Свежие комментарии

«С Ларионовым можно поговорить как со своим». Интервью Афанасьева — о молодежке, ЦСКА и «Нэшвилле»

«С Ларионовым можно поговорить как со своим». Интервью Афанасьева — о молодежке, ЦСКА и «Нэшвилле»

Егор Афанасьев — не только проспект «Нэшвилла», которого клуб из штата Теннесси выбрал на драфте НХЛ во втором раунде, но и один из лидеров молодежной сборной России на последнем чемпионате мира. На турнире, где наша команда заняла четвертое место, Афанасьев стал ее вторым бомбардиром. А еще, выступая на правах аренды за родной ЦСКА, 20-летний форвард набрал 3 (2+1) очка в КХЛ. Sport24 поговорил с ним о самых значимых событиях в набирающей обороты карьере.

— Вы родились в Твери, но с достаточно юного возраста заиграли в молодежке «Динамо». Расскажите об этом.— Когда мне было 5 лет, родители переехали в столицу из Твери. Были секции престижных московских клубов: «Динамо», ЦСКА. Семьей приняли решение, что лучше на тот момент было перейти в «Динамо». В самой Твери я только научился на коньках кататься, со стульчиком ездил (смеется).

— Что побудило так рано уехать в Америку, почему решили развиваться как хоккеист там, а не в России?— Когда я играл здесь последний сезон, у меня были неплохие результаты. Мы выиграли с ЦСКА многое, все получалось. Вот и решили, что лучше будет развиваться в Северной Америке. Нужно было попробовать, понять, смогу ли я в Америке чего-то добиться. Ты не можешь зацикливаться на одном, нужно всегда пробовать что-то новое.

— Не видели на родине перспектив?— Нет, перспективы есть и в России, и в США, однако нам захотелось поехать за океан.

— Расскажите о лиге USHL.— Многие говорят, что там низкий уровень, однако сейчас мы видим, что в этой лиге играют русские ребята, тот же Гущин. Там ребята учатся, получают образование и заодно играют в хоккей. Они меня хорошо подготовили, благодаря им в том числе я был задрафтован во втором раунде. Многие ребята идут в колледж учиться, поскольку не всем суждено стать профессиональными хоккеистами. В этом плане, все здорово: человек имеет возможность выбрать, что для его жизни будет лучше.

— В процентном соотношении все-таки большее количество студентов выбирают учебу?— В колледже очень хороший игровой уровень. Все американцы с последних молодежных чемпионатов мира из колледжей. Они совмещают и учебу, и хоккей. Там собраны классные хоккеисты.

— В первом сезоне в USHL вы играли с русскоязычным защитником Яковенко, вы держались вместе или достаточно быстро подружились с остальными парнями? Как вас приняли в коллективе?— В первый год, когда мне было 16, я был один, однако уже на второй сезон нас было пятеро и мы, конечно, держались вместе. Нас все очень любили, команда подобралась просто топовая. В коллективе приняли меня здорово, никаких проблем не было, несмотря на то, что я приехал туда очень молодым.

— Как обстояли дела с английским?— Ехал я туда, совсем не зная языка. Как только приехал, старался сразу какой-то базис поднять, постепенно через тренировки и игры начал многое понимать и потом вкатился. Первый год был очень тяжелым, но потом быстренько адаптировался. Начал понимать их менталитет.

— На второй год в «Маскегоне» к вам присоединился Даниил Гущин — один из самых одаренных нападающих 2002 года рождения. Расскажите о нем.— Хороший парень, мы с ним частенько играли в одном звене, у нас многое получалось. Он очень талантливый, у него сто процентов все получится. Вот позавчера лакросс-гол забил!

— Другим вашим партнером по команде был сын Профессора — Игорь Ларионов-младший. Что вы можете сказать о его игре? Он демонстрировал что-то классное на льду, что могло бы показать — да, этот сын великого хоккеиста?— У него шикарное чувство паса и хоккейный интеллект! Мне с ним нравилось играть, он находил меня в очень неординарных ситуациях. Игорь часто выводил меня на огневую точку и мне не составляло труда забросить. Втроем с Гущиным и Ларионовым мы практически не играли, но какое-то время играли или с Даниилом, или с Игорем. Тренеры разбавляли нас, искали новые сочетания.

— Второй сезон вы закончили лучшим бомбардиром своей команды и вошли в топ-10 бомбардиров всей лиги. Что позволило совершить такой качественный скачок после не очень удачного первого года?— Я бы не сказал, что мой первый сезон был не очень удачный (смеется). Я был одним из самых молодых игроков лиги, но через работу и усердие смог прокачаться. Во втором сезоне я смог закрепиться в команде и все лето потратил на индивидуальные тренировки, мы часто выходили с папой тренироваться. Из-за этого в том числе и получился такой классный сезон.

— Как в минорных лигах устроена жизнь вне льда? Это зачастую маленькие города, потусоваться негде, как не сойти с ума со скуки?— У кого-то девушки есть, им точно не скучно (смеется). В основном в кино ходили, друг к другу в гости, в приставку поиграть. Вы правы, в таких местах действительно скучновато. Нет казино, как например в том же Лас-Вегасе, где, мне кажется, нет ни одного хоккеиста, который хотя бы раз не выходил в город утолить свой азарт. Ты сфокусирован на хоккее и почти ничто не мешает тебе развивать себя день ото дня.

— В сезоне-2019/20 вы перешли в лигу Онтарио — сильнейшую лигу из CHL. Расскажите об этой лиге: ходят разговоры, что там не очень качественные защитники и там достаточно просто быть нападающим, это так?— Я не знаю, какие специалисты такое пишут! В Онтарио потрясающие игроки высокого уровня: что вратари, что защитники. Сами понимаете, если лига топовая и оттуда каждый год выходят на высокие позиции драфта игроки разных амплуа, то там не может быть некачественных игроков. Русские защитники там тоже хорошие. Очень скилловая лига, она принесла мне огромный опыт и научила меня многому.

— Насколько сложно было играть против лидеров лиги Онтарио в том сезоне: Марко Росси, Коула Перфетти, Филиппа Томасино? Они действительно такие крутые?— Часто пересекались с ними. Перфетти из «Сагино» был в одном дивизионе, играли часто. С ними нужно играть поближе, они все очень технически оснащенные ребята. Лига хорошая, там каждый третий игрок такие как Коул.

— Вас во втором раунде задрафтовал «Нэшвилл». Что вы можете рассказать об организации? Кто после драфта с вами связывался и как видят вашу роль в команде на ближайшие годы?— Я могу выразить слова благодарности «Нэшвиллу» за то, что меня выбрали так высоко. Отличная организация, я не думал, что это будет именно «Предаторз», но, когда они меня задрафтовали, я был очень счастлив. Словами не передать, какие у тебя в душе чувства в такой момент — буквально взрывается все внутри. Поехали на сборы, сыграли предсезонку, остался очень доволен. Вице-генменеджер пишет мне раз в неделю, справляется о моем здоровье и всегда держит в курсе, они рассчитывают на меня. Разбираем с ними видео и плодотворно работаем.

«С Ларионовым можно поговорить как со своим». Интервью Афанасьева — о молодежке, ЦСКА и «Нэшвилле»
(Getty Images)

— Первые два пика команда потратила на двух игроков из лиги Онтарио. Томасино теперь игрок вашей системы. Что можете сказать про него подробнее?— Да, Фил очень крутой! Веселый, душа компании и просто классный хоккеист. Может завершить и отдать передачу в нужное время, не зря его выбрали в первом раунде.

— Как проходил ваш локдаун? Как часто в 2020 году выходили на лед после завершения сезона или в основном ограничивались занятиями на льду?— В одно время не было льда, только зал. Часто тренировался в зале. Если честно, не помню, как долго тренировался отдельно, но занимался в основном со штангой. Перед турниром Sochi Hockey Open я за две недели до матчей начал кататься, с тех пор уже на льду постоянно.

— Система «хищников» отпустила вас в КХЛ. Как на вас вышел ЦСКА, были ли другие предложения?— Мои права были за ЦСКА, поэтому других предложений особо быть не могло. Я уехал оттуда в молодом возрасте и сейчас вернулся. Когда было непонятно, что будет с хоккеем, на меня вышел армейский клуб и я отправился в аренду в Россию.

— Многие прочили вам игру в ВХЛ, однако вы находитесь в ближайшей ротации, подключаясь за игру в основе. Как это удалось?— Пусть пишут, я не особо обращаю внимание про это. Люди, которые такими вещами занимаются — не разбираются в хоккее. Их работа что-то писать, моя цель — с каждым днем развиваться и доказывать тренерам, что я могу больше.

— Какие впечатления от работы с Никитиным?— Игорь Валерьевич — потрясающий специалист, с которым мне отлично работается. Спасибо ЦСКА и Никитину за доверие, как ни крути, я молодой игрок. ЦСКА идет на первом месте на Западе и то, что мне позволяют выходить в матчах основной команды, заслуга Никитина в том числе. Они дают мне шанс, и я стараюсь оправдывать ожидания.

— Опишите свои эмоции после первого гола в КХЛ.— Я был очень рад. Первая игра и сразу забросил, это все дало мне огромную уверенность в своих силах. Эмоции захлестывали. Было очень приятно на таком уровне забросить шайбу. Но намного важнее, чтобы я играл каждую игру в основе. Делаю все для этого. Тренировочный процесс в Москве на высшем уровне, я очень горд играть прямо сейчас за эту команду.

— Чего от вас ждут в «Нэшвилле»? Скорее всего, после этого сезона вы уедете за океан и будете подключаться в основу? Что говорят в клубе?— Буду смотреть. Как я говорил ранее, со мной связываются каждую неделю. Никто не знает, что ждать дальше. Меня очень устраивает семья ЦСКА, если «Нэшвилл» отпустит меня еще на сезон, если я буду на том этапе не нужен, я с радостью останусь здесь.

— Как устроен процесс в тренинг-кемпе «Нэшвилла»?— Лагерь находится прямо на арене. Рядом отельчик, где все живут, но некоторые приезжают на тренировку из своих домов. Все проходит в обычном режиме, практически ничем не отличается от обычных тренировок в регулярном сезоне. Более молодые ребята заселяются в отелях и проводят тренировки. Тренинг-кемп обычно очень быстрый, не более двух недель. Потом уже начинаются предсезонные игры и основной сезон.

— Успели ли вы заценить сам город Нэшвилл, какие впечатления?— Классный город. Даже иногда слишком громкий (смеется). Его называют мини-Вегасом. Очень дружелюбные люди, первые впечатления были завораживающими. Мне особенно понравилось, что на первую предсезонную игру пришла вся арена, просто ни одного свободного места. Это говорит о многом, люди там живут хоккеем. Нечасто увидишь на предсезонке 18 тысяч болельщиков.

— Многие игроки рассказывали, что им присылают прямо карточки с данными и планом, который нужно выполнить в игре. Условно, сделать 4 броска, 2 хита и помочь команде блоками. Как в «Нэшвилле» с этим?— Нет, такого у нас нет. Играешь в хоккей, от себя, выходишь. Какие-то поправки в твой стиль вносятся, постоянно смотрят видео и разбирают ошибки. Но конкретных планов действий нет.

— Вам говорили, на кого из действующих нападающих «хищников» ориентироваться?— На кого-то из основного состава «Нэшвилла» я не особо похож. Может быть Арвидссон: так же любит бросать со всех точек, но он поменьше габаритами будет, чем я.

— Можете объяснить, какой хоккей вам близок, и есть ли команды, которые играют в таком стиле в атаке/защите, который вам нравится?— Я слежу пристально за НХЛ. Пока нахожусь в России не смотрю игры, поскольку они тут начинаются в 3-4 часа ночи по Москве, но не пропускаю хайлайты матчей на ютубе. Каждый сезон там частенько меняются сильные команды, сейчас еще нельзя сказать, кто точно будет в порядке. А так мне не особо важно, в какой тактической системе играть, главное показывать все, на что сам способен.

— У вас контракт новичка и вы, скорее всего, со следующего сезона будете подключаться в НХЛ или играть в АХЛ. Как с деньгами? Сколько стоит снимать дом? Насколько (в процентном соотношении) вы тратите и копите, как сложно дается быт? Насколько вы привыкли уже жить в Америке?— В молодежных лигах за тебя все оплачивают, поэтому пока я не особо с этим столкнулся. Погляжу, как это будет происходить, если я все-таки в ближайшее время доеду туда. Сейчас я ничего не могу загадывать, потому что я пока слабо представляю, как это работает.

«С Ларионовым можно поговорить как со своим». Интервью Афанасьева — о молодежке, ЦСКА и «Нэшвилле»
(Юрий Кузьмин, photo.khl.ru)

— Перейдем к МЧМ. Вы провели шикарный турнир с точки зрения личной статистики, но у команды не получилось. С чем вы связываете возможные неудачи?— Я отдал себя на максимум. Тыкать пальцем ни на кого не надо, у нас у всех не получилось. Выигрывает и проигрывает вся команда. Да, мы проиграли, мы просим прощения у болельщиков, которые не спали ночами и поддерживали нас. Но для каждого игрока это бесценный опыт, многие станут по-спортивному злее. Будем помнить, как мы стояли и смотрели на радостных ребят из других стран.

— Расскажите о Игоре Ларионове. Что вам запомнилось по короткой работе с ним в сборной?— Мне он нравится тем, что с ним можно поговорить, как со «своим». К нему всегда можно было зайти в его номер, обсудить игру, он всегда мог помочь советом с высоты своего громадного опыта. Всегда помогал разобрать ошибки каждому игроку, он очень чуткий и приятный тренер. У нас лично был очень хороший контакт.

— Стоило ли команде после первой неудачи с чехами продолжать гнуть свою линию? Или, может быть, стоило изменить стиль, подстроиться под соперников?— Мы 95% времени владели шайбой. Да, я согласен, что что-то не получалось, постоянно шли броски в ноги от защитников. Отказываться от стиля нельзя, однако какие-то тонкие коррективы, наверно, внести стоило. Но мы не можем сейчас говорить об этом задним числом. Нельзя изменить то, что уже прошло. Да, подстроиться под соперников можно было, что-то мы не сделали. Однако сейчас нужно смотреть и думать только о будущем.

— Почему так сильно не получилось с Канадой? Вы испугались хозяев?— Я думаю никто не пугался. Какие-то ребята перегорели, для многих это один из самых важных матчей в жизни, для кого-то единственный МЧМ. Не все могут справляться с эмоциями и давлением. Все играли против канадцев на максимуме, мы хотели выиграть, но многое не сложилось.

— Что было с обстановкой внутри команды? Как тренерский штаб реагировал на поражения?— Тренеры почти не повышали тон на нас. После чехов все всё понимали, обидно было проиграть, там все шло удачно. Ту игру мы забыли практически сразу. Что касается игры против финнов, то конечно мы все были морально опустошены после игры с Канадой — поскорее хотелось забыть все это и где-то мысли были не о текущей игре. У нас не было эмоций. Ты пытаешься вытащить из себя 130%, но будто клюшка падает из рук. У нас там еще и гол отменили, тогда это было, наверное, отправной точкой неудачи в матче за третье место.

«С Ларионовым можно поговорить как со своим». Интервью Афанасьева — о молодежке, ЦСКА и «Нэшвилле»
(iihf.com)

— Что происходило в раздевалке, когда пришло осознание, что уезжаете без медалей?— Все были расстроены, никаких эмоций не было. Расписались на майках, чтобы что-то осталось в памяти от коллектива, партнеров и тренеров. Собрали вещи и поехали.

— Русские хоккеисты за океаном уже давно обсуждают общественно-политическую жизнь в стране. Как вы к этому относитесь?— У каждого есть свое право на выражение мнения. Лично я спортсмен, в данный момент я играю в хоккей и меня политические дела не интересуют. Однако я прекрасно понимаю тех, кто что-то говорит, это их право.

— Наверняка вы уже представляете, как вас вызывают в НХЛ, и вы там забрасываете первую шайбу. Уже прокручивали в голове эти моменты? Какие у вас ближайшие цели для того, чтобы добиться этой глобальной цели? В каком направлении вы сейчас работаете, чтобы как можно скорее заработать вызов в главную команду?— Конечно, представлял! Каждую вещь представляешь в своей жизни. Мы вот представляли, что с золотом уедем из Эдмонтона, а в итоге без медалей. А так да, когда я был помоложе, я грезил об этом, сейчас стараюсь двигаться шаг за шагом, думаю, все придет само собой.

«С Ларионовым можно поговорить как со своим». Интервью Афанасьева — о молодежке, ЦСКА и «Нэшвилле»
(Sport24)

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх