару лет назад в прессе много писали о том, что Окулова в ЦСКА недооценивают, зажимают, не дают реализовать свой потенциал. А есть ли в нынешнем составе игрок, которого те же журналисты или болельщики недооценивают?— Леха Марченко. Не то чтобы его недооценивают. Просто он не на виду, интервью дает редко. А как защитник он очень классный. И передачу отдаст удобную, и сам бросит, и подстрахует. Очень удобно с ним играть. А так, я думаю, все на своих местах. Не думаю, что в ЦСКА где-то на задворках сидит игрок, который в другой команде набирал бы 50 очков. Каждый исполняет свою роль.

— Сейчас в России и мире непростые времена. Коронавирус, цены на нефть, падение курса рубля. Вся эта ситуация как-то повлияла на переговоры с ЦСКА? Сейчас даже игрокам с действующими контрактами предлагают пойти на понижение из-за потолка зарплат.— С клубом мы все достаточно быстро решили. Все прекрасно понимали, что если я подписываю однолетний контракт, то никто не даст мне сумасшедшие деньги. Да и времена сейчас не те. Я все понимаю, мне грех жаловаться. Хоккей позволяет обеспечивать меня, семью и позволяет помогать близким.

— Наверное, немаловажным фактором в переговорах стало то, что ЦСКА остается чуть ли не главным фаворитом в борьбе за Кубок Гагарина. Ради того, чтобы защитить титул, не грех сделать скидку.— Безусловно. Я спокойно принял предложение, так как хочу снова выиграть кубок. С этой командой это можно сделать.

— Из НХЛ в итоге были конкретные предложения?— Были клубы, которые говорили «приезжай» и готовы были дать контракт новичка.

— Сколько было таких клубов? «Торонто» и «Монреаль»?— Не буду их называть, но больше двух, как писали в прессе.

— Генеральный менеджер «Монреаля» Марк Бержевен приезжал в Россию в декабре. Была ли у вас с ним встреча?— Да, общались с ним один раз. Это стандартная практика, ничего экстраординарного.

— В свое время вас проигнорировали на драфте НХЛ. Сейчас и в 18 лет это воспринимается по-разному? — В 18 лет, когда ты смотришь как выбирают сверстников, хочешь, чтобы тебя хотя бы в тридцатом раунде задрафтовали. Тогда, насколько я помню, вообще мало наших парней выбрали. 1995 год почему-то получился не самый урожайный на драфте. Утром проснулся, посмотрел, что никто меня не выбрал и пошел тренироваться дальше. Сейчас, конечно, прекрасно понимаешь, что в этом большой плюс. Можно выбрать команду под себя, с учетом того, какой тренер, насколько город удобен для семьи. А если бы меня пять лет назад выбрал какой-нибудь клуб, сейчас я мог бы им быть нафиг не нужен.

— У вас, как и у многих мальчишек, наверняка в детстве был любимый клуб НХЛ. Какой?— Наверное, как и у многих, «Детройт». НХЛ ассоциировалась с этой командой, с «Русской пятеркой». Всегда было приятно следить за тем, как наши парни находятся на ведущих ролях и выигрывают кубки. Моя чуть ли не первая кассета была посвящена чемпионству «Детройта» в 1997 году. Смотрел я ее, правда, попозже, когда мозг немного начал соображать (смеется).

— Ларионов? Федоров? Дацюк? Учитывая, что вы начинали как центр, чья игра больше нравилась? — Все-таки Ларионова и Федорова я видел очень мало. Разве что по некоторым записям и хайлайтам. А против Дацюка довелось поиграть, и немало. Они все великие игроки, сложно между ними выбирать.

— Когда выходишь играть против Дацюка — это завораживает? Или думаешь, как бы он шайбу мимо тебя не прокинул?— Против него очень трудно играть. Ты понимаешь, что с другим игроком этот пас пройдет, а с Дацюком лучше не рисковать. Думаешь, сейчас отдам под клюшечкой, а потом «нет, нет, лучше не надо». Он думает по-другому. Не пытается отобрать шайбу, а просчитывает, какое ты примешь следующее решение. Как в шахматах. Сразу хочется так же отобрать шайбу у него и быть лучше.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх