Свежие комментарии

  • R620 Климов17 января, 14:23
    А как раздражает детскими прибаутками орущий Губерниев! Примитивен, как стул и отбивает охоту смотреть биатлон...Аликин: «Куда смо...
  • Сергей ххххххххх16 января, 19:16
    Песня хорошая,но нужно быть честными перед самими собой,смотреть не стануМатыцин — о замен...
  • Владимир 12315 января, 9:26
    А принимать антинародные законы у тебя руки поднимаются.Шипулин — о работ...

«Телохранитель» хоккеиста Буре борется за свою жизнь. Оджик уже побеждал тяжелую болезнь сердца

«Телохранитель» хоккеиста Буре борется за свою жизнь. Оджик уже побеждал тяжелую болезнь сердца

Если вы заглянете в список самых удаляемых игроков за всю историю Национальной хоккейной лиги, то обнаружите на его вершине Дэйва Уильямса. Этот парень выступал в лучшей лиге мире в 70-80-х годах прошлого века и за 14 лет карьеры чуть-чуть не дотянул до 4000 минут штрафа, остановившись на отметке 3971. Следом за Уильямсом в этом рейтинге вы найдете немало знакомых фамилий — Дэйл Хантер, Тай Доми, Боб Проберт. Ну а добравшись на 17-й строчки, обнаружите там индейца Джино Оджика и мгновенно вспомните о Павле Буре.

На протяжении 7 лет Оджик был, можно, сказать, личным «телохранителем» русской звезды «Ванкувер Кэнакс». Парни встретились в 1991-м и с этого момента здоровье Павла стало главной целью Джино. Со своей задачей он справлялся исправно.

«Мы были почти ровесниками: ему — 21, мне — 20. Мы быстро сдружились. Он пришел из резерва, а я попал в команду из СССР. Оба плохо говорили по-английски, но как-то научились понимать друг друга. Джино — отличный человек. Его все уважали. Он был тафгаем, так что всегда заступался за меня или любого другого партнера по команде.

Могу рассказать, как он приезжал в Россию. Он прилетел в Москву и хотел устроить мне сюрприз, но его же никто не встречал в аэропорту.

Так что он взял такси и отправился в единственное здание, которое знал — здание, где раньше располагалось КГБ. Там он заявил: «Я — Джино Оджик. Приехал навестить Павла!» Через час его привезли ко мне. Забавная история».

Оджик сохранил теплые чувства к россиянину. Например, одному из своих 8 детей он дал необычное для Канады имя Буре. А в 2009-м, через 6 лет после того, как Павел ушел из хоккея, утверждал, что тот вполне способен вернуться в НХЛ:

«Мы видимся пару раз в году, когда я приезжаю во Флориду — там бывают и братья Буре, и их мама. Последний раз пересекался с Павлом этим летом. Он весил столько же, как и когда был игроком. Я поразился, в какой он хорошей физической форме. Если б ему предложили контракт, думаю, Буре мог бы вернуться в НХЛ. Могу привести в пример Теему Селянне. Уже не самый быстрый игрок. Но ему не нужно носиться со скоростью 100 км/ч. Он всегда знает, где оказаться на площадке в конкретный момент».

После хоккея Оджик стал владельцем гольф-клуба в Ванкувере, работал на семью Аквелини, которой принадлежат «Кэнакс» и состоял в правительственной организации Канады, которая решает вопросы коренного населения страны. Но 2014 год изменил его жизнь. За неожиданным сердечным приступом последовал страшный диагноз от медиков — первичный амилоидоз в терминальной стадии. Если перевести его на обычный язык — сердце хоккеиста покрылось толстым слоем белка. Врачи же говорили языком цифр — Джино осталось не больше года.

Но один из самых мужественных людей в истории хоккея не мог сдаться просто так. Индеец начал бороться с тяжелой болезнью, его поддерживала большая семья и тысячи фанатов «Ванкувера» и случилось чудо — работавшее лишь на 25% сердце уже к 2017-му стало функционировать на 60%. Еще один бой, выигранный огромным канадцем:

«Я не допускал мысли о том, что умираю. Всегда думал о том, что смогу победить болезнь. И я не мог подвести столько людей, которые поддерживали меня. Сейчас все хорошо. Остается только надеяться, что болезнь не вернется еще лет 20», — говорил бывший хоккеист 3 года назад.

Увы, его мечта не сбылась. В конце прошлой недели в североамериканской прессе появились сообщения о том, что у Оджика случился рецидив амилоидоза. Позже этот факт подтвердил сам «телохранитель» Буре:

«Она вернулась около месяца назад, а на этой неделе я начал химиотерапию. Доктора обнаружили болезнь рано, поэтому я уверен, что смогу побороться. Это был шок, но что поделать. Мне предложили несколько вариантов лечения, я попросил следовать тому плану, по которому мы действовали в последний раз, ведь он сработал. Теперь меня ждет химиотерапия в течение следующих 6 месяцев».

В 50 лет Оджик снова оказался перед необходимостью бороться за свою жизнь и собирается выиграть это сражение. Оставайся сильным, Джино!

Подпишитесь на хоккейный Youtube-канал Sport24

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх