Свежие комментарии

  • Крикун Александр
    Противно слушать таких горе - комментаторов, болеть можно за кого угодно, но не в "рабочее" время.Кроме того у него п...«Такая цензура — ...
  • Otto
    «С первой минуты ...
  • Otto
    «С первой минуты ...

«Я не считаю, что Драчев — провал». Губерниев о биатлоне, коронавирусе, алкоголе и походах в номера к спортсменам

«Я не считаю, что Драчев — провал». Губерниев о биатлоне, коронавирусе, алкоголе и походах в номера к спортсменам

Спортивный комментатор Дмитрий Губерниев дал большое интервью ютуб-каналу МИТЬКoff, в котором рассказал о новых биатлонных перестановках, коронавирусе, походах в номера, заработке и благотворительности.

О перестановках в тренерском штабе сборной России

Тренеров назначают, чтобы уволить. Не мы это сказали, так всегда было. В этом аспекте меня смущает элемент непорядочности к Валерию Польховскому и Кабукову с Королькевичем. С кем-то я знаком больше, а с кем-то меньше. Есть ощущение, что вакантный пост главного тренера, как вот то «жжж, которое неспроста». Так и здесь. Это с учетом того, что Польховский в когорте наставников фигурирует.

Со всеми поработаем. Соскучился по Каминскому. Мы с ним сто лет знакомы. С Шашиловым отношения не такие близкие, с ним только на внутрироссийских соревнованиях виделись. Команда хорошая. Молодцы, что молодежь оставили. Волкова подключили, Максимова тоже. Верю, что Макс вырастет в ультра-специалиста. Тот же Истомин, несмотря на все к нему вопросы со стороны ветеранов. Конечно, Коновалов, Загурский. У нас какой-то круговорот Загурского в природе. Каждый раз наблюдаем. Эти люди нужны российскому биатлону. Наверное, как и Белозеров.

Кто станет президентом СБР 11 июля?

Я не считаю, что Драчев — провал. А то все опять говорят про нашу дружбу. Я спокойно посматриваю с горы, как в том анекдоте про опытного и зрелого быка и его юного подручного. Сидим на этой горе. Я вижу атмосферу открытости в команде, профессионализм. Тренерский штаб делал все, что мог. И Хованцев тоже. Мне жаль, что не дали доработать. Что-то получалось, а что-то не получалось.

Если Драчев останется, я не удивлюсь. Хотя, знаю, Майгуров пока раздумывает над своим баллотированием.

Я, кстати, знаю кто мог бы стать классным президентом СБР. Это Сергей Михеенко — генеральный директор футбольного клуба «Металлист», руководитель компании «Вебасто Рус», многолетний друг команды и спонсор приличный. Черезов может рассказать, что человек делал, когда там еще не пахло ни «Газпромом», ни Прохоровым. Он за личные деньги рации покупал, и при раннем Прохорове тоже. Михеенко и спортсмен великолепный, и управленец прекрасный. Его Кравцов знает. Он был бы лучшим президентом, но не пойдет. Бизнес и так далее.

Сейчас соврет тот человек, который скажет, что приведет за собой спонсоров и пообещает только хорошее. Хорошо будет, но не сразу.

О самоизоляции

Как приехал из Финляндии, самоизолируюсь на Сходне. Получается, больше двух месяцев. У меня участок позволяет бегать вокруг дома. Мне легче, чем другим. Дома стоит гребной тренажер. Есть гантели, утяжелители, хожу с палками.

Моя жизнь очень сильно изменилась. Никогда в жизни не был так долго дома. На днях моей телевизионной карьере исполняется 23 года. Я никогда не отдыхал больше 5-7 дней. Вот ты уехал на море, окунулся, вышел, поехал в аэропорт и с самолета идешь сразу на вечерний эфир. Чего дню пропадать. Я вообще легкий на подъем.

Плюс один — я вспомнил запах пота. Кто занимался, тот знает. Сейчас есть возможность заниматься спортом более систематизированно. Думаю, дальше буду продвигать это в свою привычную журналистскую жизнь. Нет худа без добра. Я чувствую, что похудел, мышцы больше стали.

Есть работа, выезды какие-то. У меня есть рабочий пропуск. Могу поехать и сделать какой-то материал или сюжет. Проекты остаются. Правда, отказываюсь от многого. В июне пройдут мощные мероприятия, к которым я буду причастен.

О коронавирусе

Почитал статистику и немножко обомлел. Правда, давно ничему не удивляюсь. Большое количество людей считают, что это запланированная история со стороны каких-то сил. Я к этому отношусь серьезно. Так вышло, что я из медицинской семьи. Мама работала фармацевтом в аптечном киоске одной из поликлиник. Сейчас она в группе риска. У меня много друзей из медицинской сферы. Ситуация тревожная и таковой остается. Не надо сейчас бежать и все отменять, конечно. С другой стороны, у нас есть вопросы к власти. И их нужно задавать.

Большое количество моих знакомых переболели коронавирусом, некоторые тяжело. К сожалению, несколько человек умерло. Моя критическая позиция к тем людям, которые вышли погулять или пожарить шашлыки, идет изнутри, я нетерпим к таким историям. Могу представить, что на опушке леса идет семья, никому не мешая. Они живут же вместе. Но когда 5-8 семей, и их там 20 человек на пруду, понятно, что они живут все в разных местах. Мне кажется, это граничит с безумием и безрассудством. Я человеколюб, поэтому так реагирую.

Поддерживаю все ограничения и продолжаю это делать. Где-то мы рано начали, но здесь возникает экономическая история. Хотелось бы, может, масштабной и адресной помощи. Это важно. Вирусы приходят и уходят, а кушать хочется всегда.

О соцсетях

Я сам веду соцсети кроме того, что во ВКонтакте — у меня там группа сподвижников.

Телеграм — наверное, желание высказаться, инстаграм — сначала тоже, я так дозирую немножко, но, конечно, он превращается в бизнес-проект. Там не так много рекламы, потому что мы с директором выдерживаем ценовую политику и не бросаемся из огня да в полымя. Но, в любом случае, довольно прилично пошумели.

Приходит какая-то копеечка. В начале самоизоляции у меня была мини-рекламная кампания одного банка, все остались довольны. Они обратились ко мне как к блогеру, и выхлоп был весьма неплохой — то, что потом видел я по статистике, то, что говорили мне они. Очень масштабный и солидный проект — реклама PokerStars. Естественно, я там открытый.

Когда пишу, я выражаю свое мнение. Но если я скажу, что не хайпую, то совру. Мне кажется, что это совершенно нормально. Я слежу за рейтингом цитируемости, мне нравится, что еще и телеграм попадает в тридцатку. По итогам последнего месяца я с деревянной медалью.

О Семине и журналистах

Я не докапывался до Семина, я докопался до коллег-журналистов. Но в итоге все это перекинулось на Семина. Это вопрос ко всем людям, которые, кроме Семина, по телевизору больше никого не видели.

Это из серии: идет выбор лучшего барабанщика страны. И в этот момент идет концерт Баскова, хотя у него прекрасный барабанщик. Но, условно, люди выбирают не Сашку Манякина из группы «Кипелов», не Удалого из «Арии», не Ефимова из «Круиза» — кого вспомнил, назвал, а того, кого по телеку показывают. Мне кажется, что это был камень в сторону журналистов. Мне стало обидно за профессию. Почему обиделся Семин, я не знаю, я его не трогал. А потом я стал более пристально следить.

Забавный случай с Хованцевым

Была интересная история. Было интервью Хованцева перед сезоном, я говорю: «Кто же будет бегать в женской команде?» Я сослался на легенду большевиков об уважаемом мной Александре Федоровиче Керенском о том, что тот переоделся в женское платье. Я сказал, что «переодевшись в женское платье, как Керенский, побежит Хованцев». И мы сидим у тренеров в первый день моего приезда в Швецию, сидят Белозеров, Норицын. Заходит Хованцев, видит меня, хлопает дверью и уходит.

А мне в работе очень везет, как Фандорину. На следующий день я иду, стоит Хованцев. Говорю: «Николаич, ну ладно обижаться». Мы с ним обнялись — Марфуша, нам ли быть в печали. И начали работать.

О сказанном и несказанном в эфире

Все, что происходит сейчас вокруг, так сказать, моих бывших кумиров… Вот, живешь, никого не трогаешь, а потом — бац.

Посмотрите, я же поздравляю людей с днями рождения, абсолютно искренне. Точно так же, как абсолютно искренне рассказываю про регионы. Людям наплевать, откуда Светлана Миронова, но, мне кажется, это важно для Мироновой, для ее тренера Шашилова, для Свердловской области, для губернатора Куйвашева, который спорт будет развивать. Это, правда, важно. Но, представляешь, ты не поздравил олимпийского чемпиона с днем рождения, неважно кого. Просто забыл, вылетело из головы. Или помнил, но характер гонки не позволил. А потом — «А как ты мог? Ты кого, ты меня не поздравил». А если учесть, что про этого человека, в принципе, кроме тебя и меня никто даже не знает, при всех его заслугах.

И ты просто начинаешь фильтровать. Потом ты читаешь что-то про себя, что я такой, сякой. Думаешь, ну хорошо. А потом им всем обязательно что-то от меня нужно. А мне уже не хочется.

Дмитрий когда-нибудь обижался?

На обиженных воду возят. Было, конечно, неприятно. Но понимаете, в чем дело, я сейчас совсем взрослый, мне 46 лет будет. Раньше думал: вот, этот тренер будет, как мы будем и т. д. А сейчас мне совершенно наплевать, вот кто будет, с тем и будем. Какая-то переоценка происходит. Меньше спорт любить я не стал, меньше страну любить я не стал. Сейчас говорят, что я — самый громкий, самый патриотичный. Но мы все любим свою страну.

Как-то я сказал, что мы все в плане допинга какие-то вещи не понимали, какие-то вещи ты понял раньше, может, стоило обращать на это внимания, а мы все хиханьки-хаханьки. Вернуться бы, попробовать что-то изменить. Может, не было бы этого ужаса. По-журналистски чисто. И начинаешь копаться в себе. Нюансов было очень много. Конечно, сейчас эти своего рода удары в спину происходят, но я на них почти не реагирую. Сказать, что совсем не реагирую — было бы неправдой. Но, поверьте, брони достаточно.

О «стояках» русских биатлонистов

«Стояков» было два. Оберхофский — у Ваньки Черезова. После которого он подошел и сказал: «Слушай, ну, ты что-то очень жестко там». Сказал, что ему такое количество людей позвонило со словами обо мне. А я ему говорю: «Вань, ты репортаж посмотри, а потом мы поговорим». Потом он подошел ко мне и извинился, взял слова назад, сказал, что все было по делу.

Гараничев в Хохфильцене, команда останавливается, выходит Женя и говорит: «Слушай, ты меня в эфире оскорбил». Я говорю: «Господи, кем назвал тебя в эфире? Вспоминай». Выходит Антоха Шипулин и говорит: «Жень, ты совсем с ума сошел, что ли?» Я ему потом объяснил, сказал: «Жень, пойми, ты приседаешь, и вместе с тобой я приседаю, и вся страна, которая смотрит биатлон, тоже приседает. Поэтому, конечно, это имеет значение для меня, мы все за тебя переживаем. Даже если это сказано жестко, то ты, во-первых, наверное, это заслужил, во-вторых, эмоции никто не отменял, в-третьих, мы тебя очень любим».

О походах в номера

Что такое хождение в номера? Помню, в Оберхофе я пришел к Чепикову и Рожкову в 2004 году. Нужно было у Сережи Чепикова спросить про лыжи, у Сереги Рожкова спросить про его личного тренера. Это я все записал. Походы в номера были связаны исключительно с этим. Ну, чай попить, допустим, ребята часто звали после стартов. Но никогда в жизни, я всегда дистанцировался, когда даже моложе был. Сашка Бедарев, когда начинал, он с ними тусил, с Кругловым, с Черезовым, с Чудовым и т. д.

Мы живем с ними в одних отелях, номера часто напротив. Ты хочешь или не хочешь, вот это все… Когда я приехал на ЧМ по лыжам, подошли ребяты-сервисмены и сказали: «Димон, 235-й — номер Вяльбе, заходи». Потом, естественно, я пришел к Бородавко, по дороге встретил Серегу Устюгова, поздоровался. Потом к Маркусу Крамеру зашел. Потом увидел Белорукову с Непряевой, что-то мы там постояли. Понимаете, им же тоже это приятно — чувак из телевизора приперся, что-то про Евровидение спросили, про то, про другое.

Хочешь узнать о спортсмене — поговори с тренером. Я все время прихожу к тренерам с тетрадкой, с блокнотом и записываю. Мне рассказывают, что Логинов или Матвей Елисеев в мае сделали такой-то объем работы, затем кто-то приболел, здесь подключилась Альбина Ахатова, здесь Митьков, была такая-то сделана работа, потом пауза — у меня это все есть, мне это кажется важным.

Когда был футбольный ЧЕ-2016, один мой коллега жил в отеле со сборной Германии. И он часто не мог попасть к себе в номер: приходилось пройти тройной контроль французской полиции, французских спецслужб, четверной контроль немецкой полиции и охраны сборной. Ребята, если вы хотите, чтобы никто не ходил по номерам, наймите охрану. Но у вас денег нет, поэтому все мы будем ходить по номерам.

О романах со спортсменками

Нет, ну какие могут быть романы со спортсменками. Была симпатия на грани развития романов с представительницами разных, чаще летних видов спорта, связанных с водой. Но, так сказать, бог миловал в этом смысле.

У меня был мой самый главный роман, если говорить про Мишу Губерниева, который школу заканчивает. Но Ольга Михайловна Богословская к тому моменту уже была журналистом. Поздравляю ее с прошедшим днем рождения.

Об алкоголе

Не выпиваю, я не ханжа. Можно разное позволить. С учетом обстоятельств, бокал вина позволяю.

Алкоголь, конечно, зло. Но мы понимаем, что есть категория отдельных напитков из Шотландии или дистиллятов. Кстати, это не водка. Ужас какой-то. Вкус помню, но мне совсем не нравится. Много раз говорил, что у моих родственников были с этим проблемы. Я видел все изнутри. Поэтому я за культуру. Не буду бить себя в грудь и говорить: «Я совсем ни-ни». Проблем с этим нет никаких.

О проблемах бизнеса

Проблемы бизнеса чудовищны. Радуюсь за наших, которые стали богаче на 60 ярдов. Кому война, кому мать родна. Меня больше всего беспокоят люди из туризма, ресторанного бизнеса и других. Они же взяли кредит, думая, что сейчас пойдет вот это и это. Открыли ИП. А сейчас сидят голой попой на еже. Это шутки, конечно. Я считаю, что нужны дополнительные меры для поддержки этих людей. Им очень сложно.

Я наблюдал за полемикой Шнура и Пригожина, даже комментарии какие-то оставлял. Не буду становиться ни на чью сторону, но хочу заметить — я всецело поддерживаю дядьку, который предложил Тарзану поработать в такси. А что? Если нет работы, идите курьером или в такси. В 90-е тоже всем было сложно.

О Вячеславе Малафееве

Когда была история с Малафеевым, я извинился не сразу — просто там было внутреннее. Чуть позже я извинился. Но я отвечаю за каждое произнесенное слово. Сейчас со Славой мы дружим семьями, на связи. Кто старое помянет, тому, воистину, глаз вон.

Когда народ начинает, я там тоже что-то уже позже стал специально: «Вот, ты вспомни эту историю». Я понимаю прекрасно, что мои косяки — на века, косяки так косяки, классика уже. Позже со Славой у нас были телевизионные проекты, он мне подарил перчатки с автографом, сейчас еще одни подарит — те уже пришли в негодность, я в них мячики ловил. У нас прекрасные отношения.

О заработке

Зарплата на «Матч ТВ» — основной доход. Еще есть зарплата канала «Россия».

Если брать обычную жизнь, все мы много потеряли. Я не буду называть цифру, это к директору. Количество мероприятий… Даже не знаю, сколько их всего сорвалось. Я должен был работать на экономическом форуме, большом мероприятии, связанном с химической промышленностью, панели Минпромтогра, спортивных мероприятиях в Ижевске и Ханты-Мансийске. Масса история должна была быть. Сейчас неясно, а состоится ли это теперь или нет.

Доходы упали в несколько раз. Остались ли рекламные контракты? Сейчас завершается контракт с «PokerStars». Также я остаюсь рекламным лицом компании «Сударь». Прекрасные наши костюмы, фабрики. Легкой промышленности сейчас сложно. Там больше дружеская история, чем коммерческая, но люди платят мне деньги. Ведем переговоры с банками. Сейчас все немного забуксовало, но варианты есть. Работа ведется. На лето появляются мероприятия. Пусть и в сыром виде. Жизнь начинает возвращаться.

Самый большой гонорар? Все вопросы к директору. Были, конечно, несколько моих месячных зарплат. За час или два работы.

Блиц

— Тихонов или Резцова?— Да никого я не выбираю, ни Тихонова, ни Резцову. Знаете, мне по барабану.

Нет, понимаете, в чем дело: как спортсмена, я Анфису застал как телезритель, я болел за нее, мы с ней вместе гос.экзамены сдавали, потом общались и т. д. Но я просто смотрю, что происходит и, естественно, какие-то вещи у меня вызывают оторопь. Поэтому я никого не буду здесь выбирать. Как спортсмены — выдающиеся, я им низко кланяюсь. Все, что происходит сейчас, это уже не ко мне, а к специалистам.

— Вяльбе или Семин?— Юрий Палыч, конечно.

— Шнуров или Пригожин?— Да я с обоими знаком. Может, с Иосифом чуть ближе. Я бы обоих их выбрал.

Я не большой фанат группировки «Ленинград», но поэт Шнур великолепный. Да и работали много вместе на корпоративах. С Валерией еще больше работали, с Иосифом видимся на каждом концерте.

— Познер или Михалков?— Интересная деталь. Я увлеченный Никитой Сергеевичем, мы с ним в очень добрых отношениях.

Знаешь, Познер однажды сказал такую вещь, которая меня очень сильно позабавила: «Я смотрю, как работает Губерниев, мне кажется странным этот ура-патриотизм, болеть за своих, потому что комментатор должен быть беспристрастным. «What the fuck?» — как говорят там, где есть один паспорт Познера. Смотришь на американских комментаторов, немецких и думаешь: они что, не болеют? И он сказал, что «мне эта позиция не близка», я даже как-то думал с ним на эту тему пополемизировать. Мы как-то вместе летели. Но говорили совсем о другом.

В этой ситуации кого бы выбрать… У всех своя правда. Я смотрел эти два последних «Бесогона», Михалков великолепен. Он прошелся по соперникам, как Мартен Фуркад в свои лучшие годы. Но, вместе с тем, я понимаю уровень вопросов, которые задает Михалкову Познер.

Не хочу выбирать, я всех их выбираю.

— Плавание или биатлон?— Летом — плавание, зимой — биатлон. Послушайте, я — счастливейший комментатор, я комментирую виды спорта, которые я с детства люблю, которые я знаю. Тем более, что сейчас плавание мне мешает комментировать Панкратов, хотя многие считают наоборот. Но мы с ним слились в экстазе, считаю, что у нас очень здорово, мы прям тандем-тандем.

Сейчас я выбираю плавание, потому что мне его не хватает. Я должен был в Токио поехать, грести, прыгать в воду.

— Гребля или лыжи?— Не буду я выбирать. Летом — гребля, зимой — лыжи.

— Кошка или собака?— Кошка.

— Евровидение или Олимпиада?— Олимпиада.

— Мутко или Матыцин?— Знаете, у меня к Виталию Леонтьевичу претензий минимум. Его косяки мы все знаем. Но его любовь к спортсменам, его любовь к спорту, к делу, его обаяние…

— Тихонов, Прохоров, Кравцов или Драчев — кто сложнее? Один из четырех.— Можно я выберу Кравцова и Драчева? Пусть будет тандем.

Губерниев в соцсетях, в эфире и в реальной жизни

Я в эфире — абсолютный я. Все, что я делаю в соцсетях — абсолютный я: эмоциональный, решительный, справедливый и добрый.

Конечно, в соцсетях я позволяю себе больше, и это нормально. Для того они и нужны. Это моя страница, я могу себе позволить говорить то, что в эфире не скажу никогда. По понятным причинам: не потому, что будет вопрос цензуры, а просто вопрос здравого смысла. Я такой, какой я есть.

О предложениях, работе и благотворительности

Да, я занимаюсь благотворительностью, но я не рассказываю об этом на всю страну. Делай добро и бросай его в воду. У меня есть близкий друг, очень состоятельный, мы принимаем какие-то решения, смотрим точно. Было бы странно не заниматься благотворительностью.

Мне предлагали возглавить какую-то спортивную федерацию, велись разговоры, но не более. Все знают, что я просто не соглашусь. Я — комментатор Дима. Я кайфую от своей работы, я люблю то, что я делаю. Как меня все еще не задолбал биатлон? Вот не задолбал. Еще и сезон был какой-то скомканный.

Я обычно в конце августа начинаю немного скучать. А сейчас я уже скучаю. Я кайфую до сих пор, это ощущение кайфа мне позволяет жить и работать.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх