Свежие комментарии

  • Виктор Артамонов
    Прекрасный ответ Я. Рудковской.Жена Плющенко Руд...
  • Виктор Артамонов
    "В ролике Гном Гномыч, как мальчика называют родители..." Прекратите использовать эту оскорбительную дурацкую кличку,...«Зачем родители п...
  • Галина Миронова
    Прижать бы чпекулнтов, чтоб былВолосожар: «Я уже...

Американец готовится бить русскую звезду UFC. Сопернику Яна помогает кикбоксер из Волгограда

Американец готовится бить русскую звезду UFC. Сопернику Яна помогает кикбоксер из Волгограда

Петр Ян — один из самых перспективных российских бойцов в UFC. За полтора года он прошел пятерых соперников, поднялся на 4-ю строчку рейтинга легчайшего дивизиона UFC, а 14 декабря на турнире в Лас-Вегасе ему предстоит самый громкий бой в карьере. Соперником Яна станет Юрайя Фейбер.

Когда Фейбер начал профессиональную карьеру бойца, Петру Яну было 10 лет. Когда Фейбер побеждал удушающим бывшего чемпиона UFC Доминика Круза, Яну исполнилось 14. Когда Фейбер впервые дрался за пояс UFC, 18-летний Ян был студентом Сибирского государственного университета физической культуры.

Из 45 поединков Фейбера четыре были за титул UFC. В списке его соперников вы можете найти таких ребят, как Жозе Альдо, Фрэнки Эдгар, Доминик Круз (трижды), Реннан Барао, Рафаэль Ассунсао и Дженс Пулвер.

С большой долей вероятности, за Яна будет болеть огромное количество русскоговорящих людей. Но корреспондент Sport24 Ярослав Степанов поговорил с русским бойцом, который сделает все, чтобы Петр проиграл.

Вячеслав Борщев — кикбоксер из Волгограда. Чемпион мира, мастер спорта международного класса, многократный победитель российских и международных соревнований по К-1. На сегодняшний день он один из основных тренеров по ударной технике в зале Team Alpha Male, который принадлежит Юрайе Фейберу.

И 14 декабря он прилетит в Лас-Вегас, чтобы из угла американца подсказывать ему, как бить Яна.

Мы говорим о том, как 40-летний Фейбер, который за последние три года подрался лишь раз, собирается побеждать 26-летнего Яна, который за полтора стал одним из основных претендентов на пояс UFC. Помимо этого, внутри еще будет много веселых и познавательных историй. Например, что заставило рыдать Жан-Клода Ван Дамма и почему США круче России в ММА.

— Когда ты попал в США?— Начать хотел бы с того, что многие почему-то думают, что я переехал в США. Но я просто большую часть времени тут нахожусь. В связи с тем, что тренируюсь и работаю. Работаю для поддержания штанов, помогаю Юрайе с тренировками, пацанов тренирую. А прилетел я сюда в 2017 году. Буду уже третий Новый год встречать здесь.

— Как выглядели твои первые дни в Сакраменто?— Ну, во-первых, я знал, куда еду. Целенаправленно ехал сюда. И с первых секунд посетило ощущение, что меня как будто бы тут ждали. Были различные сложности, связанные с документами и травмами. Много трудностей пришлось пережить, но сама команда, люди, тренировки… Как будто это всю жизнь меня ждало. Уже сейчас чувствую себя тут увереннее. Будто бы это мой зал. Я вот год назад был в родном Волгограде, заходил в родной зал, но не чувствую ничего. Возможно, это еще связано с тем, что они переехали и ремонт сделали. Но не знаю.

— И все-таки. Первые дни в Сакраменто. И, в частности, в зале Team Alpha Male.— Я остановился у чувака, с которым мы 10 лет назад еще в Волгограде тренили. Оказалось, он живет не очень далеко. Привез меня в зал, я сразу же купил месячный абонемент со всеми услугами. 250 долларов вроде. Просто ходил на тренировки. Не понимал даже, что тренируюсь не с профессиональной командой. Так прошло пару недель. И уже после этого я встретил в зале Юрайю Фейбера. Увидел его, подбежал, говорю, мол, я чемпион мира из Волгограда, дал ему шапку нашу и майку с надписью «Mother Russia». С ходу ему заряжаю: «Сделай мне бой, я очень хочу подраться в ММА». Он, наверное, подумал, что я какой-то чудик. Спросил меня, купил ли я абонемент. Я сказал, что купил, и в этот вечер он меня выдернул на спарринги по боксу с парочкой топовых ребят из команды. Я проявил себя, дал им чуть пробздеться, и Юрайя понял, что я не балабол. Похвалил, но позвал еще на день борьбы. Там он меня за 5 минут раз 15 задушил. Но все равно похвалил. Сказал, что у меня борцовский менталитет, что пру всегда до конца. В общем, я начал пахать. Пахал четыре месяца, общался с ребятами, знакомился со всеми, Юрайя меня постоянно вытягивал на мероприятия разные. И через четыре месяца он мне говорит, что я уже готов выступить в ММА. Потом начались сложности с поиском соперника, и надо было заниматься специальной визой. Я находился там по туристической визе, и уже как раз приближался срок, когда мне необходимо было покинуть страну. В итоге работа по визе затянулась, а у меня дома ребенку уже год исполнился. Я не выдержал и полетел домой. Пробыл там совсем немного, потому что в России уже не мог так тренить. Тут все удобно. Живешь близко, тренируешься, не отвлекаешься.

— Но ты же потом еще раз возвращался в Россию?— Да. Порвал мениск, поехал на операцию. И снова вернулся.

— И начал тренировать?— Еще в мой первый приезд Юрайя периодически просил где-то парням помочь по ударке. А уже со второго приезда он мне начал подкидывать полноценные тренировки. Это как раз совпало с тем периодом, когда из Team Alpha Male ушел Джастин Баклз (тренер по ударной технике). В общем, начал я полноценно тренировать. Но не прям так, чтобы за деньги. Например, начинал я со своего товарища Андрю Паркера. Буквально за еду его тренил. Он мой первый проект в Team Alpha Male. Думаю, Юрайя меня отметил, как тренера, благодаря Эндрю. Когда мы начинали работать, он даже джеб выкинуть не мог. А через месяц тренировок уже приезжал в зал АКА, и Люка Рокхольда перебивал на руках. Ну, просто Эндрю очень талантливый и умный парень. Четко выполнял, что я его просил. Даже мой ломаный английский понимал.

— Как ты оценишь Сакраменто на контрасте с Волгоградом?— Это два разных мира. И дело не в том, где лучше, а где хуже. Невозможно сравнивать. Тут практически нет высотных зданий, инфраструктура другая. И все очень дорого здесь. Но проедешь 10 км — попадешь в Западное Сакраменто. И увидишь, как там жестко. Знаешь, что было первым, что я увидел в Западном Сакраменто? И понял, что я там. Огромная толстая тетенька спражняла нужду посреди дороги. И всем до барабана. Идешь по Восточному Сакраменто — тебе все улыбаются, спрашивают, как дела и все такое. Стоит очутиться в Западном Сакраменто… Пересечешься с кем-то глазами — сразу случится конфликт. И я еще узнал, что это не самое худшее место в Сакраменто и Калифорнии. В Сакраменто много мест, похожих на мой район в Волгограде. И это классно. Правда, тут почище, поаккуратнее, дороги целее. Но в целом, Сакраменто — очень крутое место. Особенно для детей. Тут на один квадратный метр по два парка! И все для детей, все бесплатно. А, ну и тепло, конечно.

— У зала Team Alpha Male есть одна история, связанная Жан-Клодом Ван Даммом. В прошлом году он приезжал в ваш зал, но закончилось все конфликтом между ним и Коди Гарбрандтом (экс-чемпион UFC в легчайшем весе). Что там произошло?— В тот момент я находился прям около клетки. На самом деле, закончилось все тем, что мы собрались у Юрка (Юрайя Фейбер. — Sport24) дома, Ван Дамм обкурился и уснул. А что касается самого конфликта, то историю так раздули. Ван Дамм давал мастер-класс Коди и Крису Холсворду. Он там что-то исполнял и случайно задел ногой по челюсти Коди. И Гарбрандт странно себя повел. Он начал кричать: «Придурок, ты что творишь? Еще раз так сделаешь, и я тебя выключу». А Ван Дамм упал на колени и зарыдал. Может, он на таблетках каких. Не знаю. Юрайя его успокаивал, мол, все нормально. Но потом понял, что это бесполезно, и уткнулся в свой телефон. Вообще, Ван Дамм — очень своеобразный человек. Мне всегда казалось, что он странный чувак. Когда встретился с ним, увидел то, что ожидал. Даже по нашему общению.

Юрайя почему-то ему про меня много рассказывал. Что я кикбоксер из России, очень скучаю по родине и все такое. Он говорит мне: «Да, я знаю, что русские близки со своей семьей». И я ему отвечаю: «Так ты же кент Путина». И он сделал вид, будто не понимает, о чем речь. И я про себя думаю: «Ах ты чижик». А ведь совсем недавно стоял радостный и довольный с президентом и с пьяным Емельяненко в обнимку. Но, как бы я про него не думал, автограф для тещи попросил.

— Однажды ты говорил, что не хочешь пока перевозить в США семью, так как не до конца освоился. Сейчас с тобой в Америке находятся супруга и дочь. Значит ли это, что ты полностью освоился?— К сожалению, нет. Я уже в какой-то момент даже чуть сдался. Но очень тяжело было без семьи. В итоге Юрайя на меня надавил, сказал, что видит, как мне нужна семья. Сказал, что поможет, если что. В общем-то, практически все, что ты видишь в моем доме, куплено не мной. Кто-то что-то подарит и так далее. И за квартиру мы платим 1300 долларов в месяц. Нам очень повезло.

— Давай перейдем к теме боя Юрайи и Яна. Когда Фейбер возвращался в ММА, ты рассказывал, что перед тем, как подписать контракт на бой, проводилось голосование среди тренеров Team Alpha Male: стоит ли Фейберу принимать бой с Рикки Симоном. Проходило ли такое голосование по поводу боя с Яном?— Прикол в том, что он нас поставил в известность уже после того, как подписал контракт. Видимо, знал, что мы начнем отговаривать. В итоге, как и в прошлый раз, я и еще один тренер начали возникать. А зачем ему этот бой? Для Пети это круто, базара болт. Но зачем это Фейберу? Он в итоге объяснил, что долго общался с UFC, они не могли договориться по сопернику. То с Альдо бой не получался, то с Домиником Крузом. Про Генри Сехудо даже речь зашла, но этого не хотело руководство UFC. В итоге Юрайя, как настоящий гангстер, не стал уходить от вызовов и принял бой с Петром.

— Ян сейчас располагается на четвертой строчке рейтинга легчайшего дивизиона UFC. Фейбер — на 12-й строчке. Разве это нельзя назвать выгодным поединком для Юрайи?— Ну, конечно, это ему многое может дать, если он выиграет. Даже не так. Когда он выиграет! Это круто для наследия, для перспективы подраться за пояс UFC. Но вопрос: зачем ему этот титульный бой? Фейберу уже 40 лет, а ММА — дело такое. Мало ли, бой сорвется, а там у Сехудо какие-то травмы. Или с допингом проблемы. Все может быть. Получается, мы сейчас пройдем через тяжелый бой с Яном. А лет нам уже 40. Но в любом случае, это круто для наследия, если окажется, что в 40 лет он может конкурировать с такими монстрами, как Петя. Вообще, ты же помнишь, что Ян год назад дрался с Теруто Ишихарой? Это тоже парень из нашего зала. Я тогда еще отказался участвовать в его подготовке, потому что знал, что он не вытянет. Не могу я тренировать, если не верю в положительный исход. И Фейбер еще тогда сказал, что Ян выглядит как будущий чемпион. То есть он уже тогда уважал Петю. И сейчас уважает. Он понимает, что будет драться с серьезным бойцом.

— Еще в августе Фейбер говорил, что бой против Ян — это не то, что ему нужно. Что поменялось?— Ну, давай по-честному. Если говорить с точки зрения здравого смысла, то этот бой не нужен Юрайе. Если только он хочет конкурировать за титул. Но есть ли такая задача? Я не думаю. Но врать не буду, не знаю, что у него в голове творится. Предполагаю, что поменялась только позиция руководства UFC. Оно поставило его в такое положение. И никто на это не повлиял, кроме самого UFC. Тот же трешток Яна. Это вообще никакой роли не сыграло. Просто глупо выглядело. Но Петя бьет сильных бойцов, а найти ему сильного соперника сложно. Так все и случилось.

— Ты говоришь, что трешток Яна выглядел глупо. Но разве это не по такой схеме сейчас делаются большие бои? Нужно что-то говорить, чтобы тебя заметили.— Ну, наверно. Не мне судить. Мне просто это не показалось ни смешным, ни забавным. Просто, может, я необъективен. Но понимаю, что это бизнес. Возможно, играет роль какой-то стереотип, что нашим это не к лицу. Конечно, я не хочу, чтобы наши бойцы все были как Федя. С бетонным лицом. В них кидают говном, они подставляют левую щеку, правую щеку и идут бить морду. Просто, кажется, надо быть чуть забавнее, делать это в прикол. Но не знаю. Я не был в такой ситуации. Рассуждаю, как диванный эксперт.

— Можешь описать свой взгляд на бой Петра и Юрайи, во-первых, с точки зрения друга Фейбера, которого ждет очень сложный бой, а во-вторых, с точки зрения россиянина, который в этом бою не сможет болеть за россиянина, в виду объективных причин?— Как гангстер скажу: Юрайя, брат, разорвет его, поломает, уничтожит! Как патриот: Петя! Наш, сибиряк, не почувствует пиндоса волосатого! Это к вопросу о том, когда ты смотришь российские и американские новости. А так, кажется, у Юрайи больше навыков. Он опасен везде. Я бы даже не сказал, что у Пети в боксе есть преимущество. Я видел бой Яна с Джимми Риверой. И видел бой Юрайи с Джимми Риверой. Не вижу, чтобы Петя превосходил Фейбера в стойке. Но нужно быть физически готовым. У Яна еще хорошая защита от борьбы. Это проблема. И Петя хорош в клинче. Чуть выше. Объективно это серьезный фактор. Он очень выносливый. У Юрайи тоже все в порядке с выносливостью, но у Яна она дуровая. Он прям сильный. Это может сыграть роль. Все-таки Юрайе 40 лет… Если прилетает в голову в 40 лет, то, наверно, это может повлиять. Но Фейбер выглядит шикарно. Он в идеальной форме. Все слышит, все видит, в парах смотрится круто, не пропускает много. Выглядит так, будто ему 25, а не 40. Он никогда не устает, пашет, как псих.

Сначала я уважал Фейбера, как человека. Потом начал любить, как друга. А сейчас понимаю, что он один из тех людей, на которых мне бы хотелось равняться. Это человек, который сам себя построил. Я нахожусь сейчас в похожей ситуации. Я не знаю ничего про жизнь Пети, но знаю, как в России обстоят дела со спортом. Он же не работает параллельно. Только тренируется и делает свое дело. Вот часто в пример ставят Хабиба. Да он никогда в жизни не работал. Всю жизнь бьет морды и борется. Как американцам с ним конкурировать? Тут половина профессиональных бойцов совмещает спорт с работой. Единицы могут позволить себе не работать параллельно. Если честно, я удивился, что американцы такие лютые. Всю жизнь думал, что это лохи какие-то. А у них в зале нет ни одного человека с высшим спортивным образованием. Когда у нас в залах у каждого высшее спортивное образование. И они бьют нас в ММА. Они нас бьют в ММА.

— Но в России же тоже очень многим приходится совмещать карьеру и работу.— Не знаю. Я по себе сужу. Когда был в федерации кикбоксинга, я жил в кайфе. Только тогда, когда стал тренироваться самостоятельно, я понял, как было хорошо. И я понимаю, почему мы в кикбоксинге уже 20 лет подряд все выигрываем. Потому что все условия есть, поддержка. Вообще, мы избалованный народец, который не хочет за свои права бороться, но в то же время жалуется. Короче, неправильное у нас представление о ребятах из США.

— Но все же говорят про крутые системы в колледжах и университетах, которые позволяют людям, которые добиваются успехов в футболе, борьбе или баскетболе получать стипендию и учебные места.— Я тоже слышал об этой системе, но ни разу здесь этого не встречал. Все, кого я знаю, работают. Даже Юрайя. У него бизнес какой-то и дела всякие. Но Фейбер — реальный гангстер. Расскажу одну ситуацию. Однажды мы с тренером по боксу Джоуи ждали Юрайю. Общались. И я ему рассказываю, что в период жесткой подготовки я дергаюсь и боксирую во сне. Пару раз даже жену сильно ударил во сне. И раз был прикол: в момент удара я просыпаюсь. То есть вижу, что идет удар, но сделать уже ничего не могу. И со всего размаху ее по затылку ударил. Так она даже не проснулась. То ли я такой лошара, то ли она жесткая. И Джоуи говорит, что это ненормально, такого не бывает. Приходит Юрайя и говорит, мол, у него тоже такое постоянно. Когда он еще в колледже боролся, он мог проснуться от того, что затекли руки, так как он брал во сне захваты. И подруг бил во сне иногда. Нормальное явление. А еще он рассказывал, как работал в каком-то фаст-фуде. Там они же говорят всякие приветственные фразы и прочее. Так вот, он эти фразы во сне полностью проговаривал. И мы его попросили что-то воспроизвести. И Юрайя произнес каждую фразу наизусть. Прикинь, он работал в фаст-фуде 15 лет назад. И все помнит дословно. Он жесткий. 15 лет назад чувак херачил в фаст-фуде, а сейчас он долларовый миллионер. И основные деньги сделал не на спорте.

— На данный момент Петр Ян пока ведет в противостоянии с бойцами зала Team Alpha Male. Он нокаутировал Теруто Ишихару, который ни разу в карьере не проигрывал нокаутом. Может ли это каким-то образом влиять на Фейбера? Как минимум потому что Ян может вырубить человека, которого до этого не вырубал никто.— Ну, во-первых, у нас в команде вообще не бывает пессимистических настроений. Во-вторых, это было достаточно давно. Многие уже и не помнят. Учитывая, что Ишихара сейчас тренируется в зале лишь наездами. Уверен, что в коллективе, который переживает за Юрайю, все уверены. Нет разговоров, мол, он не вытянет. Ну а что? Да, Петя красавчик, но мы понимаем, что Фейбер тоже в порядке. Лично я был не в восторге от этого боя. Но я и от боя с Рикки Симоном был не в восторге. В итоге Юрайя нокаутировал чувака за 46 секунд. Я понял, что мало в этом понимаю.

— Петру сейчас 26 лет. С 2017 года он провел семь боев, выиграв каждый из них. Фейберу сейчас 40 лет. С 2017-го он провел один бой. Можно ли сказать, что это две ключевые разницы, которые делают Юрайю очевидным андердогом?— Мне кажется, с появлением ставок у людей сложилось неправильное впечатление. Они начали размышлять над ММА по статистике. Как в футболе. Но единоборства — это другая тема. Грубо говоря, у тебя вечером бой. Ты встал с утра, громко пукнул, и все вокруг засмеялись. Есть люди, которых это жестко загрузит. Или, например, едешь ты на турнир, а по дороге попадаешь в пробку. И этот фактор может кого-то сломать. Многое тут зависит от психологии, от мелких нюансов и факторов. Нужно смотреть на карьеру целиком. Если ты это сделаешь, то вспомнишь, что Юрайя когда-то проводил весь бой с двумя сломанными руками. Если ты это сделаешь, то вспомнишь, что он дрался с Жозе Альдо, который тогда находился в лучших своих кондициях. Он три раза дрался с Домиником Крузом и один раз задушил его. В общем, смотришь на Юрайю и понимаешь, сколько всего он прошел. Потом смотришь на Петю и понимаешь, что у него тоже были тяжелые бои, но они были в России. И ты сам знаешь, как у нас все дико в плане стероидов. Может, они там все на бурбулях были. Тяжело судить. Наверное, статистика имеет место быть в ММА, но все слишком сложно.

— Будешь ли ты находиться в углу Фейбера?— По идее, да. Мне уже билеты купили в Лас-Вегас, я заполнил все документы. Надеюсь, мне там никто пощечины не захочет раздавать, а то я могу неправильно среагировать.

— Общался ли ты лично когда-нибудь с Петром?— Нет. Только общие знакомые с ним на сборах были. Вообще, забавно. Я всегда симпатизировал Петру. Он яркий боец, яркий парень. Такой весь взрывной. Мне очень нравилось. А тут так получилось, что надо против него готовить чувака, находить слабые стороны.

— Что Фейберу не нужно делать в бою против Яна?— Проходить в две ноги головой вперед. Не быть очевидным, много не бить ногами. И заднюю не давать, не трусить. Мне почему-то верится, что Петю морально не сломать. Уверен, что болевым не закончится. Если брать с фанатской точки зрения, мне бы не хотелось, чтобы так закончилось. Мне кажется, что Юрайя, если закончит бой досрочно, то добиванием. Петька не сдастся. Мне хочется в это верить. Если Фейбер ему будет руку ломать, то ему придется ее отрывать. Если попробует задушить, то Петя уснет. Но не постучит.

— А как угловому Юрайи Фейбера, во что тебе верится?— Что он нокаутирует Петю за 46 секунд.

— Как ты думаешь, удивится ли Петр Ян, когда после боя с Фейбером к нему подойдет один из угловых Юрайи и скажет что-то на русском языке?— Может, ему уже кто-то сказал. И, наверно, было бы упущением, если бы они не знали, что я ему помогаю. Даже какой-то недооценкой. Я все-таки высокого уровня кикбоксер. Могу драться на самом высоком уровне. Это серьезный фактор. Я из волгоградской школы кикбоксинга, у нас есть традиции воспитания спортсменов. Если они не знают, что я в его лагере, это серьезное упущение.

— Получается, у вас будет дерби: волгоградская школа кикбоксинга против сибирской школы бокса.— Ну да, типа того. Я же как-то подгонял Юрайе костюм волгоградской сборной по кикбоксингу. И он меня ездил секундировать в нем. Еще я ему подогнал костюм СССР, он в нем гонял пару раз. Так что Юрок — наш пацан, волгоградский. Мы от него не отказываемся, что бы ни случилось.

— Поймешь ли ты возможный хейт людей со стороны российских болельщиков, мол, он готовит бойца из Америки бить своего соотечественника?— Хейт я вообще не понимаю. Это в любом виде — дичь. А что касается патриотизма, то это вполне нормальное состояние человека. Когда люди этого стесняются — это дебилизм. Бред. Естественно, мне русский человек ближе, чем любой американец. Но нельзя путать дружбу и менталитет. Я люблю Россию и русских, потому что это часть меня. Конечно, я болею за русскоязычных бойцов. Это нормальное состояние. Другое дело, когда это переходит рамки. Да, сейчас я буду болеть за Юрайю, но следующие все бои я буду болеть за Петю. И до этого болел за Петю. Не вижу в этом ничего такого. Более того, я буду делать все от меня зависящее, чтобы Юрайя его победил. Победил легко и без травм. Этот чувак, по сути, нас кормит. Я не вижу в этом предательства. Он же кормит меня не потому что я ему какие-то сексуальные услуги оказываю. Это моя работа. Он помогает мне стать бойцом. Он помогает мне завтра драться за пояс UFC. Естественно, я буду на его стороне. Это здравый смысл. Тех, кто такие простые вещи не понимает, мне жалко. Но, может, им так легче.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх