Свежие комментарии

  • Alex
    Каспарайтис может падать ниц перед кем угодно. Если ему так хочется изображать Пятницу, то он даже зад может целовать...Каспарайтис: «Не ...
  • Владимир Ильин
    Гениальные спортс-мены и -вумены! верните России кредит, выданный вам, для достижения гениальных результатов, потом -...Россию готовы пок...
  • Светлана Чайковская
    Идёт война на всех фронтах. И на спортивном тоже. Если нужно бабло, так и озвучивайте родители бегунов своих. Так пон...Россию готовы пок...

«Ответственность за Николича несу лично я». Кикнадзе — об уходе Семина, конфликте с фанатами и целях «Локо»

«Ответственность за Николича несу лично я». Кикнадзе — об уходе Семина, конфликте с фанатами и целях «Локо»

После скандального непродления контракта с Юрием Семиным генеральный директор «Локомотива» Василий Кикнадзе достаточно долго не объяснял свою позицию. Утром 22 мая он пришел в программу «Футбол России», где ответил на вопросы Владимиру Стогниенко — об отношениях с Палычем, хейте фанатов, целях «Локо» в будущем и продлении этого сезона РПЛ.

— Почему вы всю последнюю неделю соблюдали режим молчания?— Не думаю, что неделю. Наш режим молчания длится гораздо дольше. И оживленная дискуссия, которая возникла вокруг решения совета директоров, велась теми, кто поддерживает Юрия Палыча. Говорят про «непродление контракта». Не готов согласиться с этим термином. У Юрия Палыча контракт истекает 31 мая. Я, кстати, такой же наемный работник, как и он. И эту позицию Семин неоднократно высказывал на заседаниях совета директоров. Мой контракт истекает в декабре 2024 года. И совет директоров принял решение: мы выходим на новый четырехлетний цикл, под который разработана определенная стратегия, и имеет смысл вести дела с новым главным тренером. Это первое.

Второе. Дискуссия вокруг продления или непродления, продолжения или нет работы Семина велась примерно с Нового года. Основанием для этого послужило не слишком удачное завершение первой половины сезона.

Я имею в виду осенний цикл. Сейчас эта дискуссия вылилась в решение совета директоров. При этом надо понимать, что кандидатуры совету директоров предлагает генеральный директор. И совдир принял решение поддержать ту кандидатуру, которую предложил я.

— Николич — ваша креатура?— У меня было порядка 18 фамилий в списке за эти полгода. С большей частью я встречался лично или по крайней мере вел переговоры с агентами. Среди кандидатов были и очень громкие имена. В конечном итоге остановились на трех. Эти три кандидатуры и кандидатура Юрия Палыча были предложены совету директоров с моими рекомендациями.

— Чем вас так привлек Николич? Кто вам его порекомендовал?— Он яркий человек. Молодой, при этом тренирует 17 лет. Зарекомендовал себя как смелый, амбициозный, атакующий, хорошо разбирающийся в вопросах тактики тренер. Я получил положительные отзывы и из Испании, и из Англии, и из Сербии, и из России. Нашел возможность трижды с ним встретиться. Философия, которую он исповедует, близка той, которой придерживаюсь я.

— А вы какую бы хотели видеть философию в игре «Локомотива»?— Первый подход к теме главного тренера у меня немного с другой стороны — с экономической. Я сформулировал бы его следующим образом: те обязательства, которые клуб взял на себя в последние годы, чрезмерны. Они не соответствуют тем возможностям, которые имеет клуб. Обязательства финансовые. В условиях, когда ТВ приносит 3% бюджета; вся коммерческая деятельность — 9%, из которых 3,5% с билетов, абонементов и так далее; 20% приносит Лига чемпионов и более 60% приносит поддержка одного спонсора, мы понимаем, что нам необходимо находить другие источники финансирования. И, соответственно, начинать серьезную работу по продвижению молодежи. Первая дискуссия с Юрием Палычем у нас случилась ровно год назад в Мадриде во время финала Лиги чемпионов. Мы не можем больше позволить себе роскошь брать возрастных футболистов. При этом они тоже нужны. Ни в коем случае не зарекаюсь и не говорю, что мы теперь будем брать только 18-летних. Но нам необходимо научиться развивать собственных игроков, привлекать молодых футболистов из других клубов, из-за рубежа, развивать их и в возрасте 24-25 лет отправлять в большое плавание.

— Продавать.— Не люблю глагол «продавать» по отношению к людям. Скажем так, оформлять трансферы на выход. С этой точки зрения для нас принципиально важна работа с академией, молодежкой, «Казанкой». И у Николича в контракте прописаны обязательства усиленного внимания к этому направлению. За полтора года, что я работаю генеральным директором «Локомотива», мне ни разу не удалось вытащить Юрия Палыча на игры «Казанки» или молодежки.

— Но при этом при Семине Алексей Миранчук стал нашей звездой, Антона вытащили из Эстонии, Баринов вытеснил из состава Денисова, появился Магкеев. Лысов и Тугарев время от времени появлялись. Этого мало?— Считаю, могло быть больше, интереснее, и по каждой кандидатуре за те полтора года, что я работаю… Нет, по Баринову могу говорить. Уже два года мог быть в основе. Черчесов все время с вопросом ко мне обращается: «Ты видишь, как Баринов играет? Он уже два года мог так играть». Юрий Палыч консерватор. Это и плюс, и минус. В той оживленной полемике, что идет без нашего участия, воспринимается, что есть вражда, конкуренция. Могу сказать, что с моей стороны нет ни вражды, ни конкуренции, ни желания что-то доказать. Юрия Палыч консерватор в том смысле, что ему удобнее работать с игроками, которых он знает, которым доверяет. И возможно, это одна из причин того, что мы концовку прошлого года отыграли в неудачном формате. В 11 матчах была одна победа тяжелая над «Тамбовом» при восьми поражениях. При этом в двух итоговых матчах Лиги чемпионов был, мягко говоря, не тот футбол, который хотелось бы видеть.

— Но там были «Ювентус» и «Атлетико»…— У меня больше вопросы по домашней игре с «Байером», где все решалось и где мы ничего не показали. И здесь вопрос следующий: какие задачи ставить, куда идти? При том бюджете, что мы имеем, очевидно, мы обязаны бороться за место в тройке минимум. В Лиге чемпионов обязательно тоже надо бороться. Но нельзя смотреть только на сегодняшний момент — почему мы и принимали четырехлетнюю стратегию. Как я говорил, 20% бюджета клуба последние два года — это еврокубки. Но в 2024 году формат еврокубков поменяется — произойдет серьезное смещение в сторону богатых клубов. И либо мы вскочим на площадку уходящего поезда и зацепимся за европейские бюджеты, либо нам суждено всю жизнь плясать в Лиге Европы или Лиге конференций.

— Из последних клубов Николича только у «Партизана» сильная академия и молодой состав. Он еще очень любит Данко Лазовича, который часто приходит играть в его команды.— У него действительно хорошие отношения с Лазовичем. И мы обсуждали приезд Лазовича в качестве кандидата в тренерский штаб. Вы посмотрите повнимательнее, где играют воспитанники Николича, которые у него в трех клубах играли. Во всех топ-5 чемпионатах они есть. Причем ребята, которые от него выходили еще молодыми. И для нас это тоже достаточно важно.

— То есть молодежь точно будет играть?— Думаю, не только молодежь. У «Казанки» достаточно амбициозные задачи. Сначала мы ставили перед ней цель подготовки игроков, а теперь обсуждаем необходимость подняться в ФНЛ. Настроены уделять команде не меньшее внимание.

— Год назад вы говорили о трех задачах: первая — участие в еврокубках и минимум пятерка в РПЛ, вторая — финансовая, третья — акцент на работе с российскими молодыми игроками. Получается, что Юрий Палыч две футбольные задачи выполнил.— Давайте степ-бай-степ. Во-первых, я не готов оценивать тренерскую составляющую работы Юрия Палыча. Есть результат.

— Но он же есть. «Локомотив» в настоящее время занимает второе место.— Прошу прощения, но давайте смотреть не только на сегодняшний результат. Давайте посмотрим, где мы были в конце года. Там было много вопросов — прямо был внутренний кризис, связанный с тем, что 11 футболистов получили бесконтактные мышечные травмы. Некоторые из них неоднократно. Это было следствием нагрузок, и тренеры это признают. У нас была разработана целая программа, как избежать этого в дальнейшем. Считаю, что это вопросы к главному тренеру. А на сегодня скажу следующее: то второе место, которое «Локомотив» занимает, никаких гарантий не дает ни Юрию Палычу, ни Марко Николичу. Если РФС и РПЛ зафиксируют, что мы в этот момент заканчиваем, значит, задача выполнена. Если не зафиксируют — задача остается, и мы будем биться за то, чтобы играть в Лиге чемпионов.

— То есть вы считаете, что игра в этом сезоне плохая? Все-таки результат он по итогам всего сезона считается…*— Еще раз. Что мы принимаем за хорошую или за плохую. Я бы хотел играть в атакующий футбол, чтобы у нас было стратегическое видение идеологии клуба. Клуба — не тренера. Клуб должен понимать, в какой футбол команда хочет играть. На это наши ближайшие планы и нацелены.

— Вы считаете, Николич будет играть прямо в атакующий футбол?— Думаю, он у нас пойдет более осмысленный. Все-таки, согласитесь, по состоянию на сегодня игра в обороне — сильное место нашей команды. Мы умеем «сушить». Причем определенные изменения произошли после неудачной игры в Лиге Европы с «Атлетико» три года назад. Мы стали играть в более плотный футбол, накрывать соперников лучше. Но это привело к определенным проблемам в атаке.

— Но предыдущие команды Николича не были лидерами лиги по владению мячом.— Но посмотрите, насколько результативно они играли.

— Как у Николича с русским языком?— Учит. Впервые мы встретились в марте или апреле. И когда я сказал, что есть шанс стать главным тренером, он приступил к изучению — несколько раз в неделю. Он верил, что выбор будет сделан в его пользу.

— Правда ли, что зимой предлагали пост главного тренера Олегу Пашинину?— В тренерском составе остались и Дима Лоськов, и Олег Пашинин, и Заур Хапов, и Саркис Оганесян, и Сергей Алексеев. То есть почти весь тренерский штаб, что работал с Юрием Палычем, входит в штаб Марко Николича.

— То есть никто не захотел уйти?— Здесь еще один важный и принципиальный вопрос для меня: для чего мы работаем, на кого мы работаем? Это тоже одна из точек дискуссии, которую мы в Мадриде год назад вели с Юрием Палычем. Он говорил, что всегда будет на стороне игроков. Я говорил, что всегда буду на стороне клуба.

— Но это нормальное явление: тренер должен защищать игроков, менеджер — клуб.— Возможно. Но не совсем. Клуб больше меня, больше Юрия Палыча, больше любого из тренеров или игроков. Важно, чтобы развивался клуб. И команда, конечно, как важнейшая часть клуба, потому что мы обеспечиваем ее деятельность. Когда я общался с тренерами и задавал вопрос об их будущем в составе тренерского штаба, вот это понимание, что мы работаем на клуб, оно совершенно точно присутствует. И для меня это очень ценно.

— Получается, по-вашему, никто из них не готов руководить командой в качестве главного?— Мы обсуждали этот вопрос. Я делал определенные предложения некоторым тренерам, которые сейчас работают в составе клуба. Фамилии называть не буду. Но коллеги по определенным причинам отказались.

— Николич приедет работать в очень плотном отрезке в сложных обстоятельствах в жесткой борьбе с тем же”Краснодаром» за место в ЛЧ. Нельзя было продлить контракт с Семиным хотя бы на год?— Как раз тот формат, что сейчас складывается, нам не позволил этого сделать. График, который нам предложили, крайне тяжелый: начать 21 июня и закончить 22 июля. То есть за 4,5 недели нужно сыграть восемь игр. А с интервалом в неделю — 2 августа — начать следующий чемпионат. Речи о каких-то сборах, знакомстве с коллективом, планомерной работе в эту неделю по определению идти не может. Мы в результате оказались вынуждены рассматривать вопрос прихода главного тренера сейчас — после окончания основного контракта Юрия Палыча Семина.

— Финансирование РЖД сократится в следующем сезоне?— Посмотрим, когда будем обсуждать бюджет следующего года. Думаю, это будет в августе. Но точно абсолютно, что будут определенные изменения. И это понятно — тяжело сейчас.

— Болельщики считают, что с легендой клуба расстаются некрасиво.— Во-первых, пока не расстаются. Последний день работы Юрия Палыча — 31 мая. Второе — по возрастному ограничению Семина, а именно то, что ему больше 65 лет, мы не можем планировать какие-то массовые истории.

Третье — та история, которая вызвала у болельщиков столько гнева, а именно «выдуманная должность» почетного главного тренера, которую посчитали издевательством над человеком. Я категорически не принимаю такую позицию и объясню, почему. Юрий Палыч для клуба сделал больше, чем кто-либо, — это факт, его заслуги безусловны. Мы также считаем, что вклад Филатова в создании этого клуба не менее важен. Поэтому посчитали, что должность почетного президента должна быть у Филатова, а почетного главного тренера — у Семина. Они вдвоем создали ту команду двухтысячных, и нам показалось эта история красивой. Понятно, что в условиях, когда идет чемпионат, когда есть болельщики на трибунах, можно что-то придумать. А в нынешней ситуации — нет.

И последнее. Для того, чтобы что-то придумать, нам нужно согласие с Юрием Палычем.

— Но он отказался?— Пока не получилось. Для Юрия Палыча двери открыты, это его клуб. Мы готовы обсуждать все варианты сотрудничества. Но мы понимаем, что клубу нужны изменения, если мы хотим держаться в круге европейских команд.

— Не получалось сделать, как в «МЮ», где за год объявили об уходе Фергюсона, где он сам назвал преемника?— Весь ураган, который бушует, откуда он взялся? Начиная с нового года, со стороны клуба было пять сообщений. Первое — что у нас с Юрием Палычем разное понимание стратегии развития клуба. Второе — что я буду предлагать на совете директоров несколько кандидатур главного тренера, в том числе Семина. Это были все мессенджи, которые мы направляли в аудиторию. Дальше все разворачивалось силами людей, которые близки, которые сопереживают. И довольно часто высказывания некоторых людей выходят за рамки приемлемого. Когда уже совет директоров принял решение, было официальное заявление и два интервью Мещерякова. Это все, что было от нас.

— Но утечки про Николича были давно.— Это свойство футбольного сообщества. Не думаю, что это было попыткой сделать больно клубу или Семину. Просто попытки собрать клики, что я очень не люблю и называю «хайпожорством». Ну вот так получилось. Мы серьезно работаем, чтобы утечек не возникало. И будут определенные изменения в ближайшем будущем.

— Что будет с абонементами?— Мы в прошлом году попробовали поднять цены на 3,5%, что привело к серьезнейшему конфликту с болельщиками. В этом году у нас уже состоялась встреча с активными фанатами, еще до приостановки чемпионата. Обсуждали разные варианты, в итоге не собирались поднимать цены на новый сезон. Но случилось то, что случилось. Сейчас появится потребность обсуждения новых подходов по этой теме. Будем обсуждать, исходя из той ситуации, которая будет на момент открытия стадиона.

— Будет ли скидка тем болельщикам, у которых есть абонемент на этот сезон?— В среду обсуждался вопрос, что делать. Все болельщики, которые есть у нас в системе, получат предложение о будущем. Будем находить компромисс.

— У руководства сильно испортились отношения с болельщиками. Многие в ярости.— Все покажет практика. Если мы будем играть хорошо и интересно, болельщики нас поймут. Если игра не пойдет… То как не заискивай с болельщиками, стимулируй или запрещай, ничего не выйдет. Рассудит только поле.

Что касается отношения с болельщиками. Я считаю, что с подавляющим количеством болельщиков отношения открыты. Жаль, что нельзя собрать всех на стадионе, я был бы готов к такой встрече. Мы рассматривали возможность провести все в интернете, но это порождает возможность вести себя некоторым непотребным образом. Такое позволить я не могу.

Рано или поздно у меня будет открытая встреча с болельщиками. Есть актив, с которым мы постоянно общаемся. Но и тут есть некоторые вещи, которые немного напрягают. Некоторые вещи не способствуют пониманию с нашей стороны.

— Вам не кажется, что трансферы Мурило, Живоглядова и Джорджевича не самые удачные, и сделаны под давлением финансового фейр-плей?— Нет, не кажется. Это легенда. Могу сказать, что контракт с Мурило заключали при молчании Юрия Палыча. Он присутствовал на трансферном комитете, когда мы обсуждали эту кандидатуру. Я считал эту фигуру коммерческой. И он раскрылся в матче Лиге чемпионов. Будем работать над тем, чтобы развить его еще дальше. Что касается других кандидатур, то они были в списках Семина. Не под первым номером, но были.

— Вы лично несете ответственность за неудачи Николича?— Конечно. Сейчас начались нападки на Анатолия Анатольевича Мещерякова. Но все должны понимать, что генеральный директор несет ответственность за все, что происходит в клубе. Никаких гарантий у меня нет. Как говорит Семин, я точно такой же нанятый человек, как главный тренер. И дадут мне доработать до конца или нет, решит совет директоров. Если клуб станет банкротом — это я виноват. Если мы не будем завоевывать первые места — тоже я виноват. Сейчас идет концентрация на Николиче. Ну не он, придет другой тренер. Все равно отвечать буду я, понимаете? По-другому не дано. Это спорт, здесь надо принимать жесткие, болезненные решения. И если их не принять, будет хуже. Исправлять всегда тяжелее.

— Какие планы на ближайшее время?— Идет оформление виз для Марко и двух его помощников. В любом случае они появятся в клубе после истечения контракта Семина.

Мы ведем переговоры с РФС и РПЛ о протоколе возвращения, у нас по нему есть замечания. Будет встреча с министром спорта Московской области, надо поговорить о возвращении к тренировкам. Для нас самым главным вопросом остается сохранение здоровья футболистов, тренеров, всего персонала. Заболевание серьезное, цеплючее, и чем больше вопросов обсудим на берегу, тем нам будет проще.

— Легионеры вернулись?— У нас двое за пределами России. Чорлука возвращается сегодня, по Хеведесу вопрос открыт.

— Вы голосовали за возобновление чемпионата?— Нет. Но у нас не было организованного голосования. Нам еще предстоит дискуссия на собрании лиги. Я уже написал официальное письмо в федерацию, где сказал, что по нашему мнению чрезмерно опасно возвращать футбол. Но если возвращать, то нужно четко понимать, кто несет ответственность. Сумма исков, которые могут быть предъявлены, могут стать значительными. Знаю, что работа над протоколом ведется, и мы получим ответы на вопросы.

Немцы сейчас стартовали, надо посмотреть, какие будут последствия. У них уже восемь травм после первого игрового дня, и довольно серьезных. Посмотрим, как будет у испанцев и итальянцев. Французы отошли в сторону. Нужно делать выбор — спортивная составляющая или здоровье людей. Либо мы можем полностью защищать людей, либо затея очень рисковая.

Подписывайтесь на телеграм-канал Sport24!

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх