Свежие комментарии

  • александр резников
    Только в масках."Размерам Дзюбы з...
  • Минаев Борис
    Пора открывать в РФ легальные публичные дома по контролем минздрава и потребнадзора."Размерам Дзюбы з...
  • danilcenco Леонид Данильченко
    Дзюба похоже страдает шизофренией. Одобряющие его увлечения - тоже."Размерам Дзюбы з...

КраСава приехал в гости к семье Мамаева. Говорили о тюрьме, изменах и религии

КраСава приехал в гости к семье Мамаева. Говорили о тюрьме, изменах и религии

Павел Мамаев — один из самых обсуждаемых футболистов России последних лет. Особенно после той самой ночи, завершившейся уголовным делом и реальным сроком. Женя Савин поговорил с полузащитником «Ростова» о том периоде, работе со Слуцким, несостоявшемся переходе в «Ман Юнайтед» и многом другом.

Вот главное из очередного выпуска «КраСавы».

Религия, переосмысление

— Мало кто знает, что ты — верующий. Я знаю, что ты заморочен по вере.— «Заморочен» — это слово неправильное. Я считаю, что так и должно быть. Все мы православные, от души, наверное, все это идет. Я никогда этого не показывал и не показываю на людях, никому не говорю об этом.

— Люди, которые открыли компьютер или телефон, сейчас думают: «Чувак говорит нам про веру, но он мог пойти в клуб, накидаться, подраться». Что ты скажешь таким людям, которые могут, наверное, и объективно тебе такое сказать?— Сказано в Евангелии: «Киньте в нее камень те, кто без греха». Ни одного безгрешного человека нет и каждый совершает какие-то ошибки. Главное — искупление, понимание, осознание их. Безгрешных людей нет, есть только один безгрешный — это Иисус Христос и все, больше никого. Я и с батюшкой на эту тему общаюсь, все поддаются каким-то соблазнам, каким-то искушениям.

Это сущность человека — борьба с самим собой на протяжении всей жизни.

— Когда мы с Кокориным общались, он сказал: «Чему тюрьма может научить? Тюрьма меня ничему не научила». Что ты осознал и что переосмыслил после того, как год провел закрытый за решеткой?— Абсолютно все, что я делал не так. В первую очередь — отношение к своей семье, своей жене, к детям, к родителям. Не хочется больше этого повторять. Как бы это громко ни звучало, я рад, что сложилась такая ситуация… Я очень сильно вырос в духовном плане, в человеческом плане, для меня многое ушло на второй план. Важно — это семья, близкие тебе люди и быть просто порядочным и хорошим человеком.

— Ты считаешь, что это жесткий, но для тебя ключевой бесценный опыт?— Я не могу сказать, что это жесткий, это заслуженный опыт. Не буду говорить за всех ребят, которые со мной были, для меня — это заслуженный. Я пришел к тому, что заслужил. И мне надо было пройти этот путь, чтобы, так скажем, стать на путь исправления.

Сорвавшийся трансфер в «Манчестер Юнайтед»

— — 2012-й год. Ты в Майами, Тошич до тебя дозванивается и говорит: «Тобой интересуется большой европейский клуб». В итоге, это — «Манчестер Юнайтед». Как проходили переговоры и почему ты не перешел в «МЮ» сэра Алекса Фергюсона?— Да, была история такая. Зоран говорит: «Паша, со мной связались люди. Тебя хочет приобрести европейский клуб». Я говорю: «Кого-чего?», он говорит: «Это люди — европейцы, нужно знание языка». Я языком не владею настолько, но у меня сестра родная закончила институт иностранных языков и в этой сфере работает. Я говорю, пусть с сестрой связываются и общаются.

Я на тот момент не был игроком сборной, и отец сразу сказал, что в Англии нужна рабочая виза с учетом процента игр за сборную. Мы были уже на финишной прямой, я уже вылетал из Москвы, когда мне позвонил генеральный директор ЦСКА и сказал: «Паша, на следующий день приходишь и завершаем сделку». Я приехал на сбор ЦСКА и мне Зоран говорит: «Что ты здесь делаешь?» В итоге, вопрос закрылся 28–29 января, нам позвонили и сказали, что проблемы с визой решить мы не можем.

— Официально — у тебя были проблемы с визой, но у меня есть достоверная информация, почему ты не перешел в «Манчестер Юнайтед».— Открой мне тайну.

— В последний момент так же, как Зорану Тошичу, Фергюсон позвонил Дику Адвокату, который работал в сборной России. И, по моей информации, Дик Адвокат дал плохую рекомендацию тебе.— Я слышал про эту версию. Возможно, оно так и есть. Я не хочу кого-то обвинять, осуждать или говорить плохие вещи, потому что не знаю, насколько это правда.

— Я одного не понимаю: как тренер сборной может дать плохую рекомендацию, чтобы человек не перешел в «Манчестер Юнайтед». Как можно было обломать переход в такой клуб?— Это и есть наша жизнь. Не всегда все зависит от тебя, иногда — от каких-то обстоятельств, а иногда — от каких-то людей. Это надо принимать и жить с этим дальше. Я тебе скажу, что через 8-9 месяцев после этой истории я мог оказаться в «Алании», и это тоже жизнь, понимаешь? Граница в 9 месяцев — и ты мог быть там, а мог быть здесь. Это жизнь, за что мы ее и любим.

Алана Мамаева

— Ты работала event-менеджером, моделью, встречалась с миллионером. Павел Мамаев не был для тебя «билетиком» в счастливую райскую жизнь?— Я не считаю, что Паша — это мой счастливый билет. Это тот человек, с которым мне суждено было быть. Это мой муж, которого я люблю.

— Как вы познакомились?— Через знакомую. Мы были в «White cafe», как-то все закрутилось, завертелось и вот.

— Тебе начали писать разные телочки, что Паша был с ними.Да, это была самая жесть. Было такое ощущение, что со всего света собрались девушки, которые были с Пашей. Может быть, это на самом деле было. Мне написало 50 человек.

— Самое безумное, что писали в тот период?Якобы Паша был с несовершеннолетней девочкой, и об этом узнал ее строгий отец, и теперь он хочет посадить Пашу в тюрьму. Откровенная дичь уже.

— На что ты жила в тот момент? Тебе платили за эфиры, когда ты ходила на ТВ?Да, я пошла на несколько каналов, которые считала допустимыми для себя. Конечно, я не пошла на «Пусть говорят», хотя предлагали большие суммы — 2 000 000 за один эфир.

— Ты могла забрать детей, уехать, подать на развод.— Конечно, у меня были такие мысли, но чем больше мне писали: «Разводись и уходи от него», чем больше народ хотел развода, тем больше я понимала, что я хочу сохранить семью. Я не знаю, как это действует, в какой-то момент, когда мы общались с Пашей, я ему опять поверила. Я себя корила, потому что нельзя верить человеку, который столько раз тебя обманывал, но я поверила и не зря.

— Главное, что изменилось в Мамаеве за 1,5-2 года— Он стал другим человеком, стал трезво мыслить, ценить то, что у него есть сейчас. Он даже поменял свое отношение к футболу, он рассказывал, что когда им дали мяч в тюрьме, это такое было счастье, просто поиграть, получать кайф от игры, не за деньги, не за результат.

— У тебя есть проект на ютубе «Пластика». Откуда у тебя родилась идея помогать людям, у которых была неудачная операция?— Я помогала людям достаточно давно, но когда Паша был в тюрьме, получилось так, что люди, которые нуждались в помощи, были несчастны. Я поняла, что хочу помочь им. Начала сравнивать наши ситуации и, помогая этим людям, я помогла себе пережить эту ситуацию с Пашей. Все бывает, я не умерла, а есть люди, которые не могут из дома выйти, посмотреть в зеркало, но они, собственно, и жить не хотят. И глядя на таких людей, я поняла, что у меня все в порядке, и у меня есть возможность помочь. Мне это так понравилось, что я захотела рассказать об этом другим людям, и все пошло в гору.

— Для тебя это социальный или коммерческий проект? Сколько ты денег вкладываешь и зарабатываешь?— Я нисколько не зарабатываю, я в минусе. Ни о каком заработке и речи быть не может. Затраты идут от транспортировки пациента до самой съемки. Может быть, я и могла бы что-то заработать, потому что были предложения от врачей, но я не могу. Я хочу помогать, а не рекламировать.

Мамаев — о тренерах, с которыми работал в ЦСКА

Газзаев

— Для меня он сделал очень многое. У меня был юношеский максимализм такой, знаешь, «Я должен играть». Я к нему пришел, мы с ним поругались, я ему сказал: «Отдавайте меня в аренду». Он меня слушал-слушал, а потом ударил по столу: «Ты можешь сколько хочешь говорить, но ты отсюда никуда не уйдешь». И все.

Это в тот момент сыграло большую роль в моей карьере. Уйди я тогда в клуб ниже — и неизвестно, как пошла бы моя карьера. Он своим, так скажем, отеческим решением не дал мне сделать, возможно, глупость.

Зико и Хуанде Рамос

Зико — это удовольствие от футбола, кайф. Человек, который сказал: «Мне нужен мяч, нужно, чтобы вы играли с мячом». Рамос — с ним проработали два месяца, наверное, это кайф от каждой тренировки.

Слуцкий

— Слуцкий — это отдельная тема

— В плюс или в минус?— В минус.

— Ты с Леней плохо вообще?— Да, я даже не знаю, что сказать. С мужской точки зрения я его не уважаю.

— Ты можешь аргументировать? Это достаточно серьезное заявление.— Я его не уважаю. Примеры не буду приводить. Я никогда не приму его как личность, для меня он — пустое место.

— Что это была за история, когда Слуцкий позвал тебя в комнату, а ты сказал: «Викторыч, про вас слухи ходят разные, давайте на нейтральной территории встречаться»? Это все выдумки?— Да, я причем не знаю, кто это выдумал, но рассказывают в таких красках, что когда читаю — самому смешно. Такой истории даже близко не было.

— Зато я точно знаю, у меня есть такой инсайд, что ваши отношения испортились, когда Леня тебя оштрафовал и ты ему сказал: «Какое право ты имеешь забирать мои деньги».— Это было.

— За что оштрафовал и на какую сумму?— Сумму не помню, а оштрафовал за желтую карточку, которая повлияла на то, что следующую игру я пропускал.

— Может, он хотел тебя воспитать, также по-отечески, как ты говорил про Газзаева, что-то изменить. Почему ты думаешь, что главный тренер не может оштрафовать тебя, когда ты получаешь желтую?— Главный тренер может все. Я сделал то, о чем я не жалею. Я сказал человеку то, что думаю и что считаю правильным.

— Ты прямо с ненавистью говоришь. Расскажи, что произошло.— То, что произошло, я считаю будет низко и не по-мужски выносить какие-то вещи. Он этим славится, так что можешь у него спросить, может, он поведает тебе что-то.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх