Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

Анатолий Тимощук: «Пока рано вешать медали «Зениту»

Анатолий Тимощук: «Пока рано вешать медали «Зениту»

Для Анатолия Тимощука Сергей Семак — уже третий главный тренер «Зенита», которому он ассистирует. Украинский специалист, который в бытность игроком выиграл с сине-бело-голубыми все трофеи кроме Лиги чемпионов, вернулся в Петербург при Мирче Луческу и остается до сих пор.

В интервью Sport24 Тимощук рассказал о:

тяжести предсезонных сборов для тренеров;тренировочном подходе Луи Ван Гала в «Баварии»;игре опорника Вильмара Барриоса;возможном расширении Премьер-лиги.

— Начнем с банального. Как проходят сборы?— Все отлично. С хорошим настроением, с хорошими нагрузками, с тренировками для отдыха. Так что все идет очень хорошо. Травмированных нет. И это радует, потому что первый сбор был самый тяжелый. И часто у футболистов бывает дискомфорт.

— Разница между первым летним и первым зимним сбором большая? Учитывая, что летом предсезонка гораздо короче.— Все зависит от того, когда у тебя матчи. Если бы мы прошли дальше в еврокубках, подготовка бы строилась по-другому, исходя из того, что останется просто меньше дней. Сейчас как раз есть время, чтобы уделить внимание всем моментам и не спеша заложить тот физический фундамент, который в дальнейшем будет нужен команде. Да, летом у нас меньше времени на подготовку и на первых сборах нужно работать еще больше, чем зимой.

— Физический фундамент закладывается на год? Или до конца сезона?— До конца сезона, конечно. Потому что у многих будет длительный отпуск…

— А еще там будет чемпионат Европы.— Большая часть футболистов все равно поедет отдыхать. Да, будет Евро. Но когда футболисты приезжают в сборную, тренерский штаб сборной уже анализирует, кто в каком состоянии. Конечно, чем лучше твои кондиции — физическая форма, психологическая уверенность — в чемпионате России, тем больше тебе это поможет при подготовке к матчам национальной команды.

— Лично вам что проще: проводить сборы как игроку или как тренеру?— Мое мнение — тренеру намного сложнее. Нужно готовиться к тренировочному процессу, все анализировать. Хорошо, что у нас дружеские отношения в тренерском штабе. Стараемся принимать решения все вместе. И главный тренер уже окончательно, скажем так, визирует то, что уже было обговорено. В этом плане лично для меня никакого дискомфорта нет. Все-таки я уже три года работаю тренером. Я уже перестроился. Работаю, думаю, анализирую, чтобы быть максимально эффективным и помочь команде.

— Первые зимние сборы Луческу, Манчини и Семака сильно отличаются друг от друга? Или в целом схемы подготовки одинаковые?— С Луческу значительно больше бегали. Это что касается физической подготовки. И работа с мячом носила более длительный и интенсивный характер. Сейчас, имея всевозможные доступные системы вычисления, мы можем точно определить состояние каждого игрока. Тот же анализ лактата, физическое состояние сердечно-сосудистой системы. Это все отправляется нам после каждой тренировки. Мы можем составлять графики, сравнивать, понимать состояние футболиста до начала сборов, к концу первого подготовительного периода. И понимаем, как подвести футболиста к первой официальной игре. К счастью, информации сейчас очень много. Поэтому корректировать тренировочный процесс легче. У каждого тренера, с которыми я работал и как футболист, и как тренер, есть своя определенная философия и касаемо подготовки, и касаемо видения футбола в целом. Так что вряд ли стоит проводить какие-то параллели.

Но если говорить о Манчини, то два тренера по физподготовке, которые пришли в клуб при нем (Иван Карминати и Андреа Сканавино. — Sport24), остались. И по направлениям, которые касаются беговой работы или работы в тренажерном зале, можно какие-то сравнения проводить. Они чем-то схожи. Но опять же, вся работа ведется, исходя из состояния футболистов. Идет работа по группам, чтобы футболистам было проще подстроиться. У каждого своя группа, у каждого свой темп, свои объемы. В этом направлении главное — понимать, что ты делаешь и чего ты хочешь достичь.

— То есть в современном тренировочном процессе к игрокам индивидуальный подход?— То, что касается беговой работы, занятий в тренажерном зале, проводится определенный анализ физического состояния. И ты понимаешь, в какую группу определить игрока для того, чтобы он быстрее, более эффективно и менее травмоопасно готовился. Раньше как раз была такая подготовка очень жесткая. Никакого распределения по группам не было. Сейчас мы можем говорить о том, что это вредило состоянию игроков, их здоровью. Не все было грамотно. Но тогда были такие условия. И мы в них выживали. Сейчас, к счастью, информации очень много. Ты получаешь полностью сканированного футболиста. И ты понимаешь, что с ним делать, какие упражнения назначать. Это что касается беговой работы. По поводу работы с мячом — это больше общекомандные упражнения. Но здесь тоже часто распределяем игроков по группам в зависимости от того, чего ты больше хочешь достичь.

— С лишним весом из отпуска кто-нибудь приехал?— Могу сказать, что небольшие изменения есть в сравнении с теми кондициями, в которых футболисты уходили в отпуск. Но они не критичные. Это говорит о том, что ребята, даже находясь в отпуске, понимают, что надо возвращаться в правильном состоянии.

— У вас в этом плане тоже полный порядок?— Да, слежу за собой. Несмотря на то, что закончил карьеру достаточно давно, свой игровой вес держу. Для самого себя. В этом весе чувствую себя комфортно.

— Вы выкладывали фотографию из отпуска, где вы играете в футбол на пляже с пацанами. Они вообще понимали, что играют против победителя Лиги чемпионов?

— Узнавали, конечно! Среди них был парень, который сейчас играет в молодежном составе «Боруссии» из Дортмунда — Брэдли Финк. Он играл против меня. А я был в команде с его отцом. И этот парень был очень удивлен моим физическим состоянием, движением. Конечно, на песке непросто играть. Но свое физическое состояние стараюсь поддерживать. А за этим парнем буду по возможности следить. Он родился в Швейцарии, а сейчас переехал в Дортмунд. Думаю, что у него должно все получиться. Очень габаритный форвард.

— В прошлом году «Зенит» начинал зимнюю подготовку матчами против «Локомотива» и «Спартака». Сейчас — «Аль-Увайнах» из третьей катарской лиги. Как лучше втягиваться в сезон: матчами с явными аутсайдерами или с соперниками, более или менее равными по классу?— Такие матчи, как против «Аль-Увайнаха», на сборах все равно нужны. Если ты участвуешь в каком-то турнире, ты не до конца можешь контролировать нагрузочные объемы. Например, если играешь против «Спартака» или ЦСКА, это не всегда удается. В этом году мы в турнире участия не принимаем. Сейчас не спеша хотим реализовать все, что запланировано, чтобы команда была полностью готова к возобновлению чемпионата.

— Шесть товарищеских матчей за сбор — не мало?— Это нормально. Выдерживается недельный цикл, в котором мы привыкли играть в чемпионате. Если не брать Кубок. Понятно, что когда команда в сезоне играет на несколько фронтов, матчей получается больше. Но что касается сборов, думаю, у нас будет и по два матча в день, чтобы сыграла одна команда, а следом другая. Это нормальный график, чтобы все получили хорошую нагрузку.

— Скоро будет игра с ЦСКА. Сергей Семак после матча с «Аль-Увайнахом» сказал, что ему все равно с кем играть — с российскими командами или с зарубежными. А для вас есть разница? Учитывая, что скоро «Зениту» играть с ЦСКА в гостях в РПЛ?— Раз главный тренер сказал, что это не имеет значения, значит, так и есть. Я думаю, что игра с ЦСКА для всех нас будет интересна. Сыграть с соперником высокого уровня на сборах всегда хорошо. Если бы это была последняя игра на последних сборах, и сразу же нужно было играть против этой команды в чемпионате, этот матч конкретно для меня какой-то информационный повод носил бы. Но сейчас, за 20 дней до возобновления чемпионата, все еще может поменяться. И наверняка поменяется. И состояние футболистов, и, возможно, игровая схема. И какую-то информацию для внутреннего анализа из такого матча будет вынести очень сложно. Поэтому спокойно сыграем. Да и ребятам будет приятно сыграть против футболистов, с которыми они играют в одной сборной.

— Но разве нет опасности «запалить» какие-то комбинации или розыгрыши стандартов?— Конечно, мы об этом думаем. Будем стараться сделать так, чтобы усложнить сопернику подготовку к матчам против нас в чемпионате. Но они, в свою очередь, уверен, тоже сделают выводы и будут стараться что-то скрыть.

— Одна из ваших задач в качестве тренера «Зенита» — стандартные положения. Объясните, как это происходит технически? Вы анализируете соперника, смотрите на его слабые места и, исходя из этого, пробуете разные комбинации? Или отталкиваетесь исключительно исходя сильных сторон своих футболистов?— Информации очень много. Как внутренней, так и приходящей извне. Мы анализируем, смотрим. Если мы говорим об обороне, то конечно, нам надо хорошо изучить, как соперник играет в атаке. И наоборот: если ты атакуешь, ты должен изучить, как соперник обороняется. Поэтому есть определенные классические направления, которые мы стараемся использовать от матча к матчу. Но иногда стараемся придумать что-то новое, чтобы застать соперника врасплох. Потому что стандартные положения, наверное, один из ключевых моментов в игре. Одним стандартом ведь можно кардинально изменить ход матча. Поэтому мы достаточно много времени уделяем этому компоненту. И стараемся не упустить ни одной детали.

— У вас есть авторский розыгрыш, от и до придуманный вами, который принес результат «Зениту»?— Есть и такие. Но мы забили достаточно мячей не только с угловых и штрафных. Так что какой бы розыгрыш ни был, чтобы мы ни придумали, все равно все зависит от исполнителей. От ребят, которые выходят на футбольное поле. От того, насколько они все запомнили и готовы исполнить в игре. Большинство стандартов зависит от хорошей передачи. Более 60-70 процентов успеха — это передача на правильной скорости и высоте. Чтобы мяч попал в нужную зону. И там уже включаются игроки, которые должны завершать. И они должны максимально быстро сориентироваться, куда открыться, как пробить. Поэтому мелочей в стандартных положениях очень много.

— Штрафной Ригони — Дриусси в конце прошлого сезона — ваша идея?

— Это одна из наших идей. Она была запланирована в других матчах. И они ее уже делали. Хорошо, когда в голове футболиста остаются наши идеи. И потом они их используют, проанализировав ситуацию на поле. Например, стандарты могут наигрываться, но если ситуация не располагает к такому розыгрышу, футболист должен быстро сориентироваться и принять правильное решение. Если футболисты знают заготовленную комбинацию какого-то розыгрыша, почему ее не использовать? Таких комбинаций у нас достаточно. Очень часто они меняются. Наработок много. И мы стараемся выбрать для ребят самые эффективные и самые рабочие варианты.

— Как вы оцениваете игру Вильмара Барриоса в опорной зоне? Ему есть куда прибавлять?— Любому футболисту есть куда прибавлять. Пределов совершенству нет. Многие из футболистов удивляют нас по ходу чемпионата. Это касается и Барриоса. Достаточно сильный и уверенный футболист. Игрок сборной Колумбии. Мы понимаем, что его основная роль — разрушитель. Он помогаем группе защиты, первым вступает в оборону. Но с точки зрения атакующих действий ему есть куда прибавлять. Хотя игрок он достаточно эффективный с хорошим техническим потенциалом.

— Кажется, за 2019 год у него не было провальных матчей.— Знаете, как-то раз у Зинедина Зидана спросили, как он оценивает свою игру. Он сказал, что все зависит от того, может ли он поддерживать свой уровень на протяжении всего сезона. Так что чем больше у футболиста стабильно сильных матчей, тем его уровень выше. Если игрок один матч выдает сильный, потом слабый, потом снова сильный, ты не всегда понимаешь, чего от него ждать: сыграет он сегодня хорошо или не очень. Про таких говорят «игрок настроения». А есть футболисты, которые выходят и играют высоко на своем уровне. У каждого футболиста есть планка. И чем выше эту планку они будут держать, тем выше будет их качество. А если начинаются «качели», то прогрессировать, конечно, сложнее.

— Когда Барриос только приходил в «Зенит», у него была совершенно чудовищная статистика точности передач. Не смущал этот момент?— Нет. Опять же, мы хорошо проанализировали Барриоса перед приглашением. Хорошо понимали его сильные качества, на которые может рассчитывать вся команда. Так что никаких смущений по этому поводу не было.

— Сейчас он в плане передач сильно прибавил.— Многие факторы повлияли на его прогресс. Когда я только перешел в «Баварию», у меня была такая история. Луи Ван Гал был фанатом упражнений на передачи — технического оснащения каждого игрока. Мы с ребятами на это все смотрели и тихонечко шутили: «Мне 30 лет, что он меня учит эти передачи раздавать? Эту сделай так, эту сильно, эту под дальнюю ногу, здесь закрой корпусом». Для многих это было в новинку. У него в составе были игроки мирового уровня, а он учил их делать передачи! Но спустя несколько месяцев я поймал себя на мысли, что качество моих передач выросло в разы. Если бы я не начал работать над этим элементом, я бы подумал, что это невозможно. И это касается всех футболистов — кто-то подтянул «слабую» ногу. У каждого был рост — у кого-то больше, у кого-то меньше.

Так что Барриос здесь не является исключением. Если уделять внимание качеству техники, качеству обращения с мячом, оно будет расти. И это будет только прибавлять уверенности каждому игроку. Вильмар — стабильный игрок основного состава и в «Зените», и в сборной. Но по тому, что я вижу в тренировочном процессе, он может раскрыть свой потенциал намного больше.

— В российском футболе планируют увеличить число команд до 18. В Германии, где вы играли, как раз 18 команд в Бундеслиге. Насколько комфортен для вас такой график?— Уже приведено много доводов. Кто-то за, кто-то против. Но надо понимать, что таких условий, как в Петербурге, для осенне-зимнего футбола нет ни у кого в России. Имея такой шикарный стадион, проводить матчи в не самых комфортных погодных условиях — это небольшая проблема.

В любом случае, какой бы формат ни был, его нужно принимать и работать в таких условиях, которые у нас будут. Например, когда я играл в чемпионате Казахстана, там постоянно менялся формат соревнований. Сначала делились очки пополам после двух кругов, потом не делились, потом что-то еще было. Каждый год принималось какое-то решение, под которое команды должны были подстраиваться.

В РПЛ для команд, участвующих в еврокубках, у которых много футболистов вызываются в сборные, будет сложно добавить в график эти дополнительные матчи. Поэтому нужно найти решение, которые стало бы комфортным для всех. Время покажет. Но есть чемпионаты и по 20 команд. Формат должен быть идеально выверенным для того, чтобы все команды чувствовали себя комфортно и могли работать для достижения целей.

— Но конкретно футболисты «Зенита» готовы к дополнительным четырем матчам в сезоне? — А что такое четыре матча? Это не так много.

— Но для «Зенита» в этом случае полностью убивается недельный цикл.— Да, если команда выступает на три турнира — это сложно. Командам с более свободным графиком будет лучше. Найти что-то среднее очень сложно.

— Далер Кузяев в 2018 году провел более 50 матчей с учетом сборной. А практически весь прошлый год он пропустил из-за травм.— С другой стороны, мы видим чемпионат Англии, где люди по 60 матчей проводят. Тот же Ракитич за «Барсу» провел более 60 матчей и не получил ни одной травмы. Да, нагрузка здесь колоссальная. Недавно в АПЛ между матчами «Манчестер Сити» была разница 36 часов, потом 42 часа. Они стараются с этим бороться, но все равно выходят из ситуации.

Но давайте прямо говорить, не на всех российских стадионах условия идеальные. Не все перелеты идеальные. Так что нужно анализировать, что для игроков хорошо, надо принимать правильные решения. И люди, которые хотят принять решение о расширении, должны принять это все во внимание. И найти идеальное сочетание, при котором всем командам было комфортно. Мы не говорим сейчас конкретно про «Зенит». Если участвуют 18 команд, то все они должны находиться в балансе.

Ведь все эти изменения для чего происходят? Чтобы красота и качество футбола росли. Чтобы болельщики ходили на стадионы. Поэтому все нужно проанализировать, чтобы качество игры радовало болельщиков. И чтобы трибуны на всех стадионах РПЛ были как в Петербурге — есть с кого брать пример!

— Вы упомянули АПЛ, но во-первых, там тренеры жалуются на большое количество матчей. А во-вторых, доехать на поезде за час из Ливерпуля в Лондон — это не то же самое, что лететь на матч 5 часов.— Поэтому я и сказал, что нужно понимать те условия, в которых мы находимся. Нужно сделать так, чтобы они были близки к идеальным в каждом матче. Взять те же газоны. А ведь для футболистов это самый главный момент. На газонах плохого качества может быть получена травма. Плюс длинная дорога на матчи. Конечно, все это сказывается и на состоянии игроков, и на качестве футбола. Так что все должно быть обдумано и сделано грамотно.

— Больше матчей в РПЛ означает увеличение выносливости у наших футболистов? Или это не так работает и футболисты станут более загнанными?— В любом случае, мы должны быть готовы к этому календарю. К тому ритму, в котором играют в Англии, Испании, Германии. Понятно, что «Зенит» равняется на лучшие клубы мира. И чтобы соответствовать такому уровню, мы должны этот уровень держать. Поэтому то количество матчей, которое есть у других команд, мы должны выдерживать.

— 10 очков отрыва от второго места за 11 туров до конца. Это много или мало?— Это достаточно. Могу сказать, когда я играл, и пока у команды были какие-то математические шансы, я никогда не сдавался. Поэтому любая команда, которая находится даже на расстоянии 10 очков, 11, 12, пока есть шанс, будет стараться подняться выше, стать чемпионом. У каждого свои цели. Мы читаем высказывания игроков других команд. Все говорят, что чемпионат еще продолжается и пока рано вешать медали «Зениту». В 2017 году нам медали уже в десятом туре на шеи повесили…

Есть примеры, когда и 11 очков отыгрывались, и семь очков за шесть туров. И девять очков за семь туров. В футболе могут произойти вещи, в которые не верится. Этим он и прекрасен. Не хочется быть примером этого всего, конечно. Надо быть максимально сконцентрированным, чтобы добиться максимального результата и победить в чемпионате.

— Вы играли в основном в командах, для которых отрыв от второго места — обычное дело. Не сидела в голове мысль о том, что в одном матче право на ошибку все-таки есть?— Помните, как ЦСКА выиграл последние 11 матчей и стал чемпионом? Этот пример до сих пор сидит в голове. Мы этот отрыв создали своей игрой. Мы находимся на первом месте благодаря отношению футболистов к делу. И все мы должны быть настроены на результат. Наши цели всегда максимальные. Каждый из нас хочет побеждать, хочет быть чемпионом.

Чемпионат — это марафон, который длится год. Он очень тяжелый. Так что всегда приятно достичь финишной прямой в ранге чемпиона. Каждый из нас это держит в голове. И я более чем уверен, что все футболисты понимают, что проходных матчей у нас как не было, так и не будет. Все игры нам даются тяжело. Никто просто так очки не отдаст. Имея такой большой отрыв, нам надо думать о том, как его не потерять. Наоборот, нужно его укрепить.

— Главный конкурент «Зенита» на весеннюю часть сезона?— Мы привыкли говорить, что если сам себе не навредишь, то уже никто тебе не навредит. На данный момент все в наших руках. Но многое зависит и от соперников, которые будут против нас отчаянно сражаться. Отчаянно отдаваться матчам, чтобы сократить то отставание, которое есть. Весной в розыгрыше будет 33 очка. У нас отрыв 10 очков — всего треть. Так что не так все просто.

Вторая часть чемпионата начинается для нас рядом матчей дома. И при родных болельщиках после сборов хотелось бы максимально сконцентрированно провести эти игры.

— Кто был самым сложным соперником в РПЛ в первой части сезона и в плане подготовки к матчу, и в плане самой игры?— Хотелось бы сказать про какие-то топовые команды. Но было очень много тяжелых матчей. Например, в Уфе проиграли. Очень неудобный соперник. Что касается самой подготовки, то самые сложные игры были в Лиге чемпионов. Все-таки играя в чемпионате, ты следишь за всеми командами. А с соперниками, с которыми предстоит играть в Лиге чемпионов, не всегда получается эффективно использовать ту информацию, которая у нас есть. И получилось, что даже с семью очками мы не вышли даже в Лигу Европы. Из всех групп только одна команда из занявших третье место набрала больше нас — «Аякс». Уверен, мы могли претендовать на большее.

А если говорить о ЦСКА, «Спартаке», «Локомотиве» — эти матчи для нас как последние. Как дерби. И подготовка к ним была непростая. Нужно было учесть все детали, чтобы подготовка была идеальной. Чтобы футболисты вышли и показали свою лучшую игру. Но мы, тренеры, можем только закладывать фундамент. А творцы — это футболисты, выходящие на поле. И от их качества, стремления, индивидуальных действий мы получаем ту картину и тот результат, который заслуживаем своей игрой. Радует, что ребята до конца верят в победу.

— При подготовке к топовым российским соперникам нет боязни перемудрить?— Нет. У нас достаточно времени. Мы постоянно общаемся, вносим какие-то изменения. Каждый из тренеров хочет что-то улучшить, чтобы помочь команде. Но окончательные решения принимает главный тренер.

Подписывайтесь на страницу Sport24 Вконтакте!

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх