Свежие комментарии

  • Екатерина12 апреля, 2:28
    Гореть ему а в аду, как и всем нацистским ублюдкам!Депутат Госдумы н...
  • галина2 апреля, 11:09
    Им вообще не за что платить. Что они конкретно сделали для страны и ее благосостояния.«Дали 400 или 500...
  • Konstantin Петров1 апреля, 18:14
    Очень сочувствую парню. Желаю поскорее все забыть, а ублюдкам оговорившим его желаю долгих лет незабываемых приключен..."Поместили в каме...

«За Кубок Первого канала пришло много призовых. И это хорошо». Будущие звезды российской фигурки Шевченко/Еременко

«За Кубок Первого канала пришло много призовых. И это хорошо». Будущие звезды российской фигурки Шевченко/Еременко

Танцоры Софья Шевченко и Игорь Еременко — будущее нашего фигурного катания. У молодой пары уже есть серьезные успехи. Ребята — победители юниорского финала Гран-при 2018, бронзовые призеры чемпионата мира среди юниоров — 2019 и полноправные участники взрослой сборной России. В этом году на чемпионате страны дуэт занял четвертое место.

Корреспондент Sport24 Алена Волкова поговорила с фигуристами о кубке Первого канала, коронавирусе, искусстве и дружбе с Александрой Степановой / Иваном Букиным и многом другом.

«За Кубок Первого канала пришло много призовых. И это хорошо». Будущие звезды российской фигурки Шевченко/Еременко
(Евгений Семенов, Sport24)

— Как вы себя чувствуете? Соня заболела сразу после Кубка Первого канала. Что это было?
Соня: Начиналось все как обычная простуда, но я долго не могла выйти на лед — скакала температура, был кашель. В итоге мне поставили диагноз бронхит. Буквально за несколько дней до старта финала Кубка России я вышла на лед. Естественно, мы просто не успели подготовиться после двухнедельного перерыва, было невозможно успеть что-то сделать.

ФКР был для нас очень важен, но предшествующий ему турнир — Кубок Первого канала — был настолько эмоциональным, мы просто отдали всех себя и физически, и морально. Поэтому неудивительно, что некоторые ребята, насколько я знаю, тоже свалились после этого турнира.

Случился огромный выплеск энергии, мы отдали все, что можно. В принципе, мы показали программы на хорошем уровне и на чемпионате России, и на Кубке Первого канала, поэтому какого-то ощущения незавершенности от сезона не осталось.

— Какие остались эмоции и впечатления от Кубка Первого канала? Что вспоминается?
Соня: Сложно сказать, что вспоминается… Наверное, слезы. Слезы радости. Какой-то ком в горле сразу. Это было что-то непередаваемое, со мной никогда в жизни такого не было.

Сейчас многие люди все еще работают из дома, а у нас провели мероприятие с такой отдачей, с такими эмоциями, с таким масштабом… Это что-то нереальное, я до сих пор не знаю, как это описать. Эти эмоции не угасают, они остаются яркими. Это воспоминания на всю жизнь.

Игорь: Да, формат турнира достаточно специфичный, такое нечасто проводится. Ты только заканчиваешь свою программу, сразу бежишь в kiss& cry, снимаешь коньки, бросаешь все, надеваешь кофту и бежишь болеть за своих ребят. И до конца соревновательного дня ты болеешь за других, у тебя нет времени на передышку, чтобы понять, что происходит. Ты то радуешься, то огорчаешься. Тебя настолько захлестывают эмоции, что день пролетает максимально ярко. Потом ты приходишь в номер и пытаешься осознать, что произошло, восстановить хронологию событий и просто понимаешь, насколько это было круто. Очень классный турнир.

— Что было волнительнее: выступать самим или следить за выступлениями ребят из команды?
Соня: Волнительным было все. От начала до конца. На прыжковом турнире мы переживали и за девчонок, и за ребят, они там долго раскатывались в холоде, мы понимали, что им сложно. Еще такой необычный формат. Конечно, хотелось их поддержать, внутреннее волнение, накал подступали. Потом жеребьевка. Была какая-то невероятная палитра эмоций, когда Женя сказала, что выбирает нас. И мы поняли, что мы в команде с Сашей и Ваней (Степановой и Букиным. — Sport24), мы в команде у Жени. Это было так приятно, просто до мурашек.

Игорь: Когда ты катаешь программу, то слышишь кричалки, которые болельщики придумали для каждого спортсмена, когда проезжаешь рядом с kiss& cry, ребята начинают больше кричать, поддерживать. Ты это слышишь, но воспринимаешь не как на обычных соревнованиях. Ты слышишь, что они реально пытаются поддержать тебя, и от этого появляются новые силы, новые эмоции в программе. Ты пытаешься показать и сделать еще больше, потому что за тебя болеют, тебя так поддерживают. Очень приятно, когда с такой силой кричат, болеют. На обычных турнирах это все не так.

— Максим Траньков перед вашим прокатом громко закричал «И-игорь» в стиле «Уральских пельменей…
Игорь: Это было как минимум неожиданно. Мы выехали как на обычный старт, много болельщиков, все кричат, потом тишина… И Макс: «И-И-И-И-И-И-ИГОРЬ». Меня это повеселило. Хотя ты сконцентрирован, ты сейчас должен откатать короткую программу, мы уже друг в друге. Макс кричит, и я понимаю, что не могу сдержать улыбку. Это немного взбодрило даже.

Соня: На самом деле во время этой пятиминутки, где было шесть пар, все были настолько сконцентрированы, всем надо размять максимальное количество элементов. И так получилось, что на разминке мы с Игорем достаточно неприятно упали прямо с первого элемента, потому что смотрели, как бы не врезаться в другие пары. И, так как мы катали первыми, это было вдвойне неприятно, потому что мы понимали, что надо собраться, у нас совсем немного времени, чтобы размяться.

Когда мы с тренерами держались за руки перед прокатом, было видно напряжение с их стороны. Но они сделали все, чтобы привести нас в чувство, чтобы мы не распылялись, потому что кричали со всех сторон, это было непривычно. Мы только что вышли с общего номера-визитки, нам надо было переодеть костюмы, перешнуровать коньки за 15 минут. Это очень стрессовая ситуация, в которой мы просто не привыкли выступать. Перед тем, как встать в стартовую позу, у нас запланирован мимический диалог достаточно сексуального серьезного характера, все-таки это «Бурлеск». Макс кричит, я понимаю, что мне сейчас нужно поворачиваться на Игоря, прямо в этот момент, а у меня губы трясутся, потому что я понимаю, что сейчас просто засмеюсь. Я посмотрела Игорю в глаза, вроде успокоились, но не знаю, какая уж там страсть в начале получилась. Но смешно было точно.

— Главный вопрос: пришли ли призовые?
Соня: Пришли (смеется).

— Много?
Соня: Да, много. И это хорошо. Большое спасибо федерации за то, что она поддерживает и мотивирует спортсменов в такое непростое время. Очень важно, что ты работаешь-работаешь-работаешь, а потом получаешь вознаграждение. Появляется чувство удовлетворенности, доделанной, законченной работы.

Игорь: В такой сезон, когда международных турниров не случилось, ФФККР еще и попыталась таким способом замотивировать спортсменов. И это действительно очень приятно. Просто огромное спасибо. И Первому каналу тоже. Это интересно и для спортсменов, и для зрителей, это более развлекательный формат. И спортсменам интереснее участвовать, в этом больше экшена, интертеймента. Возможно, и другие соревнования будут стремиться к такому формату, потому что это было классно.

— Вы увидели прилив новых болельщиков после турнира?
Игорь: Определенно.

Соня: Да, очень большой.

Игорь: Много людей писали, говорили, что не видели нас раньше, но теперь будут болеть. Это действительно очень приятно. Люди больше узнают танцы на льду, следят не только за одиночным. Это радует.

— Вы пропустили этап Гран-при в Москве из-за коронавируса. Расскажите, как болели, как пережили это.
Игорь: У нас получилась не очень приятная ситуация с коронавирусом. В тот момент переболела почти вся группа, включая тренеров. Сначала я просто переболел сезонным гриппом, потом, видимо, на фоне ослабленного иммунитета поймал еще и корону. Переболели мы все более-менее адекватно, без тяжелых случаев. Тяжелее всего было восстанавливаться.

Очень сложно после такой болезни прийти в ту физическую форму — выходишь на тренировку и не можешь делать работу, к которой ты привык. Когда ты готовишься к соревнованиям, работа более интенсивная, когда у тебя есть время до соревнований, ты проводишь более детальную работу. И даже ее было тяжело делать. Выходили с тренировок и думали: «Блин, когда же уже начнем нормально тренироваться, когда это закончится?» После обычной болезни такого не происходит. Ты вроде уже выздоровел, но твой организм настолько ослаблен, что приходить в себя было очень тяжело.

Соня: Очень хочется поблагодарить наших дорогих тренеров не только за тот сложный промежуток времени, но и за весь сезон, начиная с карантина. Самим выкарабкаться из этой ситуации сложно, но организовать целую группу, дать всем толчок, вдохновение, построить нагрузку так, чтобы спортсмены не перегружались, учитывая их физическое состояние. Спасибо им за выдержку, за терпение, потому что без них мы бы точно не справились.

«За Кубок Первого канала пришло много призовых. И это хорошо». Будущие звезды российской фигурки Шевченко/Еременко
(Александр Мысякин, Sport24 )

— Соня, ты сейчас учишься на первом курсе ГИТИСа. Расскажи, почему выбрала этот университет?
Соня: Я от природы гуманитарий. В спортивный вуз на тренера нужна математика, физика, биология, обществознание. Это мне совершенно не близко. Всегда знала, что хочу творческую профессию. И как раз в этот год Елена Анатольевна Чайковская набирала курс. Звезды сошлись.

Долго думала по поводу направления. Рассматривала и режиссуру, и актерские факультеты, но все-таки нужно было расставить приоритеты. Разложив все по полочкам, поняла, что фигурное катание на данный момент в моей жизни в приоритете, я направляю туда большинство своих сил, ресурсов, энергии. На качественное обучение с полной отдачей на режиссерском или актерском меня просто не хватит. Но я оставила это на тот период времени, когда закончу спортивную карьеру. А сейчас для меня это лучшее сочетание творчества и спорта, которое только можно было придумать.

На самом деле даже за одну сессию я очень многому научилась. Мы сидели на одной лекции и не понимали, то ли нам слушать, то ли нам записывать, то ли снимать на видео. Елена Анатольевна говорит такие вещи с таким жизненным опытом, с такой проницательностью. Мы просто сидели с открытыми ртами. Это не школа, куда ты иногда ходишь из-под палки, тебе говорят, что нужно знать все. А тут то, к чему ты действительно идешь и стремишься. Душа открывается. И на льду работа идет по-другому, потому что фигурное катание открывается под углом, с которого ты его еще не видел. Очень рада, что поступила, мне кажется, что это дает мне не только толчок на будущее, но и помогает в спорте, дает возможность пересмотреть взгляды даже на свое катание.

— Есть любимый предмет?
Соня: Любимого нет. Все гармонично. Могу сказать, что больше всего мне запомнилась история зарубежной литературы — за трое суток мы учили огромные тексты для экзамена. Я помню, как на тренировке учила Бродского, «Иллиаду» Гомера. Это было перед Гран-при России, и мы еще не знали, сможем ли поехать. Это был такой накал. Я киваю Ирине Владимировне (Жук, тренер дуэта. — Sport24), еду дорожку, а внутри прокручиваю Гомера. Мы не спали, учили эти огромные тексты. Это запомнится надолго. А в итоге преподаватель сказал: «Ну, ребят, это все на вашей совести, всем пятерки, все свободны».

Игорь: Ты выходишь на тренировку, а Соня тебе начинает зачитывать что-то. Очень полезно.

— Игорь, как ты начал заниматься артом и фотографией? Где берешь вдохновение?
Игорь: С детства этим увлекаюсь: то я рисую, то просто делаю что-то такое творческое. У меня мама поступала на архитектурный, я с детства рисовал, хотя не знаю, почему меня в художественную школу не отдали. Видимо, меня мама учила сама, я этого уже не помню. И со мной это по жизни идет, сейчас могу порисовать — привести мозги в порядок, сесть и поделать что-то руками — это очень успокаивает, расставляет все мысли по полочкам.

Это такая своеобразная терапия. У меня это перетекает и на медиа-формат, например, фотография. Вдохновение приходит от людей, от всего, что окружает. Музыка, люди, путешествия — везде можно что-то почерпнуть для себя. Мне очень нравится открывать для себя новых людей, которые не из фигурного катания. Я иногда будто открываю для себя совершенно новый мир, что люди могут делать какие-то вещи, о которых я и задуматься не мог. Это очень интересно и очень вдохновляет. Иногда правда появляется синдром Фомы или синдром упущенной возможности. Ты думаешь: вот, люди столько знают, столько умеют, а у меня все времени нет. А потом себя успокаиваешь: а вот они не смогут так выйти на лед и сделать твиззлы (смеется). Хочется больше знать, саморазвиваться, и это двигает тебя дальше.

— Говорят, что два творческих человека не смогут ужиться вместе. Как вам это удается?
Игорь: Мы изначально, когда вставали в пару, заметили, что немного разные по темпераменту — как инь и янь. Соня огненная, а я спокойный. Мы дополняем друг друга и приходим к какой-то гармонии. Соня может меня как-то подстегивать, мотивировать, а я могу притормозить, успокоить, если начнет разгораться. В принципе, мы нормально уживаемся. И это творческое начало только помогает, нам обоим нравится что-то новое открывать, узнавать — в этом мы одинаковы.

Соня: Не знаю, что я делала, если бы Игорь не был таким, какой он есть. Мы находимся в процессе вечного творчества, у нас такие же тренеры — здесь рождаются идеи. Невозможно избежать столкновения творческих людей, конечно, у каждого свои взгляды. Мы стараемся развиваться, направлять эти взгляды так, чтобы это было на общее благо. В нашей группе это так — все друг друга слушают, все друг друга уважают, и благодаря этому рождаются наши программы, наши достижения. Мы очень рады, что мы растем, развиваемся в этой атмосфере творчества.

«За Кубок Первого канала пришло много призовых. И это хорошо». Будущие звезды российской фигурки Шевченко/Еременко
(Александр Мысякин, Sport24)

— Обычно ваши танцы — это собрание нескольких современных композиций с четким ритмом, а в этот раз вы взяли за основу целостное сопровождение в более классическом стиле. Чья была идея и как проходила постановка?»
Игорь: Мы успели поставить программы до пандемии. Прямо к началу карантина закончили ставить, успели записать все и благополучно ушли на карантин. Эту музыку нам предложили тренеры, и мы решили попробовать что-то новое для нас.

— В начале танца Соня отстегивает верхнюю часть платья, и оно будто бы меняет цвет. Чья была идея сделать костюм-трансформер?
Соня: Это была моя идея. Я помню, как меня впервые впечатлила эта музыка. Она была несвойственная для нас, но тренеры сказали, что видят только нас в этой композиции. Я помню, как мы сели в машину Ирины Владимировны, у нее там динамики, она включила звук на полную. И я сижу как в 10D кинотеатре. Мне сразу представилась красивая подсветка, это должно открываться, это отшвыриваться, гром, молния. Не знаю, насколько удалось передать, но идея платья — на груди как бы бьет молния, и на юбке идет огонь. Это было сложно достаточно сделать. Когда я в первый раз озвучила эту идею, и у портнихи, и у девушки, которая рисует нам эскизы, глаза стали круглыми. Сначала не очень поняли, а потом заинтересовались. Самое сложное — сделать это технически, чтобы ничего не вылезало, не полнило, чтобы удобно все открывалось. Спасибо им большое за творческий подход и воплощение моих идей.

— Тренировки постоянно в платье проходили?
Соня: Мы уже несколько сезонов шьем два идентичных платья, одно полностью черное — его используем для открытых прокатов. А на соревнования я уже выхожу в другом цвете, другой ткани, где-то добавляются акценты. Я всегда так катаюсь, чтобы чувствовать себя комфортно. Бывало иногда, что я встаю в начальную позу, нащупываю эту застежку, а на адреналине риск повышается. Смотрю потом на себя по видео, у меня должен быть выразительный взгляд на судей, а он стеклянный: в глазах читается «открыть платье». Бывали на тренировках ситуации, когда платье не открывалось. Но на первой поддержке, когда Игорь меня кружил, оно раскрывалось где-то по дороге.

— Четвертое место на чемпионате России: какие эмоции были тогда, в Челябинске, и что чувствуете сейчас?
Игорь: Удовлетворение. Мы работали в активном темпе и откатали программы, как и планировали. Действительно, после чемпионата России было такое удовлетворение, что у нас нечасто бывает после соревнований. Результатом остались довольны. И тогда уже под Новый год нам сказали о том, что будут еще старты, Кубок Первого канала, и мы начали уже активно готовиться. Дополняли программы и в целом подошли к командным соревнованиям как к чемпионату России.

Соня: После ЧР было полное опустошение. Такого года, каким был 2020-й, у меня не было никогда. Даже если не брать вирус, случилось много всего: и школа, и поступление, в моей жизни многое поменялось, как и внутри меня. На протяжении всего года было сложно эмоционально, не всегда получалось себя собирать. Я не успевала отойти от одного события, перенастроить себя, как уже случалось что-то другое, жизнь вертелась вокруг меня, а я за ней не успевала. Это очень меня выматывало.

Чемпионат России стал точкой, которую очень надо было поставить в конце такого года. Я даже сделала пост в инстаграме на эту тему, хотелось высказаться. Подводя черту, можно сказать, что с этим годом мы справились, все трудности преодолели. Во время новогодних каникул у меня получилось отдохнуть и перезагрузиться. Вышла на лед с новыми силами.

Игорь: Да, ощущение было, будто мы идем в гору, на вершину. Ты идешь туда, тебе очень тяжело, но ты так хочешь увидеть, что будет там за этой горой, в новом году. Было очень важно завершить финальный турнир и поставить эту точку, как сказала Соня. Ты будто в шторме, тебя кидало везде, а потом наступил штиль. Умиротворение, опустошение, и все эмоции ушли. Ты выдохнул — как сначала сезона вдохнул, так и не выдыхал. После нового года начинаешь снова врабатываться. Это настоящая психологическая черта.

— Очень запомнилось, как вы болели за своих соперников Александру Степанову и Ивана Букина. Как дружить со своими прямыми конкурентами?
Соня: Саша с Ваней не наши прямые соперники, давайте, сразу определим. Конкурировать с такой парой очень круто, и нам к этому надо еще стремиться. Если смотреть объективно, сейчас есть ведущие пары, а за ними идет следующее поколение. И наши прямые конкуренты — это как раз то поколение, которое идет за тройкой.

За Сашу с Ваней мы очень болели, потому что мы и тренеры знали как никто другой, как им было тяжело. У них в сезоне первый старт получился чемпионат России. Это и так сам по себе очень волнительный старт, так еще и после такого перерыва. Мы и собиралась их поддерживать, и надеемся, что это помогло. Это и нам помогло, потому что мы приехали туда одной большой командой, мы друг за друга держались, как и весь тот год. Мы вытаскивали друг друга из сложных ситуаций, тренеры, специалисты помогали. Все, что мы делаем, это благодаря нашим тренерам.

Игорь: Во-первых, это очень приятно, когда ты выходишь и понимаешь, что ты идешь с большой командой. Нам было очень классно, когда мы еще в прошлом сезоне ездили на оба этапа Гран-при с Сашей и Ваней, много было веселых историй, ситуаций. Мы с ребятами очень хорошо дружим, и выйти и покричать друг другу — это уже как тренировочный процесс. Мы всегда поддерживаем ребят, потому что понимаем, как это нелегко.

— Ваша дружба появилась сама собой, или это и заслуга тренеров?
Игорь: Атмосфер действительно создают тренеры. У нас в группе нет стычек, все очень дружат. Но специально они нас никогда не заставляли «идите болейте». Наши дружеские отношения — это инициатива каждого.

— Есть какие-то определенные люди, которые вас вдохновляют, с которых хочется брать пример?
Соня: Вдохновение — такая вещь: то приходит, то уходит. Не знаешь, где оно тебя посетит и откуда появится. Можно почерпнуть от неименитого спортсмена ничуть не меньше, чем от кумира миллионов. На данный момент я не могу выделить кого-то одного, в том числе в ГИТИСе меня научили смотреть по сторонам и выделять что-то в каждом человеке. Сейчас я беру вдохновение от каждого спортсмена.

Игорь: Я полностью согласен с Соней. Считаю, это не очень хорошо, когда у тебя есть кумир — человек это или пара, — который является центром Вселенной. Нужно искать что-то вдохновляющее тебя, что-то хорошее в каждой вещи, в каждом человеке.

Соня: Хочу добавить, что меня вдохновляют только те люди, которые несут в себе созидательное начало. Я не люблю искусство, направленное на разрушение и людей, нацеленных на негатив. Искусство — перетекающая и перерождающаяся форма, которую всегда нужно подкреплять и дополнять позитивными вложениями. Здесь нет места обратному. Из поэтов меня больше всего сейчас вдохновляет Высоцкий. Вдохновляюсь его закалкой, им как человеком, очень поднимает настроение и воодушевляет.

— Есть какие-то прокаты фигуристов, которые вы можете посмотреть, чтобы поднять себе настроение, вдохновиться?
Соня: Я пересматриваю прокат Алены Савченко и Бруно Массо на Олимпиаде, это настоящее искусство. Сколько Алена прошла, это пример того, что невозможное возможно, надо только очень сильно захотеть. Я пересматриваю Тессу Вертью со Скоттом Моиром, когда они выиграли Игры-2018. Я вообще люблю их эту программу. Их эмоции тоже, понятно, что за медаль очень важная в их карьере, они через многое прошли. Я черпаю оттуда энергетику.

Игорь: Я не могу выделить какой-то определенный прокат, чтобы я прямо пересматривал. Иногда мне просто интересно посмотреть, как успешные спортсмены катали свои программы, с Олимпийских игр, когда у людей такие эмоции. Смотришь, как люди могут делать свою работу, это тоже может вдохновить. Понимаешь, что еще есть, к чему стремиться.

Соня: Я очень часто пересматриваю финал юниорского Гран-при в Канаде, и даже не наше выступление, а награждение. Наша пара тогда опередила вице-чемпионов всего на одну сотую, но это не так важно. Мы на соревнованиях в Канаде, и поднимаются три русских флага, и я помню, как мы тогда кричали гимн на пьедестале с Лизой Худайбердиевой и Ариной Ушаковой. По-моему, даже в трансляции было слышно. И я думаю, что хочу, чтобы так было всегда, то, к чему надо стремиться. Когда три российских флага в Канаде, это такая гордость за нашу страну.

— Если бы вам сказали влюбить человека в фигурное катание, показав им один единственный прокат, что бы это было?
Игорь: Я бы просто пригласил этого человека покататься на коньках, попытался бы его научить, показать, как это классно.

— Через синяки и боль?
Игорь: Почему через синяки и боль? Это не всегда так. Бывает, человек выходит на лед первый раз и будто всю жизнь стоял на коньках. Редко бывает, но случается. Мне кажется, это классно, просто понять, что это, как это, скользить по замороженной воде на каких-то железяках.

Соня: Я согласна, здесь важно не показать, а окунуть человека в эту атмосферу. Может, даже не самому кататься, а окунуться в атмосферу соревнований. Важно это видеть, чувствовать, слышать этот хруст льда. Я недавно занималась с маленькой девочкой, и она мне сказала: «Сонь, а коньки же умеют разговаривать?» Я спрашиваю, как они умеют разговаривать? Она отвечает: «Они скрипят, когда едут, значит, им что-то не нравится». Я же ей объясняла, что во время дуги конек не должен форсировать. У нас же считается высшим классом мастерства, когда катание беззвучно. Даже ребенок это так чувствует. Покажешь ты человеку картинку, ну да, классно. А если все-таки отвечать на вопрос, то я бы показала те прокаты, о которых уже упомянула. Для меня это выдающееся искусство на льду.

«За Кубок Первого канала пришло много призовых. И это хорошо». Будущие звезды российской фигурки Шевченко/Еременко
(Евгений Семенов, Sport24)

— Что бы вы сказали болельщикам в конце интервью?
Соня: Я хочу сказать, что без вас бы не было фигурного катания. Спасибо большое за то, что поддерживаете фигуристов, что интересуетесь этим видом спорта, видите его красоту. Мы работаем, чтобы удивлять, и вдохновлять вас, и взамен получать вашу энергетику. Это процесс вообще невероятный. Без вас ничего бы не получилось. Огромное спасибо.

Игорь: Соня все сказала. Реально, нам пишут большие сообщения, мы все читаем, пытаемся ответить. Когда присылают посылки из других стран болельщики, с которыми мы ни разу вживую не встречались… Они спрашивают адрес, потому что хотят прислать игрушку. Вот нам недавно связали игрушку, там шарфик, где написано «Соня и Игорь», присылают в инстаграмм. Это так мило. Люди настолько погружаются, и какая любовь должна быть к этому виду спорта, что они делают подарки. Это дорого стоит, это очень приятно. И ты понимаешь, что не зря занимаешься своим делом. Ты вдохновляешь людей. Это то, к чему стоит стремиться: вдохновлять других людей на какие-то хорошие поступки. Как говорила Соня, все искусство, оно созидательное. Приятно, что все эти люди очень добрые, всегда интересуются тобой, жизнью за пределами фигурного катания. Это всегда очень теплые слова и теплые встречи, когда к тебе подходят и говорят: спасибо, это было очень круто. Спасибо, дорогие болельщики, нам всегда очень приятно слышать от вас такие слова.

«За Кубок Первого канала пришло много призовых. И это хорошо». Будущие звезды российской фигурки Шевченко/Еременко
(Sport24)

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

Подписывайтесь на youtube-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх