Свежие комментарии

  • Александр борисов
    пиндосня она и есть пиндосня«В истории США не...
  • Юрий Бакулин
    А дурь со своими трусами нести на всю страну - это уже прилично стало?????Экс-ведущая «Спар...
  • Александр Павлов
    Пусть мне напишут. Я тоже свои продам.Экс-ведущая «Спар...

Губерниев в эфире «Когда все дома»: «Я был хулиганом, но считался гордостью школы»

Губерниев в эфире «Когда все дома»: «Я был хулиганом, но считался гордостью школы»

Комментатора Дмитрия Губерниева спокойным и не слишком эмоциональным удается видеть очень редко. Но в семейной программе «Когда все дома» у зрителей такой шанс появился. Губерниев там даже своих оппонентов по перепалкам не ругает. Sport24 посмотрел выпуск и выделил самое главное.

О маме

— Я безумно благодарен моей маме Галине Дмитриевне Губерниевой, потому что она была таким огромным локомотивом, который вел меня. Она говорила: «Не надо ничего бояться. Если тебе нужно зайти в какой-то кабинет, просто сначала постучи, а потом бойся. Потому что вариантов не останется — иди, заходи». Она меня приучила к тому, что нужно идти до конца, ставить цель и так далее.

Даже были моменты в работе, когда она меня жестко критиковала. Помню, один раз говорит: «Знаешь, я смотрела твоего коллегу, он тоже комментировал лыжи — мне просто стыдно, что ты мой сын. Ты все делал не так». Или она мне, допустим: «Что ты сегодня комментировал, как Набутов?» А потом прошли годы, уже претензий у нее практически нет ко мне, она говорит: «Слушала Набутова, он как ты».

О случайном попадании в греблю

— Это знаменитая история, когда моя мать стояла в очереди за колбасой и познакомилась с тренером Людмилой Балтрук. Она рассказала историю какой-то женщине.

И Балтрук говорит: «Я тренер по гребле, у меня он болеть не будет». Сказала адрес, мы поехали на Водный стадион. Мы не нашли базу и приехали ни с чем. То ли кто-то что-то не понял, то ли никто телефонов никаких не записал. Мы поехали во вторник, мама поговорила в субботу с тренером. А в следующую субботу мама отправилась в очередной поход за колбасой, в универсам на Речном. Там она опять встретилась с Людмилой Николаевной, которая сказала: «Ну вы что, балбесы, что ли?» Уже потом она рассказала, куда надо прийти. Вот так я начал заниматься греблей.

До места тренировок приходилось ездить по полтора-два часа, но я кайфовал от этой жизни, просто кайфовал, потому что это было классно. Мне говорили девчонки: «Пойдем в кино». Я говорю: «У меня тренировка».

О школьных годах

— Я знал, что буду поступать в институт физкультуры, я совсем, выражаясь современным языком, забил на алгебру с геометрией. Садился я напротив учительницы по биологии, она мне одному в классе рассказывала про то, про се, про пятое-десятое. Я вооружился огромным учебником по биологии для поступающих в сельскохозяйственные вузы, потому что знал: про пшеницу там точно будет больше, чем в обычном учебнике. И вот, когда был экзамен по геометрии, я не знал вообще ничего. Я все списал.

Хоть и был хулиганом, но считался гордостью школы. Гребец, я приехал из Франции, на регате выступал… Первый человек на Сходне, который был за границей при Советском Союзе, потому что никто дальше Химок не ездил. И у меня в портфеле была «Электроника-302». Никогда не забуду, как на какой-то перемене я сижу, и у меня концерт World Wide Live группы Scorpions, где Клаус Майне в Америке… «This song for you, California», — говорит он. И калифорнийские фанаты: «А-а-а!» Подходит ко мне директор школы Галина Борисовна Любушкина и такая: «Я тебе сейчас, Губерниев, покажу Калифорнию. Антисоветские песни слушать!» И вот сейчас мы дожили до того момента, что если ты слушаешь что-то про Калифорнию, то тоже могут возникнуть вопросы.

О дедушке и Валентине Терешкове

— Я горжусь тем, что на Олимпийских играх в Сочи, где я комментировал открытие… Там и Терешкова, и наши прославленные спортсмены шли. И мы, конечно, прописывали какие-то тексты. Я написал про дедушку. Он работал сварщиком шесть лет в 1960-е годы на космодроме «Байконур». И он варил вот эти… Назовем их «лепестки», которые вот так раскрываются, и взмывает вверх ракета. Мой дед как сварщик принимал самое активное участие в запуске Терешковой. Он мне каждый раз рассказывал: «Ох, какой же это был праздник! Мы, конечно, сильно выпили, а утром я не помнил, где нахожусь».

И вот, весь этот текст я рассказывал в тот момент, когда Терешкова шла с флагом вместе с нашими спортсменами. И больше того, я ей потом об этом рассказал. «Это прекрасно. Ты огромный молодец», — сказала она.

О поиске информации для репортажей

— Я до сих пор делаю вещи, которые среди коллег мало кто практикует. Георгий Георгиевич Саркисьянц, прекрасный был комментатор, я у него спрашивал, естественно. Он говорил: «Ты знаешь, когда к боксу готовился, например, к чемпионату Европы, я ездил на базу, садился с тренером, открывал тетрадку, встречался со спортсменами и записывал какие-то важные вещи». Я просек: «Когда-нибудь я тоже буду ездить комментировать».

И вот пришла пора, когда нужно было это делать, я приходил в Олимпийский комитет России, стучал в федерации, академическая гребля, гребля на байдарках и каноэ, плавание, лыжные гонки, биатлон. Знакомился с людьми. Кто-то меня уже видел по телевизору, кто-то говорил: «А ты вообще кто?» Обменивался телефонами, записывал информацию.

До сих пор, когда я приезжаю на биатлон, или на лыжи, или на плавание, или куда бы там ни было еще, я открываю эту тетрадку, подхожу к тренеру и говорю: «Так, Александр Логинов». И тренер мне начинает рассказывать, какой был проделан объем работы, где были определенные плюсы, где минусы, где проблемы со здоровьем, где еще что-то. Не надо разговаривать со спортсменом, он готовится. Как вот знаменитое, мне сейчас пеняют — «Ходит в номера к спортсменам». Ну как дуракам объяснишь, что на биатлоне все живут в одних гостиницах? И рядом со мной может жить Екатерина Юрлова, в соседнем номере. И мы с ней встречаемся за завтраком. И с Логиновым встречаемся.

О негативных моментах в работе

— К сожалению, так получается, что я периодически вступаю в клинч с кумирами моей молодости, которые сейчас возглавляют какие-то федерации, кто-то просто является громогласным ветераном. И мне пытаются рассказать, что я делаю не так.

Телевидение — сфера развлечения для людей. Поэтому моя задача, когда я комментирую биатлон, чтобы в эту единицу времени люди все-таки включили спорт при всем многообразии новостных программ, сериалов, географических историй и так далее. Мы боремся за зрителя. И поэтому я рассказываю людям о людях, поэтому мы делаем все-таки шоу. Для спортсменов, конечно, это тяжелейший труд. Для тренера, для того, кто мажет лыжи, кто точит коньки и так далее. Но для всех остальных это, безусловно, развлечение. Футбольчик там посмотреть, биатлон.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх